Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса

Кризис пока не коснулся украинских дизайнеров одежды

Кризис пока не коснулся украинских дизайнеров одежды
Экономический кризис пока не коснулся украинских дизайнеров одежды – они продолжают создавать новые коллекции и продавать эксклюзивные вещи. При этом рентабельность в этой сфере составляет 300–400%
000


Украинский дизайнер Наталья Глазкова рассказывает, что недавно она побывала в Нью-Йорке и была поражена отсутствием клиентов в модных магазинах. «Заходишь в бутик Chanel, а там скидки 70% – и никого!» – восклицает она. Но её коллега Елена Даць за бутики уровня Chanel как раз не переживает. 

– Украинские дизайнеры находятся посередине между очень дорогими знаменитыми мировыми брендами и китайским ширпотребом, – говорит Елена, – поэтому существует опасность, что средний класс, наши основные клиенты, могут перестать покупать дизайнерскую одежду. 

Дорогие строчки. Сейчас Наталья Глазкова шьёт для клиента блузу. Работа займёт полгода, но и цена будет соответствующая
Дорогие строчки. Сейчас Наталья Глазкова шьёт для клиента блузу. Работа займёт полгода, но и цена будет соответствующая



Под микроскопом 
Но пока отечественные модельеры прибыль от своей работы получают стабильно. Правда, способ зарабатывать деньги у каждого свой. 

Дизайнер Анна Бублик, например, делает ставку на эксклюзив и частый выпуск мини-коллекций. 

– Мы делаем по 52 коллекции каждый год, что даёт возможность бутикам каждую неделю получать новую коллекцию, – делится секретом Анна, добавляя, что основной доход ей приносит индпошив мужских костюмов. – Это то, что даёт нам возможность развиваться, приносит нужные средства, ведь заработать на одном творчестве и эксклюзиве сложно. 

По её словам, рентабельность индпошива составляет 300–400% в год. 

Анна Сосновская и Наталья Глазкова также зарабатывают на индивидуальных заказах. Причём индивидуальный заказ – это не обязательно пошив какой-то одной вещи. 

– Своего производства у меня нет, есть только небольшая студия, где мы и коллекции шьём, и клиентов обшиваем, – говорит Анна. – Часто люди заказывают одежду целыми гардеробами, и одна блузка в нём может стоить несколько тысяч долларов. 

Цена зависит от трудоёмкости процесса и индивидуальной особенности ткани, выбранной клиентом. 

– Мы закупаем очень дорогие ткани, которые ткут специально для нас – всего несколько метров, а это дорого, – объясняет г-жа Глазкова и тут же приводит другой пример: – Мы сейчас вышиваем блузу на очень тонком шёлке, буквально под микроскопом. Работа займёт полгода, но и цена у неё будет соответствующая. 

Каждому свое. Клиентам Елены Даць из России, Бельгии и Японии вещи обходятся дороже, чем украинским ценителям моды
Каждому свое. Клиентам Елены Даць из России, Бельгии и Японии вещи обходятся дороже, чем украинским ценителям моды



А вот для львовского дизайнера Елены Даць, индпошив – далеко не основная статья дохода. 

– Индивидуальных клиентов у меня мало, в основном я зарабатываю на тиражировании коллекции и создании второй линии для других марок, – делится секретом успеха Елена. 

Но несмотря на то, что основным источником дохода модельера является массовое производство одежды, обзаводиться собственной производственной площадкой она не спешит. 

– Мне гораздо выгоднее размещать заказы на разных предприятиях, чем заниматься организацией собственного, – говорит г-жа Даць. 

Наталья Глазкова тоже довольно успешно тиражирует свою одежду. 

– У меня есть собственное мини-производство в Донецке, на котором мы имеем возможность выпускать одежду маленькими партиями – по 40 единиц какой-либо вещи, – отмечает Наталья. 

Её молодёжный бренд Sketches продаётся не только в Украине, но и весьма успешно раскупается в России. Там вообще отечественные дизайнеры в моде, и она надеется, что скоро эта мода дойдёт и до нас. 

На поток
Основная прелесть отечественных дизайнеров именно в эксклюзивности и уникальности их одежды. Ведь большинство модельеров не имеют возможности тиражировать свои работы огромными партиями. Поэтому, выпустив 40–60 одинаковых вещей, они начинают выдумывать и шить что-то новое. 

Относительной гарантией эксклюзивности вещей от отечественных дизайнеров может служить ещё и цена. Даже массовое производство одежды не сильно её удешевляет. «В магазинах наши вещи можно купить по цене от 600 до 4 тысяч гривен», – говорит Елена Даць. Но тут же поправляется: это цена только для украинских покупателей, а её клиенты в России, Бельгии и Японии платят дороже. 

Наталья Глазкова не смогла назвать цену своих изделий в магазинах, сославшись на то, что байеры да и сами магазины делают солидную накрутку. Сама же она продаёт байерам свою промышленную линию по цене от $20 до $100 за одну вещь. 

В то же время большинство дизайнеров считают, что производить одежду в Украине выгодно, причём шить её у нас умеют. По словам Анны Бублик, это мнение не только украинских кутюрье, но и зарубежных. 

– Все английские бренды, которые стоят с нами в шоу-руме во Франции, идут с этими моделями на украинские фабрики, в экспериментальные цеха, и шьют там свои коллекции. Мы сами же за своё переплачиваем, – подчёркивает дизайнер. 

80% импорта шьют в Украине, утверждает она. 

Два в одном. В своей небольшой студии Анна Сосновская шьёт и коллекции одежды, и индивидуальные заказы
Два в одном. В своей небольшой студии Анна Сосновская шьёт и коллекции одежды, и индивидуальные заказы



Сезонные работы
Несмотря на то, что многие иностранные коллекции создаются на наших фабриках, отечественные дизайнеры всё ещё прозябают на задворках мировой моды. Зачастую для большинства наших модельеров Украинская неделя моды – это едва ли не единственный способ заявить о себе. 

И хотя большинство украинских дизайнеров уверяют, что участвуют в показах себе в убыток, отказываться от возможности продемонстрировать свои работы ни один из них не собирается. 

– Недели моды – это большой моральный плюс и такой же большой материальный минус, – смеётся Наталья Глазкова. 

По её словам, с точки зрения затрат Ukrainian Fashion Week себя не оправдывает. И часто расходы на выходе совершенно несопоставимы с доходами. 

– Как можно продать совершенно простое на вид платье за полторы тысячи долларов, когда большая часть его стоимости должна уйти на оплату ручной работы вышивальщицы? – сокрушается она. 

В то же время Наталья считает, что несмотря на затраты, недели моды – это единственный способ продвижения, который могут себе позволить отечественные дизайнеры. 

– К сожалению, нам никто не оплачивает участие в зарубежных показах, а таких счастливиц, как россиянка Кира Пластинина (ей помогает отец, совладелец «Вимм Билль Данн» Сергей Пластинин. – Фокус), у нас нет, – говорит Наталья. 

Вообще, по мнению г-жи Глазковой, отечественная фэшн-индустрия долгое время «играла в песочнице», боясь выйти на мировую арену, да и до сих пор продолжает вариться в собственном соку. Часто – по причине банального отсутствия денег на продвижение за границей. 

А вот Анна Бублик утверждает, что после показов на Ukrainian Fashion Week продажи её одежды значительно возрастают. «Тем более что сразу после UFW мы организовываем закрытые показы исключительно для клиентов», – говорит она. В этом году Анна решила вынести на суд дорогих клиентов не летнюю коллекцию, которую представила на Неделе моды, а новогоднюю – с вечерними платьями, мехом и ювелирными изделиями. 

Андре Тан тоже не считает недели моды убыточными мероприятиями. 

– Это концентрация твоих потенциальных клиентов, байеров и СМИ в одно время и в одном месте. А самое главное – все они пришли лицезреть именно тебя и твои работы, поскольку именно ты скажешь им, что нужно выбросить из своих шкафов в новом сезоне, а без чего её или его навсегда вычеркнут из списка светских персон, – категоричен в этом вопросе Тан. 

Ложка дёгтя
Елена Даць оказалась едва ли не единственной из отечественных дизайнеров, кто переживает по поводу экономической нестабильности. Большинство же украинских модельеров с оптимизмом смотрят в будущее. 

– Наоборот, как раз сейчас обеспеченные люди будут обращаться к украинским дизайнерам, потому что отечественные модельеры дешевле, чем наши коллеги за границей, – считает Анна Бублик. 

По её словам, в этом году рост рынка дизайнерской одежды составит 20–30% по сравнению с прошлым годом. Солидарен с Анной Бублик и Андре Тан. По его мнению, любой кризис – это всегда принцип домино. 

– В фэшн-бизнесе кризиса не наблюдается, видимо, «волна» просто не успела до нас дойти, и всё ещё впереди. Для дизайнера важно финансовое состояние его клиентов, а оно на сегодняшний момент стабильное, – говорит он. 

Однако аналитики не столь радужно настроены по поводу перспектив роста фэшн-бизнеса как в мире, так и в Украине. Большинство из них сходятся во мнении, что этот рынок ждут тяжёлые времена, особенно это касается одежды, которая позиционируется в luxury и deluxe сегментах. Ведь, как известно, в трудные времена люди прежде всего начинают экономить на предметах роскоши. 

Поэтому многие эксперты полагают, что опасаться стоит в первую очередь тем домам моды и дизайнерам, которые ориентируются на богатых клиентов, так как их кошельки опустеют быстрее, чем у среднего класса. Особенно остро фэшн-индустрия ощутит похудение кошельков ближе к весеннему сезону. 

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.