Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
Вспомнить всё. Ахтем Сеитаблаев о том, почему украинцам пора отвыкать от образа народа-жертвы

Вспомнить всё. Ахтем Сеитаблаев о том, почему украинцам пора отвыкать от образа народа-жертвы

Режиссёр Ахтем Сеитаблаев рассказал Фокусу, почему стал снимать фильм о защитниках Донецкого аэропорта и о том, кому стоит его посмотреть

030

В 2014 году режиссёр Ахтем Сеитаблаев стал ведущим телепрограммы "Храбрые сердца". Один из её осенних выпусков был посвящён воинам, сражавшимся за Донецкий аэропорт. "Сегодня их называют киборгами, сами они не очень любят это название, но оно уже стало именем нарицательным", — замечает Сеитаблаев.

Во время съёмок программы он познакомился с представителями разных воинских подразделений и добробатов, которые участвовали в обороне аэропорта. Его впечатлили их истории, было трудно представить, что человек может выдержать такую войну. "Ты на физическом уровне ощущаешь, что это новые люди новой страны, — говорит режиссёр. — Когда я возвращался с передачи, позвонил продюсеру, рассказал о своих впечатлениях, и она сказала, что надо об этом снять кино".

Вскоре украинский драматург Наталья Ворожбит начала писать сценарий. Она встречалась с бойцами, ездила в зону АТО, выслушала немало личных историй. Киборги приезжали на съёмки, они были среди первых зрителей во время предпремьерных показов и, по словам режиссёра, убедились, что кино получилось честным.

КТО ОН


Режиссёр, актёр, сценарист, телеведущий

ПОЧЕМУ ОН


6 декабря в прокат вышел фильм Ахтема Сеитаблаева "Киборги"

"Я боюсь ура-патриотизма"

Не страшно было браться за такую тему?

— Я немного сомневался, ведь ответственность большая, ну и существует мнение, что фильмы о таких событиях требуют временной дистанции для осмысления. Но, думаю, мы оказались правы, начав снимать так быстро, потому что не нужно много времени, чтобы понять очевидное. Что Россия начала против нас войну, что на фронте гибнут люди, что мы свидетели рождения новой украинской политической нации. Что новые смыслы рождают молодые хорошо образованные люди, которые чётко понимают, в какой стране хотят жить, и готовы участвовать в её строительстве. Истории этих молодых людей, которые, в принципе, годятся тебе в сыновья, очень мотивируют.

Человек там, в окопе, знает, что каждая минута может быть последней. Война — это не парад. Это кровь, пот, слёзы, это трагедия, это братство и надежда. Эти слова могут показаться пафосными, но когда до тебя доходит их смысл, налёт пафоса быстро слетает.

Вам удалось в своей картине избежать излишнего пафоса?

— Мне кажется, да. Основной фидбек, который мне особенно важен, касается как раз этого. Уже были показы в Мариуполе, Запорожье, Днепре, Львове, Тернополе. Бойцы, посмотревшие фильм, сказали, что кино честное. В Мариуполе комбат морских пехотинцев произнёс лишь одно слово: "молодцы", но это проняло меня до глубины души.

Как режиссёр я боюсь ура-патриотизма, лжепафоса, потому что это абсолютно нивелирует тему, опошляет то, что болит, во что веришь. Для нас было важно снять честное кино. Ну и потом, когда к тебе каждый день на площадку приезжают люди, по историям которых снимаешь фильм, это чрезвычайно высокая мотивация для всей группы.

Были у них замечания?

— Были советы. Очень тактичные, на ушко что-то шептали, притом что это настоящие мужчины, бойцы. Подполковник Андрей Гречанов, позывной Рахман, которого часто называют "киборгом №1", когда в первый раз попал в декорацию, сказал, что ощущение, будто в пятый раз зашёл в аэропорт. Присутствие этих людей и помогало избегать ложного пафоса.

В эпизоде фильма снялся участник обороны аэропорта, режиссёр Андрей Шараскин (Богема).

— Не только он. Снялись несколько реальных бойцов, некоторые актёры сами воевали.

Ахтем Сеитаблаев: "Мы сняли около четырёх часов, на мой взгляд, качественного, стильного материала. Если будет запрос, сможем выпустить четырёхсерийную телевизионную версию"

Как вам удалось привлечь его к этой работе? Ведь он заявлял, что не собирается ставить пьесу об аэропорте, что вообще против фильмов о войне, так как нужно не рисовать героическую картинку, а вызвать у зрителя ужас, потому что война — это зло.

— Во-первых, он был одним из тех, с кого написан сценарий. Во-вторых, мне кажется, когда он прочитал сценарий, понял, что мы хотим снять честное кино. В-третьих, мы друзья. А в-четвёртых, он приезжал на съёмочную площадку и видел, что происходит. Хотя во многом он прав, конечно.

Новые люди

Киборги — герои мифологические. Рисуя их образы на экране, вы вкладываетесь в создание нового мифа о современных украинцах как о молодых, сильных самоотверженных людях. Между тем раньше доминировал другой миф — народа-жертвы. Вы сознательно пробуете его переломить?

— Абсолютно сознательно. Хватит жить с комплексом жертвы. Да, в нашей истории произошло много трагедий, но, слушайте, мы — народ-воин, землепашец, творец. Это подтверждено всей историей Украины, фактов громадьё. Лучшие умы, в том числе творческие, уезжали от нас в Россию, в Москву, потому что там было больше возможностей. Теперь 80% так называемой творческой российской элиты — выходцы из Украины. В нашей стране огромный культурный пласт, залежи талантов. Я в очередной раз убедился в этом, когда мы делали пробы на "Киборгов". Приехало около 150 актёров со всех уголков страны, я для себя открыл замечательных, неизвестных мне артистов из других городов.

Кому нужно посмотреть этот фильм и почему?

— При всём уважении к взрослым, мы снимали для молодёжи, поэтому главный герой — молодой человек Антон с позывным Мажор, который едет добровольцем на фронт.

Смотреть нужно, потому что это история про новых людей новой страны. Потому что это действительно рождение нового эпоса. Потому что это честное кино. Потому что это качественное кино, сейчас уже могу об этом заявить с уверенностью. Потому что это пока один из немногих примеров плодотворного сотрудничества государства и производителей кино. Потому что, покупая билет, зритель не просто идёт смотреть украинское кино, но ещё и соучаствует в нашей совместной акции с фондом "Повернись живим", Госкино и Мининформполитики. С каждого купленного билета пять гривен будет идти на поддержку семей погибших. Безусловные среди бойцов авторитеты уже составили списки, они сами будут решать, кому направить эту помощь.

Это очень красивая сама по себе история — купить билет и знать, что походом в кино ты поддерживаешь семьи, в которых погибли люди, благодаря которым мы можем, просыпаясь утром, пить кофе, целовать детей, любить, ходить в кино, просто мирно жить.

В чём главное послание фильма зрителю?

— Зрители отмечают, что в фильме много любви, притом что в его прокатной версии нет ни одной женской роли. Любовь к матерям, к женщинам передаётся в телефонных разговорах, в диалогах бойцов, которые рассказывают о своих семьях. В принципе, большинство мужчин всё в жизни делает для, из-за, во имя, иногда назло женщине. В определённом смысле это фильм о любви. Мы просили Наталью Ворожбит, чтобы была передана широкая география вопросов, которые нас волнуют в жизни, начиная от бытовых и заканчивая тем, в какой стране мы хотим жить. Но здесь, в мирных условиях, эти вопросы чувствуются не в таком эмоциональном градусе, на них внутренне не акцентируешься. На войне всё это приобретает другой смысл, потому что человек находится в пограничной ситуации. И потому там много разговоров про всё это, и про любовь в том числе.

У нас жизнеутверждающее кино. Один из зрителей — боец морской пехоты Лариса Мала — замечательно сказала: это кино про войну, после которого хочется жить. Потому что внутри этой войны рождается жизнь. Войну не мы начали, но то, во что ты веришь, надо отстаивать.

Вы сказали "прокатная версия". Есть и более расширенная?

— Её ещё нет (смеётся). Мне очень понравился сценарий, и не только мне. Например, мы услышали песню Святослава Вакарчука и поняли, что она "наша". Дали ему прочитать сценарий, он сказал "Мне нравится, договоримся" и совершенно безвозмездно дал нам песню "Мить". Кстати, клавишник "Океана Ельзи" Милош Елич и Андрей Пономарёв потом дописали оригинальную музыку для нашего фильма. Я это к тому говорю, что мы сняли около четырёх часов, на мой взгляд, качественного, стильного материала с более расширенными сюжетными линиями. Если будет запрос, мы сможем выпустить четырёхсерийную телевизионную версию.

В "Киборгах" вы не снимались?

— Я снялся в маленьком эпизоде, но он не вошёл в прокатную версию. Конечно, хотелось сыграть более заметную роль, но слишком многое требовало моего присутствия в режиссёрском кресле. В "Хайтарме" (в этом фильме Сеитаблаев выступил как режиссёр и исполнитель главной роли. — Фокус) я в какой-то момент сознательно взял на себя роль легендарного лётчика Амет-Хана Султана, так как понимал, что если фильм не удастся, на человеке, который сыграет роль, всю жизнь будет это клеймо. Ведь нет ни одного крымского татарина, который не знает, кто такой Амет-Хан Султан.

Когда мы с группой приехали в его музей в Алупке собирать материал, директор музея Мустафа Мустафаев говорит: "Раз будешь снимать кино, встань рядом с портретом Амет-Хана, сфотографирую на память". Я встал, а он спрашивает: "Ты не его родственник?" Понимаете, какой это был елей на мою актёрскую душу? Совпало всё: ещё детское желание быть Амет-Ханом Султаном, моя работа и ясное понимание, что нужно брать на себя ответственность.

Ахтем Сеитаблаев: "Это очень красивая сама по себе история — купить билет и знать, что походом в кино ты поддерживаешь семьи, в которых погибли люди"

История одного человека

Вы снимали развлекательное кино, а затем, начиная с "Хайтармы", сконцентрировались на драмах. Почему так, что с вами произошло?

— "Хайтарма" и "Чужая молитва" — это моё внутреннее обязательство как кырымлы рассказать эти истории, прокричать с их помощью на весь мир о том, что мы есть. До "Киборгов" была социальная драма "Чемпионы из подворотни" о людях без определённого места жительства, ставших чемпионами мира по уличному футболу, это реальная история. Следующей работой будет "Захар Беркут".

Наверное, такой этап в жизни, такая атмосфера сложилась, сейчас созвучны мои личные ощущения времени, в котором я живу, и события, которые происходят вокруг. Для меня основная тема в личном творчестве — обретение надежды, в каждом моём фильме она есть.

Хотя я всеядный и благодарный зритель, с удовольствием смотрю и хорошее фэнтези, и мелодрамы, и драмы. Люблю комедии и очень хочу снять комедийный фильм. Кстати, уже пишем сценарий, драйвовый, авантюрный, с множеством трюков, погонь.

Вам, крымчанину, интересно снять кино о том, что произошло с полуостровом в 2014 году?

— Сейчас в разработке моего продакшена три истории, одна из которых — художественный фильм, рассказывающий об одном дне из жизни Мустафы Джемилева: 3 мая 2014 года, когда его в очередной раз не пустили на родину. Это будет пьеса из трёх частей, в которой две основные сюжетные линии: как он пытается вернуться домой и что в это время происходит там, ведь много людей вышло его встречать. Как когда-то сказал Аристотель, если хотите рассказать историю народа, расскажите историю одного человека.

3
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.