Все статьиВсе новостиВсе мнения
Страна
Мир
Красивая странаРейтинги фокуса

15-летний Президент

15-летний Президент
1 декабря 1991 г. Леонид Кравчук был избран первым Президентом Украины. Успев поруководить страной всего два с половиной года, он навсегда стал частью её истории. После проигрыша на последних выборах блока «Не так!», по списку которого Леонид Макарович баллотировался в парламент, он ушёл из большой политики и занялся общественной деятельностью. В интервью Фокусу Кравчук вспоминает события пятнадцатилетней давности и комментирует свой уход из руководства СДПУ(о) и конфликт между Суркисом и Колесниковым
000
Леонид Кравчук
Родился 10 января 1934 г. в селе Великий Житин на Ривненщине.
В 1958-м закончил экономический факультет Киевского университета им. Шевченко.
1958-1960 гг. – преподаватель политэкономии в Черновицком финансовом техникуме.
1960-1967 гг. – консультант-методист, лектор дома политпросвещения, завотделением пропаганды и агитации Черновицкого обкома КПУ.
С 1980-го по 1989-й – завотделом пропаганды и агитации, заведующий идеологическим отделом  ЦК КПУ.
1989-1990 гг. – секретарь ЦК КПУ по идеологической работе, член Политбюро, второй секретарь ЦК КПУ, член ЦК КПСС.
1990-1991 гг. – председатель ВР УРСР, председатель ВР Украины.
1991-1994 гг. – Президент Украины.
1994 – 2006 гг. – народный депутат Украины.
1998-2006 гг. – член политбюро СДПУ(о).
Женат, имеет сына и дочь.

– Леонид Макарович, полтора десятилетия назад украинцы выразили желание жить в независимой стране, избрав вас своим Президентом. Какие чувства вы тогда испытывали? Каким вы видели будущее страны?
– Сейчас уже тяжело восстановить в памяти все детали и подробности тех событий. Единственное, что я хорошо помню: меня намного больше волновали результаты референдума о независимости, нежели результаты президентских выборов. Честно говоря, я знал, что меня изберут. Люди, которые тогда конкурировали со мной на выборах, просто не имели такого рейтинга. Но если бы Украина не стала независимой, то спрашивается: для чего ей Президент? И зачем мне быть главой государства без государства? Ведь 17 марта 1990 г. состоялся всесоюзный референдум, на котором большинство украинцев высказались за сохранение Союза, и отменить эти результаты Верховная Рада не могла. Их мог отменить только другой референдум. Я помню, как накануне 1 декабря мне звонил Горбачёв и говорил, что украинский народ не проголосует за независимость, потому что совсем недавно он голосовал за обновлённую федерацию.
Поэтому, когда уже после полуночи мне начали звонить из областей и сообщать о предварительных результатах президентских выборов, я непременно интересовался: а как прошел референдум? Что касается каких-то других чувств, то откровенно скажу – я не представлял себе того количества трудностей, которые встанут передо мной. Я точно знал, что они будут, но не мог представить себе их масштаб. Было лишь чувство огромной ответственности.

– Как независимость Украины воспринял мир?
– Я имел чёткое представление о тогдашней политической ситуации и в Украине, и в России, и во всём мире. Я знал, что Украина не является настолько могущественной страной, чтобы не подвергаться влиянию и с Востока, и с Запада. Очень хорошо помню, как накануне президентских выборов 1994 г. кандидата Кучму пригласили в Вашингтон и уже воспринимали его как реального Президента, который может повести Украину на Запад, в международные организации. Точно так же он ездил в Россию, встречался с Черномырдиным, и там тоже были убеждены, что Кучма пойдет на союз с Россией. То есть попытки влиять на внутреннюю политику Украины предпринимались как на Западе, так и на Востоке. Я помню мой последний президентский визит в Вашингтон. Я ещё был в пути, когда Россия заявила, что Украина не платит за газ и россияне будут «перекрывать трубу». Я прилетаю, а журналисты, встречавшие меня в аэропорту, спрашивают: «Вы знаете, что Россия отключает вам газ?». И что мне отвечать? Кстати, то же самое происходит и сегодня. Тогда северный сосед влиял на нас через энергоносители, прошло 10-12 лет, и ситуация повторяется.

– Что бы вы сегодня сделали иначе, чем в те времена?
– Если бы я мог представить тогда развитие событий, произошедших позже, то я, конечно, не согласился бы так просто и легко пойти на досрочные президентские выборы, тем более что решение о них было неконституционным. По большому счёту, выборы-1994 не были легитимными, так как за их проведение проголосовали всего 278 народных депутатов. И даже если бы проголосовали 300 депутатов, всё равно Конституцией досрочные выборы не были предусмотрены. Но я пошёл на них для того, чтобы показать: демократия должна строиться не на амбициях руководителей, а на процессах, которые происходят в народе. А в народе тогда была непростая ситуация.

– А решение об отказе Украины от ядерного оружия, как вы считаете, было правильным?
– В отношении ядерного оружия я поступил бы точно также. У нас просто не было альтернативы. Это оружие изготавливали в России, и Украина не имела к нему ключа, а также возможностей обслуживать и обновлять это оружие. Проблема была всесторонне изучена вместе с военными и учёными. И Верховная Рада приняла, на мой взгляд, очень правильное решение об отказе от ядерного оружия.

– Вы общаетесь со своими партнёрами по Беловежским соглашениям – со Станиславом Шушкевичем и Борисом Ельциным?
– С Шушкевичем — да. В середине сентября был в Белоруссии, ездили с ним в Беловежскую Пущу. С Ельциным не виделся уже года три. Раньше Кучма от него приветы передавал. Честно говоря, я не испытываю необходимости в общении с Борисом Николаевичем, как, наверное, он – со мной. Но, думаю, если такая необходимость появится, мы найдём возможность пообщаться.

– А с Леонидом Кучмой отношения поддерживаете?
– С Кучмой общаюсь очень часто. Созваниваемся, вместе ходим на футбольные матчи, как в Киеве, так и в других городах. Летали на чемпионат мира.

– В своё время возникла идея соз­дать клуб бывших президентов, чтобы они могли давать советы нынешнему главе государства…
– Согласно Конституции, экс-президентов не бывает, это звание пожизненное. Поэтому была идея создать клуб, куда входили бы все три президента: Кравчук, Кучма, Ющенко. Я считаю, что эта задумка может осуществиться только тогда, когда с подобной инициативой выступит действующий глава государства. Если ему это нужно, если у него есть вопросы, которые он хочет обсудить, если он доверяет своим предшественникам, то создание такого объединения только повысило бы статус института президентства. Например, в Соединенных Штатах Америки президент в отставке иногда выполняет поручения действующего президента, ездит с различными дипломатическими миссиями. У нас пока такой традиции нет.

Декабрь 91-го: первая клятва Кравчука-Президента
Декабрь 91-го: первая клятва Кравчука-Президента


– Какой самый главный совет вы дали бы Виктору Ющенко?
– Безусловно, Ющенко сейчас знает и понимает намного больше, нежели в 2004 г. Я наблюдаю за его выступлениями, действиями, инициативами. Они становятся более взвешенными, солидными. Но есть одно «но». Окружение Ющенко не подготовлено к управлению государством.

– Оно уже несколько раз менялось...
– Я говорю обо всех окружениях Ющенко – и прошлых, и настоящих. Ещё для меня стало неожиданностью то, что его партия, которая в любой ситуации должна быть со своим лидером, сейчас двигается в другую сторону от него.

– А не он от неё?
– Нет. Как лидер, Ющенко имел право на более жёсткие действия. И если он предлагал какие-то вещи по модернизации партии, советовал кому-то уйти с занимаемой должности, то он руководствовался не своей прихотью, а интересами народа. Ведь на Майдане были провозглашены абсолютно нормальные лозунги и программы. И кто должен выполнять эти программы? Партия, которая пришла с Президентом. Она должна была бы подобрать людей на государственные посты, организовать контроль за их деятельностью и обеспечить схемы выполнения провозглашённых программ. Такой была задача партии. Но они начали с битвы за кресла. Как результат, партия и Президент резко потеряли авторитет.
Их репутацию ещё можно было спасти после парламентских выборов. Потому что силы Майдана — социалисты, «Наша Украина» и БЮТ — могли создать коалицию, если бы они думали не о себе, а об Украине. А они начали бороться за посты. Формально кресло главы Верховной Рады действительно должно было бы принадлежать «Нашей Украине», но, зная ситуацию, они могли уступить амбициям Мороза, сделать всего один шаг назад и быть сегодня при власти. Однако этого не случилось, я даже не знаю – хорошо это или нет. Скорее хорошо. Сейчас, когда «Наша Украина» опять заявляет, что хочет взять власть, это выглядит немного комично.

– А может, это признак демократии. Ведь раньше и большинство создавалось, и спикер избирался не на Грушевского, а на Банковой, с применением административного давления.
– О каком давлении идёт речь? Президент должен был пригласить к себе одного человека и сказать: если мы сейчас не уступим, то можем вообще потерять власть. Какое тут давление? Это же однопартийцы. Но Президент смотрел на всё со стороны и призывал пожать друг другу руки. Но ведь демократия – не только слова, а и закон, и ответственность. Демократия без ответственности называется анархией.

– Говорят, дело даже не в Морозе. Президенту было всё равно, кто станет спикером, он хотел «оранжевую» коалицию, но без премьера Тимошенко.

– Теперь он имеет премьера Януковича. Он что, хотел премьера Януковича? Впрочем, я думаю, он сам не знал, кого хотел. Я искренне верю, что Ющенко желает демократии. Но «желать» и «уметь» – не одно и то же.

– Многие осуждали ваше активное участие в СДПУ(о), аргументируя это тем, что негоже первому Президенту связывать себя с какой-то определенной политической силой, тем более со столь неоднозначной репутацией.
– Нельзя использовать власть для нужд партии. Когда я стал членом СДПУ(о), то уже не был во власти. А демократия предусматривает в том числе свободу совести и свободу политических убеждений в рамках Конституции Украины. Моё членство в СДПУ(о) – не что иное, как реализация права на свободу политических убеждений.

– Почему вы вышли из руководства партии?
– Я остаюсь в партии, будучи её рядовым членом. Менять партию только потому, что на неё было вылито море грязи, я не собираюсь. Да, были проблемы, были ошибки, они и сейчас есть. Но так, как атаковали СДПУ(о), не атаковали ни одну партию. Я ушёл из руководства не потому, что партия плохая, а потому, что я собираюсь сосредоточиться на вопросах гражданского общества, вопросах контроля над властью и не хочу, чтобы эту мою деятельность связывали с одной партией.

– Сейчас много говорят о возможности досрочных парламентских выборов. СДПУ(о) как внепарламентская партия должна быть в них заинтересована.
– Досрочные выборы будут возможны только тогда, когда на них согласится большинство фракций в парламенте. Тогда также возникнет вопрос о досрочных выборах Президента и множество других вопросов: изменение избирательного барьера, проведение прямых выборов Президента или выборы его в парламенте. Всё это обострит ситуацию в государстве. Поэтому я считаю, что самое лучшее сейчас – найти взаимопонимание между конкурентами во власти и, в конце концов, принять законы и даже что-то поменять в Конституции, чтобы у нас не было двоевластия, противоречий, битвы за полномочия. Когда это произойдет, проблема досрочных выборов исчезнет сама собой. Что касается позиции СДПУ(о), то мы никогда не руководствовались собственными интересами. Если эти выборы будут вредить стране и обострять ситуацию, мы против таких выборов.

– СДПУ(о) была одним из инициаторов и последовательных сторонников конституционной реформы. Но сейчас уже всем очевидна её незавершённость. Вы будете поддерживать усовершенствования изменений к Основному Закону?
– Я вам одно скажу: нельзя подменять законы и Конституцию договорённостями. Вот, яркий пример. Я не могу сказать, что Юрий Луценко – самый плохой министр МВД. Но по Конституции министр внутренних дел подаётся премьером и Президент никакого отношения к этому не имеет. Ющенко с Януковичем почему-то договариваются, что МВД должна возглавлять креатура Президента. В результате выступает Луценко и заявляет, что он не работает в правительстве Януковича, а сотрудничает с ним. Это самый яркий пример игнорирования Конституции. Она далеко не безупречна, но по ней можно работать. Вон в Англии вообще нет Конституции, но там есть традиция, там знают: это вредит государству, а это не вредит. А если мы сегодня что-то приняли, а завтра говорим, что это плохо, то у нас власть никогда не начнёт эффективно работать.

– Не так давно возник скандал в Федерации футбола Украины. Донецкая областная федерация публично выступила против главы ФФУ Григория Суркиса. Как вы считаете, насколько эти обвинения обоснованны?
– Примечательно, что это дискуссия происходит не на фоне развала украинского футбола, а на фоне его подъёма. Я считаю, что конфликт должен решиться на конгрессе федерации. Но кто-то хочет сделать его публичным. Смотрите, как ведёт себя ТРК «Украина». Сначала одна программа с Борисом Колесниковым, потом вторая, где он позволяет себе личные выпады, говорит неправду. Даже когда выступает Ахметов, то от него не слышно ни одного обидного слова, а Колесников говорит языком торгаша. Но я как патриот не хочу, чтобы конфликт между грандами закончился серьёзными потерями для украинского футбола.

– В этом номере журнала Фокуса публикуется рейтинг перспективных политиков Украины. Как вы оцениваете тот факт, что после событий двухгодичной давности в политику пришло очень много молодых?
– Я всегда позитивно относился к приходу молодых в политику. Старшее поколение, ссылаясь на свой опыт, очень часто перекрывают дорогу молодым. Я думаю, что политики с опытом должны понимать, что они несут с собой много пережитков прошлого, желая или не желая того, они отстают от жизни. Возьмём хотя бы один пример – язык. Современный Президент без знания иностранных языков выглядит ущербно. А раньше это было нормально, раньше мы к дипломатам переводчиков приставляли.

– Видите ли вы сегодня среди тридцатилетних будущего Президента Украины?

– Вижу, но фамилии не скажу.
0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.