Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Правоверный коммунист

Правоверный коммунист

Александр Голуб считается одним из представителей «нового поколения» в компартии. О характере и взглядах главного редактора газеты «Коммунист» можно судить по интерьеру его кабинета: на столе алые гвоздики, на стенах — вышитый гладью рушнык, православные иконы и антиглобалистские листовки. На груди — крест

000

 

Александр Голуб
Родился 19 июля 1967г. во Львове.
Закончил факультет журналистики Киевского университета им.Тараса Шевченко и Национальную юридическую академию им. Ярослава Мудрого.
в 1984?1985 гг. — техник-конструктор объединения «Укркинотехника».
в 1988?1993 гг. — собственный корреспондент газет «Львовская правда», «Милицейский курьер», «Вечерний Львов», «Благовест».
С 1993 г. — собкор в Украине газеты «Правда» (Москва). Первый секретарь Львовского обкома КПУ. Член президиума ЦК КПУ.
С 1998 г. — депутат Верховной Рады трёх созывов.
С 2002 г. — главный редактор газеты «Коммунист».

—Александр Владимирович, наверняка вам и вашим коллегам уже приходилось отвечать на этот вопрос. И всё же: как вашей партии, на словах защищающей интересы трудящихся, живётся в одной коалиции с партией, представляющей интересы крупного капитала?
—Живётся, честно говоря, непросто. Непросто далось нам и решение о вступлении в эту коалицию. Мы прекрасно понимали, что в таком формате не сможем реализовать свою программу. Но, с другой стороны, создание антикризисной коалиции и наше присутствие в ней смогло предотвратить гораздо худший вариант — блокирование Партии регионов с «Нашей Украиной». Если бы это случилось, Виктор Янукович и его партия практически вынуждены были бы подчиниться диктату Президента, диктату правонационалистических сил, а развитие внутриполитической и внешнеполитической ситуации пошло бы по совершенно другому пути. Мы, несмотря на небольшое количество голосов в парламенте, смогли это предотвратить.

—И как вы оцениваете такое сотрудничество спустя сто дней после его начала? Довольны ли коммунисты работой правительства?
—Конечно, нет. Но ведь нельзя быть всем довольным. Во-первых, правительство работает в условиях конкретных экономических показателей, которые невозможно изменить ни за сто дней, ни даже за год. Также выяснилось, что не все члены правительства и не все наши партнёры по коалиции согласны с теми подходами, которые предлагают коммунисты. Это касается вопросов приватизации, проблем государственной монополии на алкогольные напитки, табачные изделия, внешнюю торговлю. На наш взгляд, эти вещи могли бы наполнить бюджет и закрыть много социальных проблем. Но, к сожалению, в этих вопросах мы не получаем поддержки у наших партнёров. В тоже время я не могу сказать, что предложения, с которыми выходит наша фракция, полностью игнорируются. Скорее, наоборот, и премьер и вице-премьеры стараются идти навстречу нашим пожеланиям.

Влиять на ситуацию мы сейчас можем намного больше, нежели тогда, когда у нас была более многочисленная фракция. Хотя мы прекрасно понимаем, что участвовать в работе правительства мы можем только в рамках тех четырёх процентов, которые мы получили на выборах. Это повод задуматься не только для нас, но и для тех избирателей, которые за нас голосовали.

—Те, кто за вас голосовал, пожалуй, задумались тогда, когда КПУ поддержала отмену моратория на повышение тарифов на коммунальные услуги. Ведь объяснения коммунистов по этому поводу звучали как-то неубедительно…
—Позиция коммунистов по тарифам абсолютно понятна. Мы добивались этого моратория. Благодаря нам этот мораторий был установлен. Но после этого вице-премьер Клюев пообещал снижение цены на газ для населения. Также было принято решение о градации платежей, при которой богатые должны платить больше, люди среднего уровня столько же, сколько до повышения тарифов, а бедные должны быть обеспечены субсидиями. Поэтому мы решили отменить мораторий.

—Но на деле цены повысились для всех: и бедных, и богатых…
—Да, повысились. Но давайте будем откровенны: повышение тарифов заложило в бюджет правительство Еханурова. Невозможно прийти новому правительству и переиграть уже запущенные процессы. Под повышение этих тарифов также закладывались социальные гарантии и обязательства, которые давались тем правительством. Сложилась парадоксальная ситуация: либо не идти на повышение тарифов и срывать целый ряд социальных программ, либо повышать (что, к сожалению, неизбежно в сложившейся ситуации), но при этом учитывать интересы бедных слоёв населения.

—На какие ещё компромиссы может пойти КПУ? Где их предел? Что может заставить партию отказаться от участия в коалиции?
—Сила коалиции в том, что при всех различиях её участников, нам удаётся договариваться. Впрочем, есть принципиальные вопросы, которые касаются целого ряда социальных проблем, отношений с Российской Федерацией и странами бывшего Советского Союза, вступления Украины в НАТО, статуса русского языка, невозможности реабилитации ветеранов ОУН-УПА, которые воевали на стороне фашистских оккупантов. Эти позиции не могут быть предметом торга и компромиссов. Если эти вопросы коалиция будет решать вразрез с программой нашей партии, то, безусловно, наше присутствие в ней станет проблемой. Это также станет возможным, если партия почувствует, что с её мнением не считаются, её голоса используют для определённых голосований и не более того. Но на сегодняшний день поводов для подобных демаршей у нас нет. Скорее наоборот.

 

Старшее поколение и молодых коммунистов объединяют общие ценности
Старшее поколение и молодых коммунистов объединяют общие ценности


—Одним из доводов в пользу создания антикризисной коалиции было то, что она возродит тёплые отношения с Россией и благосклонность её руководства. В результате ничего подобного не случилось, и газ отныне мы будем покупать за $130.
—А что, газ по $260, который получают наши соседи, это лучше? Ведь с Россией испортили отношения не коммунисты и не антикризисная коалиция. Я уверен, не будь антикризисной коалиции, газ у нас был бы не менее $230 за кубометр. Ведь невозможно договориться за три месяца, когда отношения сознательно и целенаправленно разрывались на протяжении двух лет, а некоторые провокации продолжаются и сейчас. Я имею в виду министров обороны и иностранных дел, которые своими заявлениями подрывают позиции правительства и премьера.

—Этим вызвано желание вашего лидера добиваться отставки Анатолия Гриценко и Бориса Тарасюка? Но какие вы видите для этого механизмы, ведь упомянутые министры назначаются и увольняются Президентом?
—Я думаю, что всё возможно. Гриценко и Тарасюк постоянно ставят палки в колёса правительству, фактически срывая выполнение программы антикризисной коалиции, и создают напряжение в стране. Несмотря на то, что эти министры назначены по квоте Президента, его можно заставить отозвать их. Например, если им будет выражено недоверие в парламенте. Если волю парламентариев глава государства проигнорирует, то будем задействовать другие рычаги, которые позволят Президенту принять более адекватное решение по кандидатурам на эти должности. Одним из таких рычагов может стать финансирование министерств из бюджета.

—Вы также поддержали решение о создании следственной комиссии по министру внутренних дел Юрию Луценко.
—Честно говоря, мне трудно сегодня найти в стране человека, кроме господина Ющенко, который бы поддерживал то, что делает Луценко…

—Но ведь Луценко по показателям доверия населения занимает третью позицию…
—Я знаю, кто пишет эти социологические исследования. Вы лучше спросите у милиции. Мне во время наших акций довелось поговорить с громадным количеством сотрудников МВД. Я не видел ни одного милиционера, который, несмотря на субординацию, был бы доволен своим министром. Всё, что изменилось в милиции, это только форма у «гаишников». Мы с Луценко достаточно давно знакомы и у нас хорошие отношения. Он искренний, интересный и энергичный человек, но оказался непрофессионалом и вынужден выполнять определённые политические заказы.

—Почему КПУ, имея квоту на должности в правительстве, не делегировала туда своих представителей и причитающиеся ей министерские посты были отданы людям со стороны — один из которых — министр АПК Мельник вообще представитель правой УНП?
—Мы прекрасно понимали, что министры как представители партии не смогут в правительстве реализовать программу КПУ. Поэтому к кандидатурам на заполнение своих квот мы выставили два условия: профессионализм и отсутствие к ним претензий со стороны МВД и СБУ.

—Профессионализм — это, конечно, хорошо, но некоторых министров, утверждённых по вашей квоте, связывают с российским бизнесменом Константином Григоришиным.
—Можно сколько угодно говорить, кто кого и с кем связывает. Лично я не знаком с Константином Григоришиным. Я думаю, что мы не должны оперировать категориями «есть отношения — нет отношений», а исходить из того, используются ли эти отношения в коррупционных схемах или во вред государству. Вот так нужно ставить вопрос, а не рассуждать о том, кто с кем дружит. У меня тоже много личных друзей и в «Нашей Украине», и в БЮТе, но это не влияет на мои действия в парламенте.

—Финансирует ли Григоришин КПУ? Ведь номер 16 вашего избирательного списка, Евгений Мармазов, работал в компании этого бизнесмена, а номер 21, Сергей Бабурин, имеет офис в помещении, принадлежащем Григоришину.
—Мне ничего не известно о финансировании Константином Григоришиным нашей партии. Что касается Мармазова — это абсолютно не случайный человек, он из тех людей, кто возрождал Компартию. То же самое и Сергей Бабурин — ведь он первый секретарь Запорожского обкома КПУ. Именно заслуги этих людей и привели их в список. Я знаю, вы имеете в виду то, что в офисе Григоришина работала приёмная народного депутата Бабурина. В те времена власть могла преследовать или давить на тех бизнесменов, кто не был с ней согласен, и размещение приёмной Бабурина в офисе Григоришина было одним из способов защиты от государственного произвола.

—Результат КПУ на прошлых выборах был, мягко говоря, неудовлетворительным. Чья, по вашему мнению, в этом вина?
—Такой результат имеет две причины. Во-первых, мы готовились к конкуренции идей и не учли, что парламентские выборы, по сути, стали пролонгацией противостояния президентских выборов, личностной конкуренции между Ющенко и Януковичем. Дискуссий вокруг программ не происходило. Вторая причина состоит в том, что целый ряд партийных областных комитетов не смог адекватно ответить на вызовы современности. Во многих регионах мы работали по старинке. Есть объективный момент: в последние годы в партии обострилась проблема смены поколений. Старшее поколение, которое, возможно, идеологически грамотное и организованное, чисто физически уже не может работать с необходимым напряжением. Молодые люди и среднее поколение, которое сегодня есть в партии, готовы работать, но у них нет необходимого опыта. Они не проходили, как когда-то, школу комсомола, профсоюзов и так далее.

—А неудачная попытка смещения Адама Мартынюка с поста второго секретаря ЦК Компартии — это результат борьбы поколений?
—Я не расцениваю это как борьбу поколений. Это шаг к оптимизации деятельности партии. Дискуссия о целесообразности совмещения Мартынюком двух постов — вице-спикера и второго секретаря ЦК КПУ — ведётся ещё с прошлого созыва. Эта тема не возникла спонтанно. Мартынюк действительно руководитель и организатор высокого уровня. Однако объём работы, которую сегодня необходимо выполнять на посту второго секретаря таков, что её невозможно совмещать с чем-либо ещё. Более чем скромные результаты партии, полученные на выборах, показывают, что с внутрипартийной реформой мы опоздали на несколько лет. Поэтому данные посты должны быть разделены.

—В таком случае будете ли вы добиваться отзыва Мартынюка с поста вице-спикера парламента?
Я думаю, что этот вопрос Адам Иванович должен решить для себя сам. Он должен определиться, где он для партии более эффективен и ценен. Решение недавнего пленума ЦК по этому вопросу не является окончательным, партийный актив так или иначе к этому ещё вернётся. Это не вопрос личностей, а вопрос проблем, которые возникли в партии.

—Это правда, что на посту второго секретаря КПУ вы видите своего приятеля Игоря Алексеева?
—Здесь нет никакого секрета. На пост второго секретаря назывались две кандидатуры: моя и Игоря Алексеева. Но поскольку я занимаюсь газетой «Коммунист», а это громадный объём работы, которую мне интересно делать, я взял самоотвод и поддержал Алексеева. Думаю, что это достойная кандидатура. Человек при твёрдых коммунистических убеждениях, но над ним не довлеет негативный бюрократический груз прошлой Компартии.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.