Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса
Украинское поле экспериментов. Куратор выставки "Курбас: новые миры" Вирляна Ткач — о наследии украинского авангардного театра

Украинское поле экспериментов. Куратор выставки "Курбас: новые миры" Вирляна Ткач — о наследии украинского авангардного театра

О том, с чего началась многолетняя работа по изучению архивных документов и музейных артефактов, предшествовавшая выставке, как организаторам удалось "оживить" экспозицию и что оставил после себя украинский авангардный театр, узнавал Фокус

000

В "Мыстецьком арсенале" проходит выставка "Курбас: новые миры", посвященная новациям украинского режиссера Леся Курбаса и истории украинского авангардного театра 1920-х "Березиль". Курбас и актеры выступали за поиск новых сценических средств и трансформацию театра в целом. За короткий период расцвета студии "Березиль" его команда создала ряд авангардных спектаклей и даже основала театральный музей.

Проект в "Арсенале" стал результатом почти двадцатилетней работы американского театрального режиссера украинского происхождения Вирляны Ткач — одной из крупнейших исследователей творчества Курбаса. В экспозицию вошли более 200 экспонатов из коллекции Музея театрального, музыкального и киноискусства: макеты сценографии, афиши, фото, костюмы, рукописи, а также воссозданные декорации спектаклей, сценография художника-авангардиста Вадима Меллера, который активно сотрудничал с театром.

Вирляна Ткач уверена, что открытие наследия Леся Курбаса и полноценное осмысление украинского авангарда еще впереди. Вместе с ней над выставкой работали главный хранитель Музея театрального, музыкального и киноискусства Татьяна Руденко и художник Вальдемарт Клюзко. У проекта обширная специальная программа, в которую входит концерт американского пианиста Энтони Колмана, театральный фестиваль KURBAS 10х10, презентация воссозданной объединением NOVA OPERA музыки к спектаклю "Газ", а также лекции и кураторские экскурсии.

Вирляна, вы украинка, но родились и живете в США. Когда впервые приехали в Украину?

— В декабре 1990 года. Как раз тогда я сделала свой первый спектакль о Лесе Курбасе (это, кстати, произошло практически случайно). Как-то директор нашего театра La MaMa Эллен Стюарт спросила меня: "Что ты планируешь ставить в этом году?". Неожиданно для себя я ответила: "Спектакль на основе украинской поэзии". Я выбрала три стихотворения из "Кобзаря" — "За сонцем хмаронька пливе", "У Бога за дверми лежала сокира" и "І небо невмите, і заспані хвилі", отложила их и отвлеклась на другой проект. В какой-то момент мы с актерами зашли в тупик, и я сказала: "Идите домой и напишите, что именно вы бы хотели сделать на сцене". Конечно, это была плохая идея, поскольку они принесли длиннющие монологи, но что-то в этой ситуации казалось мне смутно знакомым. И вдруг я поняла: этот же метод использовал со своими актерами Лесь Курбас — их театр, как и наш, был полем для эксперимента. Так родилась идея спектакля о Курбасе. В итоге каждый из актеров сыграл в нем одновременно и себя, и одного из актеров "Березиля".

"Я абсолютно уверена, что открытие Леся Курбаса только начинается. Нам предстоит еще много работы, чтобы это произошло и в Украине, и в мире"

Когда нас пригласили с этой постановкой в Украину, я решила сначала съездить на разведку. Увиденное резко отличалась от моих ожиданий: был декабрь, очень холодно, все какое-то серое. Наверное, чтобы я сразу не сбежала, меня повезли в Харьков. Там я встретила Романа Черкашина, последнего актера театра "Березиль", который тогда еще был жив. Он привел меня в дом "Слово" ("творческий" дом, специально построенный для проживания советских писателей, режиссеров и прочих деятелей культуры в Харькове, тогдашней столице Украины, в 1920–1930 годах. — Фокус) и говорит: "Видишь, вон там Тычина пишет стихи, там Курбас работает над пьесой, а вот там Хвылевой стреляется?". И передо мной действительно предстали живые 1920-е — все это есть там и сейчас, просто нужно суметь увидеть и понять, какое отношение ты имеешь к этому.

После первого визита в Украину продолжили ли вы изучать режиссуру Курбаса и историю "Березиля"?

— Да, я стала все больше углубляться в эту тему. Чтобы лучше понять культурный контекст того времени, мы вместе с Ириной Макарик написали книгу "Модернизм".

В 2015-м я вновь приехала в Украину по программе Фулбрайта, чтобы преподавать курс об экспериментальном театре в институте им. Карпенко-Карого. Начала ходить в Музей театрального искусства, изучать его коллекцию, где содержится огромное количество уникальных артефактов и документов. Важным для меня оказалось знакомство с Татьяной Руденко, главным хранителем музея, которая впоследствии стала сокуратором моих проектов. Так мое исследование постепенно перешло в практическую плоскость.

"Курбас: новые миры" — уже третья ваша совместная с Татьяной Руденко выставка на эту тему. Первая состоялась в Музее театрального искусства, вторая — в "ЕрмиловЦентре". Экспозиция в "Арсенале" разделена на две части: киевский и харьковский периоды "Березиля". Почему выбран такой фокус?

— Работая над первой выставкой в Музее театрального искусства, я в первую очередь интересовалась театральными экспериментами и инновациями Курбаса — как режиссеру экспериментального театра мне это очень интересно. В Харькове же мы постарались показать ту часть наследия "Березиля", которая связана с этим городом. 

По мере работы над каждой выставкой наше исследование разрасталось, и мы задумывали следующий проект. Главной задачей выставки в "Арсенале" для меня было показать, что, собственно, сделал Курбас для театра. Этот вопрос одновременно очень простой и очень сложный. Надеюсь, каждый зритель сможет найти для себя ответ на него.

Декорации. Кураторы выставки воссоздали оригинальную стенографию к спектаклям "Березиля", а также создали ряд инсталляций по их мотивам

Как вам удалось справиться с непростой задачей "оживления" экспозиции, большая часть которой — музейные документы и артефакты?

— Это очень хороший вопрос, поскольку сложность театральной выставки в музейном пространстве заключается в самой природе театра. Спектакль — это событие, и хотя у нас есть ценнейшие музейные экспонаты, почти все они созданы другими людьми: музыку писал Юлий Мейтус, сценографию делал Вадим Меллер, драматургией занимался Пантелеймон Кулиш. Фактически у нас нет ничего, что создал бы непосредственно Лесь Курбас. Но зато у нас есть вещи, с помощью которых мы можем показать сделанные им спектакли и объяснить публике значение его инноваций.

На выставке можно увидеть метод Курбаса в действии: как его режиссерское понимание того, что такое сценография, костюмы, работа с актерами, создает тот экспериментальный театр, которым был "Березиль". Из каждой постановки я выбрала фрагменты, которые кажутся мне наиболее инновационными: например, как в спектакле "Газ" показан взрыв на заводе через движение актеров на сцене.

То есть вы оживляете спектакли Курбаса и создаете для зрителя возможность 3D-погружения в их атмосферу?

— Да, именно! Моя главная цель заключается в том, чтобы концепции этого гениального режиссера проросли в зрителях, которые придут на эту выставку.

Для этого нужно как минимум осознавать значение его идей и постановок. Какова, по-вашему, роль Курбаса в украинском искусстве первой трети ХХ века?

— Несомненно, его роль велика. Я абсолютно уверена, что открытие Леся Курбаса (и украинского авангарда в целом) только начинается. Нам предстоит еще много работы, чтобы это произошло и в Украине, и в мире.

Прежде всего думаю о значении личности Курбаса в международном контексте. Для меня важно, что во время киевского периода он очень глубоко задается глобальным вопросом "Что такое театр?" и рассматривает разные его аспекты. Например, как актер может играть на сцене что-то большее, чем себя как действующее лицо? Как через движение показать то, чего раньше не бывало на сцене (к примеру, тот же взрыв)? Как передать размышления героя, а не только его действия? Как актер перевоплощается на сцене (это замечательно показано в "Макбете")?

Когда же Курбас и "Березиль" переехали в Харьков, они из экспериментальной группы превратились в репертуарный театр. Поменялась и цель их работы: они начали создавать современную украинскую урбанистическую культуру.

Артефакты. В экспозицию выставки вошли фото, афиши, костюмы и архивные документы из коллекции Музея театрального искусства

После репрессий 1930-х имя Курбаса вычеркнули из публичной памяти на долгие десятилетия. Как память о нем и театре "Березиль" (и связанная с ними коллекция) пережила советское время?

— Очень многое осталось благодаря людям, которые работали с Курбасом, а также музейщикам и хранителям из Музея театрального искусства. Один из них — Василий Василько, посвятивший этой коллекции много лет. 

Как-то в интервью вы сказали, что вас всегда интересовало, как прошлое влияет на будущее. На ваш взгляд, работают ли приемы Курбаса в современном театре? Удалось ли ему повлиять на театр после себя?

— Конечно, многие решения и приемы этого удивительного режиссера очень актуальны. Например, он мастерски смешивал старое и новое, традиционную украинскую культурную базу и экспериментальные формы культуры. И это позволяло ему создавать по-настоящему авангардные вещи.

Как по нотам

Татьяна Руденко,

главный хранитель Музея театрального искусства, об истории коллекции музея и театре "Березиль"

— В 1923 году команда студии "Березиль" основала театральный музей и положила начало его коллекции. Решили, что собирать стоит артефакты, связанные не только с "Березилем", но и со всеми ключевыми украинскими театрами того времени. Начали с того, что поехали к Марии Заньковецкой, уговорили ее подарить для коллекции несколько костюмов, после этого и другие артисты начали следовать ее примеру. Главным принципом формирования коллекции была комплексность — собирали полноценный набор предметов по каждому спектаклю (фото, костюмы, афиши, плакаты и т. д.). Уже к концу первого года работы коллекция музея насчитывала около 1 тыс. экспонатов, а к 1926-му, когда "Березиль" переехал в Харьков, — уже более 5 тыс. артефактов. Ее не стали везти с собой, а оставили в Киеве.

В 1933 году началось масштабное наступление на украинскую культурную интеллигенцию: и Леся Курбаса, и Петра Рулина, заведовавшего коллекцией музея, репрессировали. Советское время коллекция пережила чудом (но, к сожалению, многие люди, оберегающие ее, пострадали). Все, что было связано с личностью Леся Курбаса, попало в спецфонд — список предметов искусства, не предназначенных для публичной демонстрации, к которым не было доступа даже экспертам и исследователям. В 1956 году, когда Курбаса реабилитировали, никто не спешил возвращаться к этой теме. Первая книга воспоминаний о режиссере вышла лишь в конце 1960-х. Но в массовое сознание память о нем и театре "Березиль" начала проникать только в конце советского периода: первым художественным высказыванием на эту тему за долгие годы стала выставка к 90-летию со дня рождения Курбаса, сделанная Лесем Танюком и Нелли Корниенко в 1977 году.

Тогда же стала известна настоящая дата смерти режиссера: долгое время считалось, что это произошло в 1942 году, когда его семья получила извещение, что у него случился сердечный приступ. На самом деле Леся Курбаса на тот момент уже пять лет не было в живых.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.