Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Зерновой кризис

В одни закрома. Кто заработал на экспортных квотах на зерно

В одни закрома. Кто заработал на экспортных квотах на зерно
Квоты на вывоз зерна не помогли снизить цены и лишили заработков аграриев и экспортёров. В выигрыше только одна компания, которая смогла заработать на экспорте, а теперь ещё и станет монополистом на рынке удобрений
000

«Мы выращиваем зерно на арендованных землях, инвестируем в сельское хозяйство, помогая аграриям покупать посевные материалы, топливо, удобрения. Вкладываем в развитие аграрной инфраструктуры для всего сектора. И в итоге не можем экспортировать своё зерно – видите ли, государство сомневается в том, что у нас его достаточно», – с горечью рассказывает Фокусу владелец и генеральный директор компании «Нибулон» Алексей Вадатурский. Одна из крупнейших компаний украинского агросектора, владеющая 16 элеваторами, речным флотом и перегрузочными терминалами на Днепре и Южном Буге, оказалась в странной ситуации: при распределении экспортных квот в начале 2011 года «Нибулону» не разрешили вывезти ни тонны зерна. Впрочем, такие проблемы не только у Алексея Вадатурского – многим крупным компаниям (Cargill, Soufflet Group, Toepfer, Louis Dreyfus и др.) также отказали в праве на экспорт.

В итоге второй по мощности экспортный рынок Украины, уступающий только металлургии, потерял в этом году примерно $5 млрд. прибыли второй по мощности экспортный рынок Украины, уступающий только металлургии, потерял в этом году примерно $5 млрд. прибыли . Зато хорошо заработать смогла компания «Хлебинвестбуд», созданная в 2004 году как дочернее предприятие ГАК «Хлеб Украины» (сейчас Государственная продовольственно-зерновая корпорация) и перешедшая летом 2010-го под контроль частных фондов, которым теперь принадлежит 51% акций компании.

Недавно министр аграрной политики Николай Присяжнюк заявил, что квотирование доживает последние месяцы – в середине лета рынок должен стать свободным. Уже сейчас можно подсчитать, кто выиграл и кто проиграл от ограничений, введённых в октябре 2010 года.

Кому сколько

Цены на продукты начали расти по всему миру в середине прошлого года – восстановление экономик Китая и Индии, неурожай зерновых во многих странах и климатические изменения в традиционно аграрных регионах привели к тому, что спрос стал опережать предложение. Украине дефицит зерновых не грозил – по оценкам директора консалтинговой компании «ПроАгро» Николая Верницкого, при урожае в 39,2 млн. тонн зерновых и внутреннем потреблении в 26 млн. тонн (6 млн. – продовольственное зерно и 20 – фуражное) вполне можно было позволить аграриям вывезти 12–13 млн. тонн зерновых. Однако правительство побоялось пустить ситуацию на самотёк, ведь годом ранее было экспортировано около 17 млн. тонн зерна, и ограничило экспорт квотами, якобы чтобы удержать в стране недостающие 4–5 млн. тонн. Соблюдение зернового баланса, согласно заявлениям правительства, было единственной причиной квотирования.

В середине осени квоты ввели до 31 декабря. Тогда их распределили относительно справедливо – в стороне не остался практически никто из реальных игроков. Однако картина резко изменилась при втором распределении квот в январе этого года. Именно тогда от экспорта были отстранены лидеры рынка, а 36% квоты (543,5 тыс. т) на пшеницу получила ранее мало известная компания «Хлебинвестбуд» (при первоначальном разделении её квота составляла 112,2 тыс. т), владеющая монопольным правом закупки зерна в Аграрный фонд и правом осуществлять госконтракты по экспорту зерна.


Не так быстро. Предоплата за зерно была и раньше, но не в таком объёме и уже в разгар посевной, объясняет Мария Колесник из «ААА»

«И тогда сложилась интересная ситуация. Компании, не имевшие, по мнению Минагрополитики, своего зерна для экспорта, были вынуждены держать его до лучших времён в элеваторах, а «Хлебинвестбуд», якобы уже располагающий огромными товарными объёмами, начал скупать на рынке зерно, чтобы иметь возможность выполнить экспортные контракты», – рассказывает руководитель аналитического департамента «Консалтингового Агентства ААА» Мария Колесник. Как отмечает начальник отдела по вопросам АПК ГП «Держзовнишинформ» Александр Одосий, если до начала квотирования внутренние цены на зерно были весьма низкими – 1700–1800 грн. за тонну, то после того, как в конце января зерно начали активно скупать «Хлебинвестбуд», «Кернел» и «Волары», получившие экспортные квоты, стоимость подскочила до 2250 грн. за тонну пшеницы. Что стало причиной резкого подорожания муки и её исчезновения с прилавков магазинов.

«Хлебинвестбуд», заявивший, по данным Минагрополитики, о наличии 600 млн. тонн зерновых, до сих пор не «выбрал» полученную квоту в 543,5 тыс. «В этом нет ничего удивительного. Они уже собрали с рынка всё свободное зерно, и найти другое им просто негде. А компании типа «Нибулона», имеющие в закромах достаточные запасы, своё им не продадут», – считает Мария Колесник.

Счёт потерям

Помимо «Хлебинвестбуда», частных владельцев которых связывают с представителями новой власти и близкими к ним предпринимателями, победителей в войне квот нет.

Больше всего потеряли экспортёры. «С учётом того, что цены в марте находились на уровне 2100–2300 грн. за тонну, а в период с октября по февраль было вывезено около 4,5 млн. тонн, можно сказать, что трейдеры недополучили как минимум 2,5 млрд. гривен. А учитывая, что они могли вывезти на 5–6 млн. тонн больше, можно смело умножить эти потери на два», – подсчитывает Александр Одосий. Досталось и производителям. «В феврале, когда «Хлебинвестбуд» активно скупал зерно, компания платила аграриям по 1600 грн. за тонну. В то время как немногие переработчики, которые ещё покупали зерно, брали его по 2050 гривен», – рассказывает Мария Колесник. Однако таких было немного, и производителям пришлось либо отдать зерно по невыгодной цене «Хлебинвестбуду», либо придержать до лучших дней. И в результате, несмотря на то, что урожай прошлого года практически не пострадал ни от летней засухи, ни от заморозков, аграрии накануне посевной оказались без средств на семена, топливо и удобрения.

Хотя на словах всё затевалось ради потребителей, их реальный выигрыш был несущественным. «Цены выросли не так сильно, как могли бы. Если бы стоимость зерна не регулировали в принципе, оно стоило бы дороже – на 200–350 гривен», – уверен генеральный директор ассоциации «Украинский клуб аграрного бизнеса» Владимир Лапа. Однако из-за действий на рынке «Хлебинвестбуда» и нежелания аграриев продавать за бесценок зерновые исчезли с рынка. Из-за высоких цен и дефицита продовольственной пшеницы, по словам Александра Одосия, на протяжении января-февраля мукомолы не могли нормально работать.

Деньги вперёд


Фактор нестабильности. Если бы экспорт не квотировали, цены были бы незначительно выше, но работала бы вся аграрная инфраструктура, уверен Александр Одосий из Госвнешинформа

Экспортировать могут только те компании, которые инвестируют в сельское хозяйство. Таковым было последнее заявление Николая Присяжнюка относительно квот. В министерстве хотят обязать компании закупать зерно по форвардным контрактам – трейдеры будут обязаны оплачивать 50% стоимости урожая накануне посевной, 30% – во время сезонных работ и 20% – по факту уборки урожая. У большинства экспортёров подход министерства вызвал шок. «Мы всегда помогали компаниям провести посевную. И сейчас будем помогать нашим партнёрам. Но и только. У нас нет гарантий того, что, вложив деньги в выращивание зерна, нам разрешат потом свободно распоряжаться им, экспортировать. Государство ничего об этом не говорит», – объясняет позицию Алексей Вадатурский. По его словам, сейчас нет условий, которые бы гарантировали возврат средств. «Нет агрострахования, нет залогов. А если урожая не будет, или вместо продовольственного зерна получится фуражное, кто будет отвечать за невыполненные соглашения?  – рассуждает владелец «Нибулона». «Форвардные закупки на украинском рынке – слишком рискованные для трейдеров. Когда цены растут, производители могут спокойно расторгнуть соглашение. Кроме того, правительство всегда может объявить форс-мажор и опять закрыть экспорт», – солидарен с бизнесменом Александр Одосий.

Зато с форвардными закупками уже активно работает «Хлебинвестбуд», создавая попутно новую монополию – по торговле удобрениями. В обмен на подписанное обязательство по форвардной продаже с корректировкой цены на этапе последнего платежа компания предлагает аграриям топливо со скидкой в 6–7% и аммиачную селитру (основное минеральное удобрение в Украине) со скидкой в 10–15%. В феврале компания заключила договор с группой компаний Дмитрия Фирташа, владеющего всеми заводами, выпускающими селитру в Украине, о том, что товар в полном объёме будет выкуплен «Хлебинвестбудом». То есть все желающие приобрести азотные удобрения должны обратиться в «Хлебинвестбуд» и, по словам экспертов, покупать их взамен на зерновой форвард. «В основном удобрения в почву уже внесены. Осталось только 10% от плана», – сообщил начальник департамента АПК и химпрома «Держзовншинформа» Дмитрий Гордейчук. Однако заключённый до конца этой посевной контракт может быть пролонгирован, и тогда всем аграриям придётся покупать удобрения через «Хлебинвест-буд». Тогда компания получит контроль над важными стадиями производства зерновых – удобрением и экспортом.

Наталия Гузенко, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.