Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса
Операция "Бабченко". Послесловие

Операция "Бабченко". Послесловие

Вроде бы успешная операция украинских спецслужб оставила после себя множество вопросов. Фокус искал ответы на главные из них

000

"Хрен там. Не дождутся. Я обещал умереть в девяносто шесть лет, станцевав на могиле Путина и сделав селфи на Абрамсе на Тверской? Я постараюсь это сделать", — написал в Facebook "убитый", а потом внезапно "воскресший" журналист Аркадий Бабченко. Его "гибель", оказавшаяся в итоге инсценировкой СБУ, обрастает мифами.

Что произошло?

Вечером 29 мая со ссылкой на друзей российского журналиста Аркадия Бабченко появилась информация о том, что его убили на пороге съёмной квартиры в Киеве. Вскоре это подтвердила киевская полиция. Народный депутат Антон Геращенко рассказал подробности: якобы Бабченко вышел за хлебом, в подъезде его поджидал киллер, выстреливший журналисту несколько раз в спину. В соцсетях появилась фотография мёртвого мужчины с пулевыми отверстиями, лежащего навзничь в луже крови.

На следующий день, около 17 часов, глава СБУ Василий Грицак и генпрокурор Юрий Луценко на брифинге заявили, что всё происходящее было "спецоперацией", к журналистам вышел живой и невредимый Бабченко. "Приходят какие-то люди, говорят: "Чувак, тебя хотят грохнуть. Конечно, чувствуешь недоверие: что за люди, почему? Во-первых, встреча состоялась с участием моих знакомых, они сказали, что с этими людьми были на войне, они это подтвердили. На первую встречу я ехал и не знал, что это за люди, куда мы едем — может, возьмут и грохнут, может, это подстава какая-то. Безусловно, были сомнения. Затем была первая встреча, пятая, десятая, начали всё это процессуально оформлять на первой же встрече. В конце концов я увидел, что люди работают, и начал доверять", — рассказал Бабченко о том, как он поверил украинским спецслужбам.

Кто знал о спецоперации?

Президент Пётр Порошенко, глава СБУ Василий Грицак, глава МВД Арсен Аваков, глава ГПУ Юрий Луценко (по информации источников Фокуса, не с самого начала событий), сотрудники силовых структур, непосредственно осуществлявших спецоперацию. Также в курсе была супруга самого Бабченко. В целом круг осведомлённых был очень узок — боялись утечки информации. Так, похоже, ничего не знал премьер Владимир Гройсман, осудивший убийство Бабченко на своей странице в Facebook, и глава МИДа Павел Климкин, выступивший с заявлением по этому поводу на Совбезе ООН.

Как на спецоперацию отреагировал Запад?

В целом реакция была возмущённо-негативной. "Осуждаю решение распространять ложную информацию о жизни журналиста. Государство обязано предоставлять правильную информацию общественности", — заявил представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Арлем Дезир. Аналогичное заявление сделали и в организации "Репортёры без границ". Многочисленные западные комментаторы также выражали недоумение действиями украинских спецслужб, подчёркивая, что те подорвали к себе доверие. В том числе возмутились давние "друзья Украины", например, глава МИДа Литвы Линас Линкявичюс. Он написал: "Я не понимаю таких "спецопераций", это для меня непостижимо. Конечно, единственная хорошая новость во всей этой истории то, что Бабченко жив".

"Воскресший". Главной сенсацией брифинга главы СБУ Василия Грицака стало появление "воскресшего" журналиста

На этом фоне резко выделялось заявление спикера службы внешних связей ЕС Майи Косьянчич. "Украина находится в очень особой ситуации, касающейся её безопасности, учитывая ситуацию в Крыму и конфликт на востоке страны. В этом контексте, как и все страны, Украина имеет право защищать свой национальный интерес и свою территорию", — заявила она. Позже руководители ГПУ и СБУ провели встречу с западными дипломатами, чтобы разъяснить всю эту историю, но никаких подробностей не сообщалось.

Зачем понадобилось проводить спецоперацию?

По словам силовиков, преследовались минимум две цели. Во-первых, получить железные доказательства того, что убийство Бабченко действительно планировалось. "Оперативная комбинация включала в себя информирование и даже фото, которое должно было привести заказчика и организатора к уверенности в выполненном заказе", — заявил Юрий Луценко. По словам главы ГПУ, подобная имитация преступления только за последние 2,5 года применялась более 30 раз.

Во-вторых, благодаря спец­операции удалось узнать о других убийствах, которые планировались российскими спецслужбами. Луценко уточнил, что организатор убийства Бабченко рассказывал о тридцати следующих потенциальных жертвах, а в результате "оперативной комбинации" удалось получить список уже из 47 человек.

Кто фигурирует в уголовном деле?

Ключевая персона — гражданин Украины Борис Герман, которого прокуратура называет организатором убийства. Он сын известного в советские времена "цеховика" Льва Германа, был помощником двух бывших народных депутатов, от Соцпартии и Партии регионов, занимается бизнесом. Главная фирма — совместное украинско-немецкое предприятие по производству оружия "Шмайссер". Ранее он уже проходил подозреваемым по уголовным делам за подделку документов и незаконное хранение оружия. 

По версии следствия, Герман в поисках исполнителя убийства вышел на Алексея Цимбалюка, который в качестве волонтёра и медика участвовал в вой­не на Донбассе. Ещё до войны Цимбалюк постригся в монахи под именем Аристарх, некоторое время жил отшельником. За убийство Бабченко Герман передал ему первый транш оплаты в $20 тыс., что зафиксировано на съёмке скрытой камерой. По словам самого Цимбалюка, он был ранее знаком с Германом и после получения заказа лично пришёл в СБУ, затем и началась разработка всей спецоперации.

На суде по избранию меры пресечения Герман рассказал, что к нему обратился "очень давний знакомый, который сейчас живёт в Москве", по имени Вячеслав Пивоварник. Тот якобы и заказал ему убийство Бабченко. По словам Германа, Пивоварник работает в "частном фонде Владимира Путина", который занимается организацией терактов и провокаций в Украине, вплоть до госпереворота. По данным российского издания The Bell, Пивоварник вёл в Украине бизнес, его партнёром был, в частности, деятель украинского старообрядчества Сергей Деев, в свою очередь связанный с ныне покойным российским генералом Леонидом Шершневым, основавшим в 2014 году Фонд помощи соотечественникам из Украины и Новороссии. Официальных комментариев по поводу роли Пивоварника в этом деле пока нет.

Источники Фокуса, в том числе среди значащихся в "списке 47", расходятся во мнениях о его подлинности

Линия защиты Германа, озвученная им в суде, сводится к тому, что он на самом деле был давно завербован "украинской контр­разведкой" и помогал ей обнаружить пути финансирования пророссийских сил и террористов в Украине. Что касается истории с Бабченко, то Герман, по его словам, координировал все свои действия со спецслужбами, передал туда полученный (очевидно, от Пивоварника) список 30 будущих жертв. "Мы знали, что будет ин­сценировка (убийства Бабченко. — Фокус), это всё было известно", — уверяет Герман.

Даже если допустить, что Герман действительно сотрудничал с украинскими спецслужбами (уже полгода, по его словам), то озвученная им на суде версия противоречива. Во-первых, Герман путается, говорит о своём сотрудничестве то с "внутренней разведкой", то с "внутренней контрразведкой", которую он противопоставляет СБУ. Во-вторых, конфликт между контр­разведкой и СБУ вряд ли возможен даже теоретически, поскольку департамент контрразведки является частью структуры той же СБУ. И вряд ли такой матёрый агент, которым себя представляет Герман, мог не знать этого простого факта.

Что за "расстрельный список" из 30/47 человек?

Одной из главных целей проведения спецоперации было получение списка следующих жертв российских спецслужб, их связей в Украине и физическая защита фигурантов списка. Изначально речь шла о тридцати людях, в первую очередь проживающих в Украине российских и местных журналистах, так или иначе неугодных Кремлю. Позже список "расширился" до 47 человек. По словам Луценко, его удалось получить от окружения подозреваемого Германа. 1 июня около двух десятков человек, якобы попавших в список, были приглашены на беседу в СБУ. Это в основном известные украинские журналисты из разных медиа. На встрече им якобы показали этот список, но лишь издалека, предъявили другие доказательства планов российских спецслужб, но со всех участников взята подписка о неразглашении. В итоге проживающий в Украине российский журналист Матвей Ганапольский попросил предоставить ему государственную охрану.

5 июня издание "Страна.ua" со ссылкой на источник в СБУ обнародовало якобы тот самый "список 47". Помимо вполне ожидаемых фамилий известных медийщиков (Юлия Мостовая, Виталий Портников, Леонид Швец, Денис Казанский, Павел Казарин, Роман Скрыпин и т. д.), регулярно критикующих российские власти, там обнаружились и совершенно неожиданные фамилии. Так, якобы Россия намеревалась "убрать" писателей Юрия Андруховича, Василия Шкляра и Юрия Винничука. А заодно известного в весьма узких кругах киевского анархиста Владимира Задираку и проживающего сейчас в Германии публициста, блогера, в прошлом активиста ультралевых организаций Александра Володарского. И радикального борца за украинский язык Ларису Ницой, вместе с националистом и ветераном АТО Дмитрием Резниченко и перешедшим на сторону Украины экс-эфэсбэшником Ильёй Богдановым.

При этом непохоже, чтобы СБУ спешила срочно брать под охрану всех фигурантов списка. "В понедельник сотрудник СБУ привозит повестку, в которой чётко сказано, что я свидетель по делу Бабченко, возбуждённого против Бориса Германа. С чего вдруг меня определили в свидетели? Что я могу знать об этом деле? На допросе я так ничего и не поняла: ни почему я свидетель, ни зачем вручали повестку, ни зачем меня позвали. Вопросов по делу не было, доказательств того, что я в опасности, не было. Даже список не показали!" — написала в Facebook журналистка Екатерина Сергацкова, переехавшая в Украину из РФ и получившая украинское гражданство.

Источники Фокуса, в том числе среди значащихся в "списке 47", расходятся во мнениях о его подлинности. В любом случае единственная более-менее правдоподобная версия, по которой столь разные по биографиям, сфере деятельности и взглядам люди могли разом оказаться мишеням российских спецслужб, — Кремль решил дезорганизовать самые разные общественные группы одновременно: от националистов до правозащитников, от махровых оппонентов нынешней власти до её адептов.

"Тайный агент". Подозреваемый в организации убийства Борис Герман заявил, что был завербован контрразведкой

При этом небрежный вид самого списка, в котором его обнародовала "Страна.ua", не особо внушает доверие: напечатанные разными шрифтами фамилии и имена, иногда с отчествами и датами рождения, иногда нет, где-то есть время и даже место рождения, где-то указан просто профиль в Facebook, а журналиста Алексея Братущака и вовсе назвали Александром. Вполне возможно, в списке указаны фамилии, которые украинские спецслужбы услышали во время проведения негласных следственно-розыскных мероприятий (НСРМ) по этому делу.  

В ГПУ заявили, что они не располагают "списком 47", в СБУ сперва объя­снили, что этот список никому не передавали, но затем все-таки подтвердили, что его достоверность.

Какие главные претензии к украинской власти в этой истории?

Разные. Прежде всего морально-этические и даже психологические. Может ли украинское государство обманывать весь мир, пусть даже ради заявленной благой цели? Стоит ли оно того? Каково теперь близким Бабченко, не знавшим о спецоперации, и тысячам других неравнодушных украинцев? Как теперь доверять всем сообщениям украинской власти об очередных гибридных преступлениях РФ против Украины? На все эти вопросы у власти ответ один: конечно, оно того стоило, спасение жизни человека — превыше всего, тем более, благодаря обману якобы удастся предотвратить убийство многих других людей, ещё и вскрыть агентурные сети Москвы. Глава МВД Арсен Аваков пошёл ещё дальше. "Вы что, хотели, чтобы Бабченко был убит, и вы на этом примере дали, вот — Amnesty International или "Репортёры без границ": у нас ещё один погибший журналист?!" — сказал он.

Более основательны обвинения в том, что власть постаралась извлечь из этой истории максимум пиар-эффекта для себя. Наиболее радикальные критики заявляют даже, что всё происходящее — постановка украинских спецслужб, что на самом деле планируемое русскими покушение на Бабченко — выдумка. Дескать, власть после ряда громких успешных терактов решила таким образом вернуть доверие к себе. А Бабченко мог и не подозревать, что является частью хитроумной политтехнологической схемы, поскольку проверить реальность намерений "киллеров" возможности у него объективно не было.

Но даже если отбросить конспирологию, поведение высших лиц государства критикуют из-за чрезмерной театрализации процесса. "Аркадий, в студию!" — так анонсировал появление "воскресшего" Бабченко перед журналистами глава СБУ Грицак. Но куда больше обвинений получил глава ГПУ Луценко, который прямо во время брифинга принялся зачитывать посвящённые убийству Бабченко посты политических оппонентов, призывая их "извиниться". Со стороны это выглядело как предвыборное сведение политических счётов. Пресс-секретарь генпрокурора Лариса Сарган пошла дальше. Она опубликовала в Facebook список "зрадофилов" — тех, кто успел раскритиковать власть за гибель Бабченко. Среди них нашлось место и вдове журналиста Георгия Гонгадзе, Мирославе, которая уже почти двадцать лет ждёт полноценного расследования гибели её бывшего супруга. Пафос представителей власти зашкаливал. Президент Порошенко назвал случившееся "третьим днём рождения Украины".

Даже если отбросить конспирологию, поведение высших лиц государства критикуют из-за чрезмерной театрализации процесса

Наконец, есть ряд объективных нестыковок в официальной версии. Начиная от того, что пресс-секретарь СБУ Елена Гитлянская сперва опровергла, что Цимбалюк-Аристарх является "киллером", а потом сама же подтвердила это. Почему изначально говорилось о списке из 30 потенциальных жертв, а в итоге их оказалось 47? Зачем было передавать одному посреднику, то есть Герману, список всех потенциальных жертв, если он в одиночку в принципе не смог бы организовать их убийство? Как и когда был получен этот список? Где доказательства связи между Германом и Москвой? Кто такой Пивоварник и в чём состояла его роль в этой истории? Почему в "списке-47" нет фамилии не только самого Бабченко (прокуратура утверждает, что Бабченко был своего рода "пробной жертвой" и не входил в список дальнейших целей Кремля), но и одесского активиста Тодора Панковского, чьё имя было оглашено во время судебного заседания по делу Германа? Почему всем потенциальным фигурантам немедленно не предоставили госохрану? Некоторые вообще узнали о том, что находятся в списке, из Facebook. Наконец, где те самые вещественные доказательства связи между РФ и планируемыми убийствами, ради которых во многом и пришлось организовывать спецоперацию "Бабченко"? И если такие появятся, убедят ли они скептически настроенную западную общественность, не говоря уже об оппозиционно настроенных украинцах?

Пока ответов на эти вопросы нет. Возможно, они появятся во время дальнейшего следствия.

Что думает о происходящем сам Бабченко?

Главный фигурант дела подчёркивает: он очень устал, всё всем объяснил, не надо доставать его лишними расспросами, ему предстоит обустраивать жизнь с нуля. Большой резонанс наделало его предложение СМИ заплатить $50 тыс. за эксклюзивное интервью. Как позже объяснил Бабченко, "если вы в первую очередь подумали именно о личном обогащении — это характеризует вас, а не меня", — подразумевая, что все деньги должны пойти на помощь украинской армии. "Аркадий Бабченко умудрился оскорбить чувства скорбящих по Аркадию Бабченко", — заключил он.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.