Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
<span class="label red">Трудности перевода</span> Украинский "гарбуз" — это польская dynia, а украинский "кавун" — польский arbuz, — переводчица Юлия Целер

Трудности перевода Украинский "гарбуз" — это польская dynia, а украинский "кавун" — польский arbuz, — переводчица Юлия Целер

Переводчица Юлия Целер рассказала Фокусу о том, как поступает с ненормативной лексикой при переводе и почему не стоит думать, что переводить с украинского на польский легко

2000

Перевод — ваша основная профессия или хобби?

— Это моя любимая, но не единственная профессия. Ещё я работаю литредактором, кроме этого, занимаюсь поиском интересных украинских книг для польских издателей. Мне нравятся языки, нравится играть с ними, поэтому я и стала переводчиком. Неудивительно, ведь я выросла в такой атмосфере. У меня дома всегда можно было услышать два или даже три языка.

Как вам удобнее работается — самостоятельно или в коллективе переводчиков?

— Я работаю в тандеме с мамой. Она мой верификатор. Украинский — родной язык мамы, поэтому она проверяет мой перевод. После этого я точно знаю, что книгу можно отправлять издательству.

КТО ОНА


Литературный редактор, переводчик с украинского на польский

ПОЧЕМУ ОНА


Переводила тексты Осипа Назарука, творческого коллектива "Аґрафка", Макса Кидрука, Михаила Булгакова

Вы переводили на польский книгу "Роксолана" Осипа Назарука. Какие сложности возникали при работе с этим текстом?

— Назарук часто не обращал внимания на правильность написания географических названий, фамилий или титулов в Османской империи. Можно сказать, он создал собственное правописание. К примеру, такое предложение: "Каравана с трудом зачала входити на гору Ваді-Будру". "Ваді" — это в турецком языке "долина", значит, гора не может так называться.

Были и красивые экзотические слова (в разных падежах): "фаландаш", "фарар", "муринка", "аняна", "бімба", "улюфеджи", "хуреби", "джобеджи", "топджи", "стрункі вежі деревляних мошей". Хорошо, что у нас был опытный консультант — переводчица с турецкого.

Можете ли вы заставить себя переводить по каким-то причинам неприятное вам произведение?

— Заставить себя? Нет, я не могу мыслить такими категориями. Конечно, не очень приятно переводить то, к чему не лежит душа, но я должна подходить к делу как профессионал: надо передать авторский замысел так, чтобы польский читатель мог его понять.

К примеру, в романе "Бот" Макса Кидрука есть сцена, в которой боты, двенадцатилетние мальчики в спортивных плавках, коллективно мастурбируют. Должна признать, даже читать это не очень приятно. Неудобно, стыдно, но что поделаешь: в тексте Кидрука этот фрагмент был очень важен для дальнейших событий.

Я же не цензор (смеётся). А непонятое произведение или фрагмент я воспринимаю как вызов. И принимаю его.

Роман "Бот" — технотриллер. В чём специфика перевода этого жанра?

— В технотриллере нередко встречается сложная лексика. К примеру, названия современного оружия, новейшие технологии, достижения современной науки — это не может не создавать трудностей.

Юлия Целер: "Говорят, если искусствовед — это несостоявшийся художник, то переводчик — несостоявшийся писатель. Наверное, что-то в этом есть"

В "Боте" попадаются фрагменты, которые касаются программного кода. Главный герой — программист, это он создал ботов, и только он может их победить. Эти фрагменты было сложно переводить, так как я не была уверена, что всё правильно поняла. К счастью, мой отец — программист, и по образованию, и по профессии. Он мне очень помог.

А специфика перевода? Ты никогда не можешь быть уверен в том, что поджидает тебя за углом.

В современной украинской литературе часто попадаются англицизмы. Как переводите их?

Ищу соответствующий англицизм в польском языке. Кроме того, я всегда стараюсь объяснять потенциально непонятные читателям слова. Даже если тех, кому это может пригодиться, будет 2%.

Переводя художественное произведение, сталкиваетесь с матом. Как поступите с ним?

Начинаю искать такой же нецензурный эквивалент. Нравится мне это или нет, выбранное автором слово следует оставлять.

Но выбор есть всегда: если текст меня слишком раздражает или вызывает неприятные чувства, я могу от него отказаться.

Чем произведения современных украинских писателей цепляют польского читателя?

— Сложно сказать, так как польский читатель до сих пор мало читает украинскую литературу. Переводов на польском книжном рынке не так и много.

Я надеюсь со временем это изменить. Например, приложу все усилия, чтобы найти в Польше издателя для последней книги Ирены Карпы "Baby travel. Подорожі с дітьми, або Як не стати куркою", а ещё для книг Макса Кидрука "Твердиня" и "Бот 2".

Кого из наших писателей всё-таки знают и любят польские читатели?

— В первую очередь Андруховича. А ещё его дочь Софию, Жадана, Прохасько, наверное, Забужко. Возможно, сюда можно добавить Ирванца, Издрика, Карпу. И, очевидно, Макса Кидрука.

"Польский читатель до сих пор мало читает украинскую литературу. Переводов на польском книжном рынке не так и много"

Есть мнение, что переводить с украинского на польский легко, ведь у этих языков много общего.

— Я с этим категорически не согласна. Каждый из этих языков имеет собственную уникальную мелодику, ритм; у их носителей разный менталитет, что, кстати, тоже важно при переводе.

И переводить с украинского на польский нелегко. Спросите, в чём подвох? Помимо прочего, в "ложных друзьях переводчика", то есть в межъязыковых омонимах, которые часто встречаются в речи. Такие слова звучат очень похоже, но в каждом из языков имеют своё, абсолютно непохожее значение.  К примеру, украинский "гарбуз" — это польская dynia, украинская "диня" — это польский melon, а украинский "кавун" — это польский arbuz.

Кого из современных украинских авторов вы бы с удовольствием взялись переводить и почему?

— Бесспорно, Люко Дашвар. Я очень люблю её книги, мне безумно нравится то, что в своих произведениях она сочетает современность с украинской традицией, фольклором. Реалистический, трезвый подход к жизни с тайной, иногда даже с магией.

Как вы готовитесь к переводу?

— О моей личной технике подготовки не расскажу, хочу оставить при себе некоторые секреты.

Скажу только, что всегда стараюсь лучше узнать биографию автора. Если в тексте есть исторический или политический фактаж, собираю информацию об этом периоде или событиях. Если говорить о последнем моём переводе, автор книги перепутал немецкие города, вместо "Кёльн" написал "Кіль". Кроме этого, вместо "группенфюрер" написал "оберштурмбаннфюрер", вместо "Айхман" — "Айсман". Мне, как переводчику, нужно быть внимательной и осторожной.

Многие верят, что стюардессы видят немало достопримечательностей в тех странах, куда летают. Есть ли какие-то стереотипы, связанные с профессией переводчика?

— Говорят, если искусствовед — это несостоявшийся художник, то переводчик — несостоявшийся писатель. Наверное, что-то в этом есть.

Фото: из личных архивов

20
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.