Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
В ожидании Годо. Как золотой голос Испании приучает украинцев любить классику
Знай наших

В ожидании Годо. Как золотой голос Испании приучает украинцев любить классику

Почему золотой голос Испании — в прошлом военный моряк Юрий Годо не хочет менять украинское гражданство и мечтает стать священником

2110

Впервые я увидел его на столичном турнире по профессиональному боевому самбо. Юрий исполнил в ринге гимн Украины, "Червону руту" Владимира Ивасюка и что-то из итальянской классики. Спустившись в зал под аплодисменты публики, он почему-то спросил у меня, одного из многих зрителей, кольцом окружавших ринг: "Ну как, нормально получилось?" Так я познакомился с солистом Madrid Opera Юрием Годо. Его композиции дважды завоёвывали музыкальную премию Billboard и были номинированы на Grammy. А испанские СМИ называли его лучшим тенором Испании.

Во второй раз мы встретились у него в студии, где Юрий занимается вокалом с талантливой десятилетней Полиной Овсепян, готовя её к участию в телепроекте "Голос країни. Дiти". Пока мы с Юрием разговариваем, Полина устанавливает камеру, перед которой должна петь.

"Ты лишнего не пиши, — просит Юрий. — Не надо ни о моём участии в Майдане, ни о войне. Давай лучше о музыке". Из-за этой просьбы за кадром осталось много интересного. Например, рассказ о знакомстве с Виталием Кличко, который после одного из концертов сказал Годо: "Я знаю, что можно вырубить кулаком, но чтобы голосом..."

КТО ОН


Оперный певец, бывший солист Madrid Opera, номинант премии Grammy

ПОЧЕМУ ОН


Вместе с режиссёром-постановщиком Виталием Пальчиковым создал музыкальные проекты "Бельканто по-украински" и "Арсенал-Опера"

О президенте Украины и короле Испании

Как могло случиться, что украинец стал лучшим исполнителем классики в Испании и получил кубок из рук короля?

— Многие считают меня счастливчиком, но я вижу в этом Божий промысел. Иначе как объяснить, что я, владея множеством профессий, стал оперным певцом и музыкантом. А всё начиналось с рок-группы в Зеленодольске, c участия в команде КВН Криворожского пединститута, где я учился, и с песен под гитару на Андреевском спуске.

Вот поёшь ты на Андреевском — и тут идёт король Испании...

— И тут идёт президент Украины Леонид Кучма. Тогда в Киеве проходили дни украинской диаспоры. Леонид Данилович с представителями, по-моему, канадской диаспоры неожиданно появился на Андреевском. А мы с другом-аккордеонистом как раз пели какую-то неаполитанскую песню. В хоровой капелле "Думка", где я тогда работал, зарплаты задерживали больше чем на полгода. В Киевской консерватории, где я учился, то же самое было со стипендиями. Спасали только выступления на Андреевском и в подземных переходах. Кучма остановился, послушал, поинтересовался, где мы работаем, пожал руку.

Когда же наконец о короле Испании?

— В 1998 году меня пригласил в Испанию на гастроли тогдашний замминистра культуры, а сейчас ректор Киевской музыкальной академии им. П. И. Чайковского Владимир Рожок. Я должен был выступить как солист с хором Киевской музыкальной школы им. Н. Лысенко. Импресарио Элеонор Гаго, послушав меня, предложила учиться в Испании и заключить контракт с её компанией Concer lyrica. Однажды после моего выступления в соборе, где короновались все испанские монархи, Элеонор сказала, что у неё есть для меня сюрприз. Не говоря ни слова, она отвезла меня в резиденцию короля Хуана Карлоса І. Король, видимо, был на том рождественском концерте. Он поразил меня высоким ростом, а королева — невероятным обаянием. Она восхищалась моими выступлениями перед детьми с синдромом Дауна — у меня было несколько таких благотворительных концертов в Испании. А с королём мы говорили в основном о рыбалке — он оказался заядлым рыбаком. В конце беседы монарх подарил мне серебряный кубок работы толедских мастеров. Это была первая значимая награда в моей вокальной карьере.

А как же титул "лучший голос Испании"?

— Журнал Оpera Actual объявил меня лучшим тенором Испании сезона 2004/2005. Потом я стал победителем в каком-то опросе знатоков оперного искусства, и мнение Оpera Actual повторили другие издания. И так было в течение трёх театральных сезонов. Честно говоря, признание приносило мне немало проблем. К примеру, один из моих педагогов, Эдуардо Хименес, после всех этих статей стал приветствовать меня словами: "Вот пришёл лучший тенор Испании. Сейчас мы посмотрим, как он умеет петь!" В такие минуты мне хотелось, чтобы журналистам понравился кто-нибудь другой.

Обед у Паваротти

Расскажи о своих испанских учителях. Правда ли, что ты учился у Паваротти?

— Меня учили лучшие мастера оперного вокала: Эдуардо Хименес, Хайме Аррагаль, Пласидо Доминго, Монсеррат Кабалье, Лучано Паваротти. С одной стороны, он выглядел счастливым человеком. Ведь ему удалось добиться во много раз больше того, о чём он мечтал. Но всё же в нём чувствовалась какая-то грусть. Мне кажется, он слишком мало времени уделял себе. Много времени он тратил на работу, много часов проводил с друзьями и с обеими своими семьями, даже после развода с первой женой. У него за столом находилось место для всех: от миллионеров до учеников.

Ты тоже бывал на его обедах?

— Каждый учитель кормит своего ученика — так принято. Эдуардо Хименес, к примеру, обычно кричал служанке, когда я приходил: "Мария, принеси Юрию чай!" А если я отказывался, он кричал: "Юрий не хочет чай, готовь для него обед!" Знаменитый тенор Хосе Семпере, к которому я ездил дважды в месяц, ни разу не отпустил меня без того, чтобы не угостить знаменитой валенсийской паэльей. Да и мой киевский педагог Владимир Тимохин, насколько я знаю, кормил всех своих учеников, живших в общежитии.

Чем отличается испанская публика от украинской?

"В Украине часто приходится сначала показывать публике, кто ты такой, демонстрируя силу голоса без микрофона, и лишь потом выступать"

— В Европе знают и ценят оперную классику гораздо больше, чем у нас. Там к ней относятся как к части своей культуры, ею гордятся. В Испании мне удавалось собирать на своих сольных концертах, проходивших на больших площадях, по 15–20 тысяч человек. В Италии при входе в театр общество "Друзья оперы" ставит две огромные корзины: одна с гвоздиками, а другая — с яйцами. И почти каждый, кто идёт смотреть представление, берёт и то и другое. Когда чувствуешь, что оценка твоего пения будет не только на словах, работаешь совершенно иначе (смеётся). Правда, яйца в меня не бросали ни разу за всё время моих выступлений за границей. Бывало, что свистели и топали, но в Европе это аналог аплодисментов.

Правда ли, что ты отказался от предложения короля принять испанское гражданство?

— Предложений поменять гражданство было несколько. Но они меня никогда не интересовали. Существует зов крови, который нельзя предавать.

Бельканто по-украински

В Западной Европе оперные солисты — обеспеченные люди, а у нас они часто с трудом выживают на нищенскую зарплату. Как ты зарабатываешь в Украине?

— В основном концертами. Недавно мы с моим другом, режиссёром-постановщиком Виталием Пальчиковым, создали проекты "Бельканто по-украински" и "Арсенал-Опера". В "Бельканто" собраны лучшие музыкальные произведения, как авторские песни — мои и моих друзей, так и песни других композиторов из Украины, Италии, Испании, Франции, США. Я исполняю их в сопровождении потрясающего украинского бэнда All stars quartet под руководством Евгения Селезнёва. Мы также поём Ивасюка, Мозгового, которых интерпретируем по-своему. Есть такая группа — Mecano, которую называют испанской Beatles. Её песня Hijo De La Luna прозвучала уже почти на всех языках мира, но на украинском её так и не исполняли. Мы сделали это.

Где тебе легче работать — в Украине или в Испании?

— В Украине труднее. На концерты часто приходят конкуренты, и это создаёт тягостную атмосферу в зале. На Западе такого нет, потому что для постановки оперы отбирают артистов со всего мира. При таком подходе никто не пытается доказать, что он лучше тебя. Раз человека отобрали, он априори достойный исполнитель. Кроме того, в Украине часто приходится сначала показывать публике, кто ты такой, демонстрируя силу голоса без микрофона, и лишь потом выступать.

"В Италии при входе в театр общество "Друзья оперы" ставит две огромные корзины: одна с гвоздиками, а другая — с яйцами"

 

Юрий Годо

о странностях европейских ценителей оперного искусства

Как заинтересовать классикой публику, как правило, не разбирающуюся в высоком искусстве?

— Виталий Пальчиков как-то восторженно сказал своим артистам за кулисами: "Молодцы! На харизме вытянули! На харизме! Пели, правда хреново…" (Смеётся.) Я к тому, что любую публику, даже не разбирающуюся в искусстве вокального пения, не обманешь. Ты либо честен с ней, либо нет. Кроме того, я стараюсь делать концерты максимально интерактивными, чтобы они больше напоминали общение, чем классические выступления. Поэтому не вожу с собой конферансье. На концертах я исполняю не только классические произведения, но и авторские, украинские народные песни в оригинальной обработке, классику шансона. Говоря о шансоне, я имею в виду не Круга с Розенбаумом, а Мирей Матьё с Шарлем Азнавуром.

Не предлагали ли тебе работу в Киеве? Как ты относишься к скандалам в Национальной опере?

— Именно из-за этих скандалов, формирующих тяжёлую ауру, я и не хочу работать в Национальной опере. Кроме того, многим моим друзьям, приходившим туда на прослушивание, говорили, что они "профессионально непригодны". Правда, вскоре после этого "приговора" их забирали оперные театры Парижа, Вены и Нью-Йорка.

Почему тебе не удалось пройти слепые прослушивания для участия в проекте "Голос країни – 2"?

— Честно на этот вопрос ответил только один из судей проекта — Олег Скрипка: "Ви – геній, але я не знаю, що з вами робити". В Украине так часто бывает — здесь просто не знают, что делать с талантами. Украина парадоксальная страна в этом смысле. С одной стороны, в ней невероятное количество талантливых людей. С другой — поп-музыка очень низкого уровня.

Как певец становится священником

Продолжаешь ли ты и сейчас сотрудничать с Мадридской оперой?

— Три года назад я прервал этот контракт, чувствуя, что приходит время открыть новую страницу своей биографии. Я с детства мечтал стать священником и теперь хочу окончательно перейти из большого музыкального мира в мир духовный.

Значит ли это, что на карьере профессионального певца ты поставишь крест?

О спорт, ты — мир. В юности оперного певца Юрия Годо от тюрьмы спасли занятия спортом. Правда, об увлечении самбо приходилось молчать, чтобы не оказаться в одной из преступных группировок

— Думаю, лет десять я ещё смогу выступать, но потом мне придётся уйти со сцены. Уходить надо вовремя, но многим исполнителям, таким как, к примеру, Паваротти, этого не давали сделать поклонники. Поэтому я буду постепенно сокращать количество концертов, учась в духовной семинарии, куда я хочу поступить. Но даже если я стану священником, всё равно не перестану петь. Думаю, раз в год смогу организовывать сольные концерты. Кроме того, у меня есть несколько идей относительно музыкальных экспериментов с церковными хорами. Можно делать удивительные вещи.

Сценический псевдоним Годо — намёк на твою религиозность или признак увлечения философией Сэмюэля Бэкетта?

— Его пьесу "В ожидании Годо" я прочёл лет через семь после того, как взял себе этот псевдоним. Сценическое имя мне послано Богом, хотя я уже сомневаюсь, что оно только сценическое — так я с ним сросся (смеётся.) Быть Годо — значит находиться в пути, искать себя, искать истину.

Повлияла ли война на твоё отношение к УПЦ МП?

— Когда приходишь в церковь, не надо смотреть на людей, которые её наполняют или даже возглавляют. Ты приходишь к Богу. На войну я смотрю глазами священника, который ни при каких обстоятельствах не может благословить убийство. Несмотря на то, что я как волонтёр немало помогал и продолжаю помогать украинской армии, несмотря на то, что я считаю себя украинцем и патриотом своей страны, я против войны в принципе. Этой и любой другой. Иисус Христос априори не может быть во главе армии.

Ни шагу без ножа

Удивительно слышать такие слова от человека, который, если верить его рассказам, в юности никогда не расставался с ножом.

— Да, это правда. Иногда я шучу, что ничего не боюсь, потому что у меня Кривой Рог за плечами. В этом городе во времена моей молодости у слабого не было шансов. Криминальные группировки разделили Кривой Рог на сферы влияния. Выходить на улицу вечером без ножа или кастета было опасно. Думаю, от тюрьмы меня спас спорт. Друг моего отца обучал нас самбо — в то время это было единоборство для спецслужб. Тренировки начинались в пять утра. Я ходил на них с 13 до 17 лет. Александр Михайлович предупреждал всех своих учеников: "Кому-нибудь расскажете, что я с вами занимаюсь, и тренировки закончатся".

Почему такая секретность?

— Если бы о наших успехах узнали старшие ребята, нас сразу бы забрали в какую-нибудь криминальную группировку. А "ботаники" и музыканты никого не интересовали. Помню, мне так хотелось рассказать всем, что я могу отжаться 50 раз и пробежать сто метров быстрее всех. Но нужно было молчать. Может быть, благодаря этому я так и не стал фигурантом уголовных дел.

То есть твои выступления в качестве певца на турнирах по смешанным единоборствам неслучайны?

— В молодости я серьёзно занимался боксом, был чемпионом Украины среди юниоров, потом много лет занимался киокушинкай-карате. Не смог стать профессиональным спортсменом из-за травмы. После неё решил с головой уйти в музыку. Сейчас занимаюсь только фитнесом. Хотел снова начать тренировки по карате и боксу, но друзья-спортсмены отговорили: "Ты так замечательно поёшь. Тебе точно нужен поломанный нос и травмы ушей?"

Как могло получиться, что человек с такими вокальными данными пять лет отдал флоту?

— Командирский голос во флоте совсем не лишний (смеётся). Да, я действительно прослужил пять лет в Севастополе, в том числе на "Гетмане Сагайдачном". После трёх лет срочной службы вдруг понял, что не смогу жить в "бардаке гражданки", и вернулся на флот — ещё на два года. А потом снова поступил на музыкально-педагогический факультет Криворожского пединститута, который мне пришлось оставить из-за службы на флоте. Там я стал играть в КВН, и мы очень неплохо выступали. После одного из выступлений театральный режиссёр Светлана Маслякова, жена "ведущего КВН" Александра Маслякова, убедила меня в том, что мне нужно поступать в консерваторию. Я уехал в Киев и поступил. Так появился Юрий Годо.

22
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.