Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Юра, 7%

Юра, 7%
Избирательную кампанию Юрий Луценко начал раньше всех – не дожидаясь окончательной даты выборов. Анонсы митингов «Народной самообороны» идут по ТВ, а сами «самооборонщики» перемещаются с митинга на митинг чартерными рейсами – иначе везде не поспеть. Сейчас для них «урожайное» время,– как признался политик Фокусу – каждый месяц его сила поднимает рейтинг. Ей уже выгодно участвовать в выборах отдельно от «Нашей Украины»
000

 

Луценко Юрий

Родился 14 декабря 1964-м в  г. Ривне.
В 1989 г. окончил Львовский политехнический институт по специальности «электронная техника».
С 1991 по 2006 гг. – член Социалистической партии Украины.
1995–1996 гг. – председатель комитета
экономики Ровенской облгосадмини­страции.
1997–1998 гг. – заместитель министра по делам науки и технологий.
1998–1999 гг. – помощник премьер-министра Украины в. пустовойтенко.
С декабря 2000 г. – один из руководителей акции «Украина без Кучмы», главный редактор газеты «Грани плюс».
С февраля 2001 г. – член Комитета национального спасения.
С 2002 г. – народный депутат Украины, фракция СПУ.
С февраля 2005 г. по декабрь 2006-го– министр внутренних дел Украины в правительствах Тимошенко, Еханурова и Януковича.
С 2007 г. – лидер общественного
движения «Народная самооборона».
Женат, имеет двух сыновей. 



— Юрий Витальевич, судя по последним вашим заявлениям и высказываниям других политиков, вопрос создания «оранжевого» мегаблока уже не актуален…

— Почему, актуален. Я всегда был сторонником мегаблока, куда бы вошли БЮТ, «Наша Украина», «Самооборона», «Правиця»… Это дало бы гарантию, что не повторится многомесячная «спикериада», не повторится «премьериада». Если ещё в начале кампании договориться о том, кто будет спикером, кто премьером, — то для избирателей это было бы большим облегчением. Мне очень жаль, но Юлия Владимировна отказывается от такого блока. Конечно, это её право. Тем не менее, мы продолжаем переговоры в рамках блока, где основной силой является «Наша Украина».

— Почему же такие переговоры до сих пор не увенчались успехом?

— Для нас остаётся принципиально важной публичная письменная гарантия наших партнёров о невозможности вступления в коалицию с Партией регионов. Тут я не рассматриваю регионалов как врагов — за них голосуют такие же украинцы. Но это наши политические оппоненты, а коалиция должна быть есте­ственной.

— Разве вам мало публичного признания Вячеслава Кириленко недопустимости такой коалиции?

— Но, например, Иван Плющ говорит противоположное. Поэтому я жду заявления Президента. Хотя заявление Кириленко во многом сняло этот вопрос. Второй важный момент — как будет называться блок. Я настаиваю на том, что неприемлемо название «Наша Украина». Очевидно, что избиратель, которой голосует за «Самооборону», имеет несколько иные политические традиции. Поэтому мы и «Правиця» предлагаем поменять название — условно пусть это будет «Союз демократических сил Виктора Ющенко». Ещё один камень преткновения, из-за которого «Правиця» фактически вышла из переговоров, — это создание после выборов единой демократической партии из числа участников блока. Потому что нелогично объединяться, чтобы потом разойтись.

— А в «Нашей Украине» говорят, главная причина того, что блока до сих пор нет, — непомерные аппетиты Луценко — вы потребовали 30% мест в избирательном списке…

— Мы исходим из реалий и понимаем, что «Наша Украина» имеет минимум вдвое больше голосов, чем «Самооборона». Хотя изначально мы и претендовали на 30%, для общего дела согласились на квоту в 20% от списка. Хотя мы прекрасно понимаем, что проведём в парламент больше депутатов, если пойдём на выборы самостоятельно.

— Откуда такая уверенность?

— Самостоятельно нам под силу набрать более 7%, а это приблизительно 40 депутатов. Если мы присоседимся к «Нашей Украине» с её 12%, то вместе проведём около 100 депутатов. В этой сотне нам предлагают только 20 мест. Но дело даже не в этом. Треть или половина нашей команды — не чужие «Нашей Украине» люди. Многие были членами этой партии. Поэтому, я думаю, такой блок, независимо, будет там «Правиця» или нет, всё-таки состоится. Для этого нужно провести одну-единственную встречу с Президентом. А конкретно ответить на этот вопрос можно будет только тогда, когда станет известна дата выборов.

— Вам какая дата нравится?

— Выборы надо было проводить ещё вчера. Хоть это и невыгодно «Народной самообороне», поскольку мы каждый месяц поднимаем рейтинг. Главное, что это выгодно для страны. Сегодня дискредитировано практически всё: Конституционный суд, парламент, исполнительная власть, партии, даже митинги. Поэтому единственный выход — полная «перезагрузка» страны.

Луценко со товарищи в Рахове демонстрируют, что центр Европы неслучайно находится в украинских Карпатах
Луценко со товарищи в Рахове демонстрируют, что центр Европы неслучайно находится в украинских Карпатах


 Кто те люди, которых включили в свой избирательный список? На слуху только единицы…
— Мы публично «засветили» все 160 человек нашего списка. И я за каждого могу отвечать. Там не будет «котов в мешке». Мы, кстати, единственная политическая сила, которая открыто объявила о спонсоре ещё в начале кампании. Я имею в виду Давида Жванию. Причём, попрошу заметить, идеологически мотивированного спонсора, поскольку Жвания один из идеологов «Самообороны». Больше ни одного человека, который финансово помогает кампании, вы в нашем списке не найдёте.

— Это значит, что остальные финансисты «Самообороны» вне списка?

— Мне очень повезло — я имею только одного спонсора, который к тому же мне очень близок по духу. Накануне создания «Народной самообороны» Жвания провёл все необходимые переговоры и сказал, что мы не нуждаемся ни в каких дополнительных ресурсах, он сам в состоянии обеспечить кампанию. При этом ни одного места для так называемых «своих людей» он не потребовал.

— Но есть разговоры о других источниках финансирования «Самообороны». Намекают на ваши тёплые отношения с вице-премьером Андреем Клюевым.

— Я всегда был предельно искренним, хоть многие считают это хитростью. Я никогда не опровергал того, что у меня с Клюевым нормальные отношения. Иногда встречаюсь с ним — когда реже, когда чаще. Мне интересно с ним обменяться мыслями, но ни в коем случае не деньгами. Если я общаюсь с Михаилом Бродским или руководителем комбината имени Ильича Владимиром Бойко, это означает, что они меня финансируют? Каждый нормальный политик должен вести свою деятельность, не разделяя людей на «своих» и «чужих». А слухи будут возникать — о том, что нас финансирует Березовский, Кремль, Госдеп США, кто угодно.

— Сейчас ваша фамилия всё чаще стала звучать в связи с возможными досрочными выборами мэра Киева.

— Я считаю, что Киев заслуживает исправления своей ошибки, которая произошла на выборах городского головы. Вопрос не только в кричащей коррупции и некомпетентности Леонида Черновецкого — мне кажется, отдельные его заявления и поведение позорят имидж Украины. Хотя для исправления ситуации я не вижу другого правового пути, кроме решения уже новой Верховной Рады о перевыборах в Киеве. Это будет стопроцентная легитимность. И если это произойдёт, то я не исключаю, что приму участие в выборах нового главы столицы.

— «Народная самооборона» — проект «под лидера»? Сможет ли она существовать без вас?

— Уже может. Ещё несколько месяцев назад — нет. В самом начале это был лидерский проект, но я сознательно формировал самодостаточную команду, а не «гвардейцев Луценко». Хотя, конечно, мы понимаем, что сегодня общество больше прислушивается к персоналиям и для людей слово Луценко является важным. 

(Насколько поддерживается в «Самообороне» образ лидера, корреспонденты журнала наблюдали на минувших выходных во время митинга в Рахове, что на Закарпатье. В соответствии с традициями Майдана собравшиеся скандировали «Луценко, Луценко!». Самого его сквозь чересчур узкий проход в толпе охранники протаскивали чуть ли не на руках, что заставило вспомнить «митинговые» приёмы ещё одного оппозиционного вождя Юлии Тимошенко — Фокус)
— Вы заявляли, что после победы на выборах ваша сила готова возглавить МВД, Минюст, Генпрокуратуру. Вы, таким образом, собираетесь трудоустроить себя, Виктора Мусияку и Владимира Стретовича?

— Сейчас рано называть фамилии, но я могу сказать, что едва ли среди них будет Луценко. Тем более, что на каждый пост у нас есть два-три достойных претендента.

— Как вы оцениваете работу своего сменщика во внутриполитическом ведомстве Василия Цушко?

— У меня в прокуратуре есть «любимый» оппонент — г-н Ренат Кузьмин, комиссар донецкого клана в ГПУ. Так вот, он после многого вранья впервые сказал правду — с приходом в МВД Василия Цушко милиция и прокуратура стали единым механизмом. Это была искренняя правда, поскольку сейчас этот «механизм» выполняет две задачи: «отмывание» мафии и преследование инакомыслящих. Взять хотя бы «отбеливание» Владимира Щербаня или политическое преследование активистов «Самообороны».

— Какие ещё факты «политических преследований», кроме обыска в вашей квартире, вы можете назвать?

— Могу говорить о давлении на наших кандидатов в депутаты в Днепропетровске, Харькове, Херсоне, но мы не привыкли жаловаться. Тем более, я был министром внутренних дел и умею заранее получать информацию и защищать своих людей. Но меня пугает тенденция, когда правоохранительные органы опять становятся политически мотивированы.

— А возвращение Святослава Пискуна в Генпрокуратуру тоже политически мотивировано?

— Г-н Пискун — это отдельная тема. Я подозреваю, что у Президента не было другого способа для ликвидации тотального контроля Партии регионов над ГПУ при безвольном генпрокуроре Медведько. Святослав Михайлович в своём роде уникален. Но я хотел бы поблагодарить его хотя бы за то, что он остановил некоторые незаконные действия прокуратуры. Я не верю, что он может довести до конца резонансные дела. Но его заслуга хотя бы в том, что он не будет их закрывать.

— Когда вы уходили из МВД, многие говорили, что вы уносите с собой «чемоданы компромата». Но после этого вы не делали никаких разоблачительных заявлений. Ещё не время?

— Я не вижу смысла в таких заявлениях. Просто дела нужно доводить до конца. Было возбуждено 18 тысяч криминальных дел против чиновников бывшего режима, на общую сумму убытков в 22 млрд. грн. Эти дела лежат в сейфах Ген­прокуратуры, пока не «позеленеют».

— А что касается других резонансных дел: убийства Максима Курочкина, например?

— Из того, что я знаю об убийстве Курочкина, я не вижу ничего сенсационного. Там нет даже тени украинской политики, это исключительно внутрироссийские разборки. Я глубоко убеждён, что Курочкин бежал из России в Украину, но его достали тут.

— Сейчас много говорят о возможном «силовом варианте» развития событий. Что вы думаете по этому поводу?

— Мне кажется, паранойя, которой болеют некоторые депутаты, понемногу начинает заражать всё общество. Если их послушать, то уже выдали снаряды для танков и формируются «расстрельные списки».

— А заявления о покушениях на политиков со стороны чиновника президентского секретариата Валерия Гелетея не порождают эту паранойю?

— Заявления Гелетея, к сожалению, легли на тот самый грунт. То, как он подал важную информацию, я не считаю признаком профессионализма. Хотя могу подтвердить, что лично 9 апреля видел в центре Киева криминального авторитета Гиви Немсадзе, находящегося в международном розыске. «Товарищ» Немсадзе руководил раздачей каких-то ящиков для митингующих на площади Независимости.

— Вы, конечно, обратились с этой информацией в компетентные органы?

— Ну куда я обращусь? Ведь я никто и звать меня никак (Намёк на высказывание «регионала» Василия Киселёва заявившего, что «Луценко никто и зовут его никем» — Фокус). Я позвонил Гелетею. Тот позвонил заместителю министра внутренних дел, который ему ответил, что милиция сейчас занимается охраной митингов и им не до того. Это к вопросу о том, какая ситуация сейчас сложилась в МВД.

— Тем не менее, вы сами подтверждали информацию о возможной подготовке покушения на себя.

— Такие слухи меня всегда преследовали. Это нормальное явление для любого серьёзного политика. Я не сторонник того, чтобы выносить на публику всю эту «катавасию». Если бы я имел доказательства, что готовится покушение на меня или на любого другого политика, я бы обратился в СБУ или МВД. Сейчас я весомых доказательств не имею.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.