Все статьиВсе новостиВсе мнения
Все статьи
Деньги
Красивая странаРейтинги фокуса
Операция "Реинтеграция". Роман Беcсмертный о том, почему ВР приняла закон, который не работает

Операция "Реинтеграция". Роман Беcсмертный о том, почему ВР приняла закон, который не работает

Бывший представитель Украины в минском переговорном процессе Роман Беcсмертный рассказал Фокусу о том, насколько принятый Радой закон о реинтеграции соответствует национальным интересам

2560

Роман Беcсмертный — один из ключевых ньюсмейкеров по минскому процессу, поскольку долго был представителем Украины в переговорной подгруппе. В апреле 2016 года он заявил о том, что прекращает участие в этом формате. Аргументация была абстрактной: "Технически я имел всю необходимую информацию. Но существуют пробелы в вопросах, связанных со стратегической целью". Пробелы, по информации Фокуса, — это противоречия с президентом Порошенко. О них, и не только о них, в интервью.

Вы не один год были участником так называемых минских переговоров, поэтому интересно услышать оценку Закона "Об особенностях государственной политики по обеспечению суверенитета Украины над временно оккупированными территориями в Донецкой и Луганской областях", принятие которого наделало много шума. 

— Мы ведь говорим откровенно? Поэтому давайте называть вещи своими именами. И форма, и содержание скандального закона не соответствуют тому, чтобы назвать это реинтеграцией и начать серьёзный процесс. Что я вижу? Манёвры вокруг этой темы, не более. Любой законопроект, тем более такой значимый, как этот, имеет несколько перспектив. Первая и наиболее важная — когда депутаты работают без суеты, и всё это впоследствии перерастает в серьёзный документ. Но для этого нужна иная процедура и другие стартовые позиции. Этого не было. В общем, закон вроде бы есть, но фактически он не работает.

Многие критики "реинтеграционного" закона говорят, что одним из ключевых его недостатков является то, что вопрос Крыма фактически выносится за скобки. Что вы думаете по этому поводу?

— Я не случайно сказал о том, что документ очень слабый, и речь тут не только в проблеме Крыма. То, что закон несовершенен, видно невооружённым глазом, но тут отдельно надо сказать и о форме подачи. Как это было сделано, видела вся страна. Собственно, это и спровоцировало столь эмоциональные настроения в Верховной Раде. Это вполне объяснимо, потому что там нечего было обсуждать и не за что было голосовать: содержание в документе отсутствует как вид.

"Давайте называть вещи своими именами. И форма, и содержание скандального закона не соответствуют тому, чтобы назвать это реинтеграцией"

Я считаю, что это не закон о реинтеграции, а набор норм, не отвечающих на большинство существующих вопросов. Зачем, спрашивается, называть реинтеграцией документ, в котором нет ответа на вопрос о сути реинтеграции? Этот законопроект можно назвать "о временном статусе оккупированных территорий", но это не закон о реинтеграции, об этом даже нельзя говорить.

И ещё. Я выступаю категорически против того, чтобы в этот документ втягивались ссылки на минские договорённости.

Кстати, о них. Вы вышли из минских переговоров. Но уйти, это, простите, легче всего, впрочем, как и критиковать.

— Это не так, и я поясню почему. В данном случае надо чётко разделять Украину на власть и народ. Так вот, если говорить о действиях власти, то они являются крайне слабыми и безынициативными. И это часть аргументов, которые послужили причиной моего выхода из переговорного процесса. Я очень ценю всё, что было сделано за это время, потому что получил ответы на многие вопросы, которые готов предлагать и реализовать. Поверьте, это не просто слова: работа и сегодня  продолжается в прямом смысле, проектном и организационном.

Насколько утверждённый депутатским корпусом закон о реинтеграции временно оккупированных территорий соответствует национальным интересам?

— Если взять за основу сюжет, который развивается вокруг этого закона, то в нём просматривается несколько составляющих. Первая — это милитаристский интерес, являющийся на сегодняшний день доминирующим. Вторая и тоже, увы, доминирующая составляющая утверждённого закона — это экономический, а если говорить прямо, то коррупционный интерес. Третий момент — политический, который тяжёлым грузом давит на всю Украину. Есть ещё социальная составляющая и гуманитарная, которые делают многих людей  заложниками ситуации.

Вы не сгущаете краски?  

— Отнюдь. Скажем так, при изменении политической ситуации многие люди могут оказаться под угрозой привлечения к уголовной ответственности. Это если говорить о гуманитарной стороне. А что такое социальная составляющая? Это то, что больше семи миллионов людей, втянутых в этот процесс, сейчас не знают, куда бежать и куда стучаться, чтобы получить помощь. То есть мы имеем предельно сложный клубок серьёзнейших проблем, распутать который и должен был закон о реинтеграции. К огромному сожалению, я вынужден сказать о том, что, мягко говоря, произошла подмена понятий. Обещали одно, а сделали совсем другое.

Экс-президента Ющенко часто критиковали за то, что он очень слабый игрок на внешнеполитической арене. Но короля играет свита: вы сейчас видите вокруг Петра Порошенко людей, способных действительно быть, а не казаться в процессе переговоров с нашими европейскими партнёрами?

— Не нужно всех мерить под одну гребенку. У нас есть разные люди и в армии, и в политике, и в правительстве, и в окружении президента. И сегодня также есть люди способные продуцировать и реализовать полезные для Украины идеи. Однако проблема в том, что мы живём в системе, когда глава Нацбанка, министр финансов и министр экономики — это один человек. Имя этого человека — Пётр Алексеевич Порошенко. Надо быть реалистами и понимать, что разрешить проблемы на всех этих направлениях одному человеку априори не под силу. Но понимания нет. В результате имеем фрагментарные ответы по всем абсолютно составляющим. И это, к слову, одна из ключевых причин, почему мы никак не можем разработать глубокий по содержанию документ, позволяющий совершать сильные, а главное, результативные  шаги на внешнеполитической арене. Но хотел бы ещё отметить, что в основе всего этого лежит не столько такой субъективный фактор, как институциональный. Не стоит забывать, что мы имеем модель, которая при любом развитии событий даёт результат со знаком минус.

31
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

https://www.dobovo.com/ru/
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.