Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

Дежурный по Кабмину

Дежурный по Кабмину
Трижды министр Кабинета Министров и уже полтора месяца как член Партии регионов Анатолий Толстоухов рассказал о том, как Украина остановилась в шаге от крови, об отношениях с Гайдуком и Кучмой, о том, за что благодарен Ющенко и  почему он не встретил Юлию Тимошенко на ступенях Кабмина
000
Толстоухов Анатолий
Родился 2 января 1956 г. в Харцызске Донецкой области.
В 1978 г. окончил Орловский пединститут по специальности «История, обществоведение и английский язык».
Работал директором восьмилетней школы, заместителем редактора Волновахской районной газеты «Флаг труда».
В 1990 г. избран народным депутатом.
1997-1999, 2003-2005 гг. – министр
Кабинета министров.
2000 г. – зампред Киевской городской
госадминистрации.
С 4 августа 2006 г. – министр Кабмина.
Главный редактор журналов «Философская мысль» и «Практическая философия».
Женат, есть 2 сына.


— Анатолий Владимирович, как вы считаете, Президент, премьер и спикер договорились в одну ночь, потому что действительно испугались силового варианта? Кто из них больше испугался?
— Мы были близки к нему (силовому варианту — Фокус)… Думаю, страх, рождающий ответственные решения, — конструктивное явление. Другое дело, что «ночные бдения» на государственном поприще до сегодняшнего дня порождали больше проблем, чем положительных последствий.

— То, что выборы назначены на осень — в соответствии с требованием Партии регионов, — вы считаете поражением Виктора Ющенко?

— В компромиссах каждая из сторон что-то теряет. Зато происходит приобретение чего-то большего. ПР не выиграла, Президент не проиграл: Украина в очередной раз остановилась перед кровью.

— А что касается Януковича — почему он согласился пойти на выборы?

— Ну, понимаете, нельзя превращать страну в государство-импотента. Президент издаёт указы, а они не выполняются. Правовой путь говорит, что надо дождаться решения Конституционного суда. Но другая сторона на переговорах, не стесняясь, говорит, что она не будет выполнять решения КС. И так куда бы мы не пошли, мы упираемся в то, что мы сами себе «вороженьки», о которых поётся в нашем гимне.

— Но Виктор Фёдорович всё время говорил на майданах, что выборов не должно быть. Потом вдруг вышел и сказал диаметрально противоположное, не объясняя причин такого поступка. Разве это не его слабость…

— С точки зрения партийной, это действительно можно назвать слабостью. А с точки зрения государства, это поступок деятеля.

— Я знаю, что вы в хороших отношениях с уволившимся секретарём СНБОУ Виталием Гайдуком…

— К сожалению, не могу сказать, что мы поддерживаем отношения как таковые. Мы хорошо друг к другу относимся, хорошо друг друга знаем. Каких-то конкретных отношений у нас нет. Потому что в аэропорту встречи — это не отношения, а контакты. И мы не обсуждали политические вопросы.

— Но зная этого человека насколько вы верите в то, что он уволился, как говорят, из-за нежелания идти на какие-то радикальные шаги?

— Можете считать, что я это знаю! Такие планы предполагали, чтобы правительство оказалось вне игры, чтобы некоторые люди из правительства были нейтрализованы, чтобы город Киев стал площадкой, которая заменяет Майдан!.. В мире это называется подготовкой к силовым вариантам, к перевороту. И смотрите, какая получается интересная схема. 2004 г.: Ющенко в оппозиции — Кучма говорит, что это антигосударственный переворот. 2005-й год: Ющенко и Тимошенко. Уже Ющенко говорит, что Тимошенко планировала государственный переворот. Теперь вот 2006-й год: парламент говорил, что действия Президента носят все признаки антигосударственного переворота. Три года подряд, в стране после самой народной революции и после самых честных выборов фигурирует тема антигосударственного переворота! И во всех этих случаях только одна фамилия общая — фамилия Президента Ющенко! Я это придумал? Нет, это реальность.

— Сейчас много разговоров о том, что Партия регионов может пойти на выборы в блоке, например, с социалистами или эсдеками. Вы не считаете, что это будет грузом для партии? Ведь уже есть негативный опыт «Нашей Украины».

— У нас уже есть партнёры, перед которыми мы несём ответственность. Нельзя создавать коалицию национального единства, а потом перед выборами говорить, что извините, но нам не нужна коалиция и национальное единство, нам снова важен приоритет партии. Это политическая конъюнктура и борьба, но не политика!

Анатолий Толстоухов отмечает День окружающей среды на Житомирщине: «Я давно занимаюсь экологией»
Анатолий Толстоухов отмечает День окружающей среды на Житомирщине: «Я давно занимаюсь экологией»

 

— Но разве вам не кажется, что в блоке вы меньше наберёте голосов, чем отдельно?
— Если идти отдельно, то всё равно к одной общей цели. А если просто идти, чтобы набрать много голосов, — это глупо!

— Например, заключить сейчас коалиционный договор о большинстве в будущем парламенте…
— Ну об этом ещё рано говорить, это надо обсуждать.

— Если бы вы были лидером Соцпартии, вы бы пошли в блоке с Партией регионов? Многие говорят, что это может стать концом существования СПУ.
— Конец какой-то политической силы может быть началом рождения чего-то нового, может, например, блока левых.

— И что, такие идеи обсуждаются?
— Нет.

— Иван Плющ предлагает объединиться Партии регионов, БЮТ и «Нашей Украине». Как вы относитесь к широкой коалиции?
— Я считаю, что «Нашей Украине» нужно разобраться со своей внутрипартийной ситуацией, в своих отношениях, приоритетах и планах с БЮТ, а потом уже приглашать на серьёзный разговор Партию регионов или коалицию. Приходить и говорить: давайте придумаем новые правила игры. Я вам скажу, как логично было бы сделать. Нам нужен, грубо говоря, союз между левым берегом и правым? Да! Не получается он с коалицией, пусть премьер и Президент сделает его между своими партиями. Пусть подпишут комплекс обязательств.

— Этот сценарий сейчас обсуждается или это просто ваши предложения?
— Политик, который думает только о сегодняшнем дне, — это политик-трава… Потом приходят коровы, козы и всё съедают. Я могу лишь сказать, что к этому ведёт жизнь.

— На прошлых выборах вы шли по спискам ЭКО+25%, а на этих в чьём списке пойдёте?
— На прошлых выборах я просто не мог принять предложение Партии регионов, потому что я был членом Народно-демократической партии.

— А кто вас приглашал в Партию регионов?
— Виктор Фёдорович. Я объяснил, почему не мог это сделать. А в ЭКО+25% я пошёл, потому что это проект, который начинался с НДП и даже были поданы соответствующие документы в ЦИК. Но потом НДП пошла своей дорогой, а я пошёл в экологический проект. Я давно занимаюсь экологией, 10 лет возглавляю Всеукраинскую экологическую лигу. А сейчас я член Партии регионов. И скажу вам честно: я вступил в неё, когда стоять в стороне было нельзя. Это было мое решение, меня никто не приглашал.

— С Леонидом Кучмой вы поддерживаете отношения?
— Ну что значит — поддерживаю? Встречаюсь, обращаюсь.

— Вы до сих пор считаете, что он «мог бы быть у вершины славы, а оказался у подножия бессилия»?
— Да. Я так считаю. Есть отношение к Президенту, а есть оценка его действий. Я никогда не смогу оценивать его действия по-другому. И в то же время он для меня остался Президентом, я с уважением всегда буду к нему относиться.

— Если бы у вас был выбор пойти за советом к Виктору Ющенко или к Леониду Кучме, к кому бы вы пошли в нынешней ситуации?
— (Пауза) Я, наверное, попытался бы встретиться с обоими…

— Они для вас равноценны?
— Президент есть президент. Кучме я благодарен за то, что он меня сделал государственным чиновником. Ющенко я благодарен за то, что он меня сделал оппозиционером внутри государственной системы. При нём я прошел то, что проходили диссиденты. Я никогда ни на кого не обижаюсь, кто бы мне что ни сделал — я прощаю, только чтобы оно к нему не вернулось. Мы были депутатами, и один и другой, мы были членами одной партии с Ющенко (речь об НДП — Фокус). С Кучмой на этой почве у нас были многолетние стратегические отношения, которые привели к тому, что, например, не стало Лазаренко как премьер-министра. И если я буду из-за какого-то момента в политике всё это разрывать — это неправильно.

— Я знаю, что Генпрокуратура брала с вас подписку о невыезде из-за того, что вы подписали к выпуску «Урядовий кур’єр», в котором победителем президентской кампании был назван Янукович?
— Да, я год был невыездным. Когда нужно было, чтобы кто-то ответил за режим — выбор пал на нас с Табачником, последовала жесточайшая команда «фас»! Вот и всё.

— И каково было вам, когда после этого вы увидели в списках регионалов Святослава Пискуна?
— Я же вам уже ответил — я никогда ни на кого не обижаюсь. Потому что в Украине, особенно в политике, если хочешь на кого-нибудь обижаться, изойдёшь обидами и просто умрёшь.

— Но вы наверняка не взяли бы себе, например, в заместители Юлию Тимошенко…
— Задумываться над этим вопросом глупо хотя бы потому, что она бы никогда ко мне не пошла. И я вам расскажу вот что: когда мне утром в день её назначения сказали встретить Юлию Владимировну на ступеньках подъезда и провести в кабинет, я задал вопрос — у неё есть на руках указ? Мне сказали, нет. Когда она заходила, указ ещё не был опубликован. Это означает, что в здание заходил премьер-самозванец и я не имел никакого права проводить её в режимный кабинет. Я сказал, что её приведёт другой человек, государственный служащий, который обязан это делать. Я написал заявление в первую приёмную, и мы с Тимошенко так и не встретились.

— У вас в кабинете портреты четырёх премьеров: Лазаренко, Януковича, Тимошенко и Еханурова. Это для вас что? История?
— Я считаю, у нормальных правительств должна быть история. В какой-то момент эта история остановилась на портрете Лазаренко по той простой причине, что это было скандально.  В нынешнем году 27 июня исполняется 90 лет первому украинскому правительству. И мы не имеем права оставлять дыры в истории исполнительной власти, поэтому будут вывешены все. Вот эти последние работы выполнены художником Виктором Сидоренко, вице-президентом Академии художеств. Это всё, чего нам не хватало.

— Я знаю, что вы также ведаете хозяйственными делами Кабмина. Скажите, а кто оплатил поездку Януковича в Барселону для лечения колена?
— Правительство не оплачивало эту поездку.

— Но вы же ведаете этими вопросами?
— Какими?! Ну если ему завтра захочется в частном порядке куда-то полететь, для чего мне знать, кто это оплатит?

— Почему он отказался от помощи киевских врачей?
— Мне известно, что такие операции лучше делать либо в Испании, либо в Германии.

— А вообще, премьер Янукович в быту прихотливый?
— Я скажу так: мне общаться с ним просто. Но это вовсе не означает, что ты можешь позволить себе «расслабуху», не говоря уже о безответственности.

— Если коалиция снова придёт к власти, кем вы себя видите в такой ситуации?
— Я объективно могу быть министром Кабинета министров, министром по гуманитарным вопросам, могу быть министром образования, министром охраны окружающей среды, молодёжи и спорта. Так что я готов ко всему этому, а что будет, то и будет.

— То есть вы всё-таки верите, что опять вернётесь в это кресло?
— Ну во всяком случае у меня нет ощущения, что я сюда зашёл в последний раз.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.