Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Как выживают бизнесмены Донбасса в условиях войны
Военная агрессия России

Как выживают бизнесмены Донбасса в условиях войны

Фокус выяснил, как предприниматели двух крупнейших промышленных областей Украины — Донецкой и Луганской — преодолевают трудности войны

000

В конце июня владелец донецкого рекламного агентства ADFactory Энрике Менендес на несколько дней стал звездой Facebook. Пост бизнесмена "26 признаков того, что ты живёшь в Донецке летом 2014-го" был перепечатан более 600 раз и набрал почти 1200 лайков.

"Примерно каждый пятый знакомый уехал, каждый третий потерял работу или часть дохода", — рассказывает Фокусу Менендес. Обороты его компании упали более чем вполовину.

Артобстрелы, бегство сотрудников, резкое сокращение числа заказов и посягательства представителей "ДНР" и "ЛНР" на имущество — всё это привело к тому, что малый и средний бизнес едва выживают, крупный — переносит офисы за пределы Донецкой и Луганской областей. Например, металлургическая компания "Метинвест" с центральным офисом в Донецке перевела часть сотрудников на удалённый режим работы — из Киева, Мариуполя и Запорожья. Сотрудники корпорации "Индустриальный союз Донбасса" Сергея Таруты работают из Киева и Днепродзержинска.

Проблема №1: Бомбёжки и артобстрелы

Донецк

Донецк / komtv.org

"Люди ходят на работу, товар отгружаем, перебоев нет. Крупные промышленные предприятия в регионе вообще никто не трогает, прошу заметить", — говорил Фокусу в начале июня гендиректор Новокраматорского машиностроительного завода Георгий Скударь. Спустя месяц побеседовать с ним не удалось: "Отстаньте, здесь война!" — крикнул он, бросив трубку. На фоне отчётливо слышалась канонада.

За месяц тут многое изменилось. 10 июня донецкие заводы "Энергомашспецсталь" и Краматорский завод тяжёлого станкостроения (КЗТС), расположенные по соседству с Новокраматорским машзаводом (НКМЗ), попали под артобстрелы. Разрушены цеха, на КЗТС есть пострадавшие. Энергетическая компания ДТЭК с тремя десятками предприятий, расположенных в Донецкой и Луганской областях, несколько раз подвергалась нападениям ДНРовцев и ЛНРовцев. 21 июня боевики "ЛНР" взяли в заложники директора дэтэковской шахты "Комсомолец Донбасса". Впрочем, вскоре его отпустили.

Обороты многих крупных предприятий Донбасса резко упали. Объёмы производства на КЗТС по сравнению с 2013-м сократились на 40%. Машиностроительная Corum Group потеряла примерно треть оборота. На Часовоярском заводе огнеупоров производство упало почти вполовину. Заказы если и есть, то срочные — долгосрочных не поступало уже несколько месяцев. Некоторые донецкие и луганские заводы временно приостановили работу — как, например, Авдеевский завод металлоконструкций, Лугансктепловоз, несколько шахт ДТЭК, кондитерские фабрики компании "Конти" в Макеевке и Горловке.

Проблема №2: Вооружённый грабеж

террорист

Вооруженный боевик / Reuters

Чёрная тень любой войны — мародёрство. "Представители "ЛНР" несколько раз забирали грузовые машины у наших водителей "на нужды революции", — рассказывает владелица луганской логистической компании Transpele Марина Пекерман. — Я встречалась с бойцами, уговаривала их вернуть грузовики. Машины, на удивление, отдали. А вот ДТЭК так и не удалось получить свои 13 грузовиков и 5 "газелей", украденных боевиками с шахты "Комсомолец Донбасса".

Охрану на большинстве крупных предприятий, конечно, усилили, но толку от неё мало: охранным фирмам запрещено использовать огнестрельное оружие. Пекерман говорит, что к ней в офис регулярно наведываются представители "ЛНР". "Приходят, тычут в лицо автоматами. Но если видят, что их не боятся и взять нечего, уходят", — говорит бизнесвумен.

Много слухов о том, что бизнес в Донбассе массово платит налоги "ДНР" и "ЛНР". Но Фокус не нашёл этому ни одного подтверждения. "Куда платить? Банковских счетов у "республик" нет. Если же речь о наличности, то это не налоги, а банальный грабёж, на который не пойдёт ни одна компания", — говорит топ-менеджер крупной донецкой корпорации.

Поскольку оружие для бизнеса недоступно, у предпринимателей остается лишь один инструмент защиты от сепаратистов: разъяснительная работа среди сотрудников и создание народных дружин. Два месяца назад гендиректор Метинвеста Юрий Рыженков собрал всех топ-менеджеров, чтобы объяснить им "политику партии". Её суть в том, что Метинвест против сепаратизма: донецкие заводы компании не выживут без предприятий, расположенных за пределами Донецкой области, откуда корпорация получает уголь, окатыши и другое сырьё. А в России с её мощной металлургической отраслью "Метинвесту" делать нечего. Не будет заказов — не будет работы у тысяч сотрудников. "А если кто-то этого не понимает и хочет вступить в "ДНР, отправляйте его ко мне. Поговорим", — пригрозил топ-менеджер.

Разъяснительная работа дала результат: в Мариуполе, где расположены Азовсталь и ММК им. Ильича (два крупнейших сталелитейных актива Рината Ахметова), в мае были сформированы народные дружины — в основном из сотрудников метзаводов. Скооперировавшись с местной милицией, они месяц патрулировали город. А в июне Мариуполь без потерь удалось полностью очистить от сепаратистов.

Впрочем, подобных примеров мало. В городках и посёлках Донбасса, где преимущественно расположены шахты и ТЭЦ ДТЭК, милиция ретировалась сразу после появления вооружённых людей. А выставлять против ДНРовцев безоружные народные дружины было бы верхом неблагоразумия.

Проблема №3: Сложности с перевозками

Логистика — ещё одна причина головной боли донецких и луганских бизнесменов. Часто грузы проверяют на блокпостах — причём как повстанцы, так и Нацгвардия. "Бойцы "ЛНР" не раз требовали справку о том, что перевозимый груз не принадлежит Коломойскому, Таруте или Порошенко — врагам "Луганской народной республики", — рассказывает Пекерман, которой пришлось выписывать такие справки. По её словам, бойцы Нацгвардии машины или товар ни разу не отбирали, но нередко вели себя по-хамски: требовали от водителей говорить только по-украински, забирали личные вещи и наличку.

Автотранспорт вообще крайне ненадёжен для перевозки грузов в Донбассе. По словам Ильдара Салеева, директора дивизиона подземной разработки машиностроительной Corum Group, компания возит грузы по железной дороге чаще, чем на автомобилях. Подрывы ж/д полотна, конечно, случаются, но рельсы оперативно чинят.

Сами бизнесмены и топ-менеджеры передвигаются по Восточной Украине в сопровождении бойцов спецподразделений милиции. "Прилетели в Днепропетровск, наняли отряд "Титана" и поехали на машинах в Донецк. Без автоматчиков не доедем: автомобили отберут, а людей возьмут в заложники", — описывает поездку топ-менеджер крупной компании со штаб-квартирой в Киеве.

Проблема №4: Отток сотрудников

Блокпост террористов / EPA

Народный депутат от Партии регионов Владислав Лукьянов много раз предлагал родителям уехать из маленького городка Часов Яр в Донецкой области. "Не хотят!" — жалуется политик. В Часовом Яре, расположенном неподалёку от Артёмовска, около 16 тыс. жителей. Ещё год назад 2500 из них работали на Часовоярском огнеупорном заводе. Теперь — только 1193. "Если и дальше не будет заказов, снова придется увольнять людей", — сетует председатель набсовета завода Валентин Лукьянов, отец Владислава.

Впрочем, многие уволились сами, решив уехать подальше от боевых действий. А вот Лукьянов покидать родной город не собирается. "Что же я за директор, если сбегу со своего предприятия?" — говорит 72-летний пенсионер. "Я уволюсь с завода последним", — вторит ему директор КЗТС Юрий Бондарь.

Бондарю и Лукьянову есть за что переживать: их заводы в любой момент могут разбомбить. Пекерман в этой ситуации проще: свои грузовики она недавно перегнала в Харьков и в проблемных областях больше не работает.

В целом, по оценкам агентства ООН по делам беженцев, общее число оставивших свои дома в Донбассе, превышает 42 тыс. человек. По официальной статистике, их 34 тыс. Впрочем, для двух областей с общей численностью населения 6,5 млн человек обе оценки не так уж и велики.

Что дальше

донецк

Террорист в Донецке / Reuters

Что делать, если война в Донбассе продолжится, большинство бизнесменов не знает. Переносить крупное производство в другие регионы нереально. Впрочем, отдельные компании рассматривают и такой вариант. Например, в Corum Group, чьи заводы расположены в Дружковке, Горловке и других городах на востоке, подумывают о переносе части производства на другие предприятия группы — не только в Украине, но и за рубежом. "Программа локализации производства у нас давно работает. Сейчас мы её развиваем ещё активнее", — говорит Салеев. В конце концов, разместить небольшое машиностроительное производство можно хоть в Китае. Были бы заказы.  

Война и деньги

Как под пулями выживает и работает малый и средний бизнес в Донбассе, Фокусу рассказали предприниматели — отельер, риелтор, юрист, перевозчик, стоматолог и несколько торговцев

Галина Лунина, 62 года, Харцызск (Донецкая обл.), владелица частного пансионата в посёлке Белосарайская Коса

Туристический сезон на Азовском море стартовал очень неудачно. Основные наши клиенты — из Украины и России. Россияне этим летом боятся ехать, их телеканалы пестрят новостями о том, что нас захватили фашисты, на улицах орудует "Правый сектор". Клиенты из Закарпатья тоже остались дома — одни не хотят конфликтов с местным населением, другие боятся военных действий. На дончан наводят ужас блокпосты, но, поверьте, ничего страшного в них нет. С началом курортного сезона мне часто приходилось ездить из Харцызска, где живу, на Белосарайку и обратно, бывать по делам в Мариуполе. Проезжала блокпосты украинской армии и ополченцев бессчётное количество раз, и никогда не возникало конфликтов. Если ты относишься к людям с уважением, то и к тебе будут относиться так же.

На Азовском побережье сейчас всё тихо. Вооружённые столкновения были в Мариуполе, но и там всё улеглось. Мелекино, Седово и Белосарайская Коса ждут отдыхающих. У меня ещё теплится надежда, что всё вернется на круги своя, но если дела будут идти так же, как сейчас, курортный сезон — 2014 на Азове пропал.

Денис Сакурский, 34 года, Донецк, владелец сети агентств недвижимости

Не хочется быть категоричным, но рынок недвижимости в Донецкой области рухнул. Деятельность риелтора всегда ориентирована на перспективу мирной жизни. Сегодня этой перспективы у Донбасса нет. Люди напуганы, многие бегут из Украины куда глаза глядят. Состоятельные люди закрывают свои дома и уезжают. Людям среднего достатка для того, чтобы что-то купить, сначала нужно что-то продать. Количество предложений о продаже заметно возросло ещё в феврале-марте, но никто не хотел сбавлять цену. Теперь обвал цен на недвижимость достигает 90%! Люди готовы на всё. Квартиру со сногсшибательным ремонтом в Донецке, которая до кризиса стоила $300 тысяч, сейчас отдают всего за $20 тысяч. Предложений много, но спрос отсутствует.

Ещё недавно люди из других городов тянулись в Донецк в поисках хорошей работы, с надеждой на лучшую жизнь. Теперь это край с умирающим бизнесом и разрушенной инфраструктурой. Виноватой в том, что происходит, я считаю Америку и тех, кто за зелёные бумажки продал совесть и душу.

Сергей Захарчук, 29 лет, Макеевка (Донецкая область), владелец адвокатской приёмной

Мне часто приходится бывать в судах Донецка, Макеевки, Тореза, Харцызска, Волновахи и других городов и посёлков. Везде работа идёт без накладок, в привычном режиме. Было несколько случаев нападения на представителей прокуратуры, поэтому теперь они появляются в своих кабинетах только для того, чтобы оформить отчёты или подготовиться к процессу. Тем не менее государственное обвинение работает.    

А вот прибыль в сфере юридических услуг заметно снизилась. Как правило, гражданские дела более высокооплачиваемые, но клиенты перестали ввязываться в тяжбы с банками, делить имущество, устанавливать права собственности. Те же, чьи дела ещё находятся на рассмотрении, часто предпочитают уступить оппоненту, чем продолжать процесс: есть риск, что вынесенное в суде решение останется только на бумаге.

Многие дончане уезжают в Крым: некоторые просто отдохнуть, кто-то эмигрирует. Не проходит и дня, чтобы кто-нибудь не обратился ко мне с просьбой о получении разрешения от бывшего супруга на вывоз ребёнка за границу.

Виктор Сивак, 58 лет, Макеевка (Донецкая область), владелец магазина автозапчастей

С поставками запчастей дела обстоят всё хуже и хуже, да и покупательская способность населения снизилась. Единственная радость — хозяева рынка не подняли стоимость аренды. Но в целом всё невесело: если ничего не изменится, мой магазин сможет продержаться не больше двух месяцев. Возможно, придётся закрываться.

И ещё проблема с налогами. Вести бухгалтерию мне помогает жена. Честно признаться, я предлагал ей просто не платить налоги месяц или два, подождать, пока не разрешится вопрос, кому пойдут налоги — Киеву или "ДНР". Но жена, опасаясь попасть под штрафы, меня переубедила. Недавно из-за захвата областного казначейства произошёл сбой в работе банков. В тот день жене пришлось оббегать полгорода, чтобы оплатить пенсионный сбор: банки не принимали платежи, терминалы не работали. Мы уже думали, что придётся ходить по всем инстанциям и пробовать заплатить наличными, но за пару дней всё наладилось. Сегодня платежи проходят нормально, но неизвестно, чего ждать завтра. Живём, как на вулкане.

То, что сейчас происходит в стране, я называю "великой олигархической войной". Украине сознательно не дают подняться на ноги и стать самостоятельной. Идёт война не за единство Украины, а за то, кому она будет подчинена — Западу или России. В результате страдает мирное население, до которого правительству нет дела

Галина Грабина, 37 лет, Макеевка (Донецкая область), владелица частной стоматологической клиники "ДентСтиль

Главная проблема для меня — закупка препаратов. Поставщик из Львова аргументировал свой отказ сотрудничать с нами тем, что для него теперь не существует такого города, как Донецк. Вот так! Харьков и Киев тоже работают с нами неохотно: заказов приходится ждать очень долго, поэтому стараемся запасаться всем необходимым заранее. Из-за взлетевшего курса валюты препараты подорожали на 50%. Это значит, что и цены в клинике мне нужно повышать минимум на 50%. Если я это сделаю, то, скорее всего, потеряю тех немногих клиентов, которые ещё остались. Люди сейчас и так терпят до последнего, идут к врачу, только когда уже совсем припечёт.

Проблем с оплатой налогов пока нет. У нас не такая большая прибыль, как, например, в крупных магазинах, мы не работаем с НДС. Налоги перечисляем в районную ГНИ, а уж кому они пойдут, пусть контролирующие органы сами разбираются.

Наталья А., Донецк, владелица магазина "Ассорти

Ходят слухи о том, что магазины грабят: мол, заходят вооружённые люди и выносят товар, не расплатившись. Но со мной и моими знакомыми ничего подобного не происходило.

У нас другая проблема: периодически возникают перебои с поставками. С сигаретами беда. Предприятие, занимавшееся поставкой табачных изделий в Донецке, закрылось по неизвестным причинам. А так как в своё время ему удалось монополизировать здешний рынок, достойной замены у нас пока нет. Выкручиваемся как можем: заказываем необходимую продукцию через интернет в других областях, пользуемся услугами "Новой почты". Кроме того, сократился ассортимент колбас — не доезжают машины с товаром из Харькова и Днепропетровска. Похожая ситуация с конфетами. Прекратились поставки в Донецк продукции кондитерской фирмы "Славянский источник", непонятно что происходит с производителями в Дружковке и в Краматорске. Исчезли с прилавков моего магазина и товары фирмы "Рошен": ходят слухи, что её донецкий торговый представитель в неоплачиваемом отпуске. Слышала о том, что в других магазинах резко снизился ассортимент сладостей от "А.В.К." и "Конти", но мои заказы всегда приходят в полном объёме.

Сергей Попов, 37 лет, Донецк, владелец магазина бытовой техники

Мы продаём бытовую технику под заказ. Сегодня это практически нереально. Например, продукцию "ВЕКО" поставляли Хмельницкий и Харьков. Из Харькова она не доедет, потому что дорога идёт через Славянск и Краматорск. А из Западной Украины товар уже месяца три не поступает: со львовскими номерами ни один разумный человек в Донецк не поедет. Вот и делай, что хочешь.

Другой вопрос — грабежи и мародёрство. Слава богу, меня эта участь пока миновала. Но у друзей под Харьковом торговые точки грабили. Однажды в наш магазин зашли ребята из "ДНР". Я сначала напрягся, но оказалось, что зря: покупатели были максимально вежливы, расплатились за товар и ушли.

Игорь Сиваченко, 42 года, Донецк, владелец службы такси

Жизнь в Донецке продолжается. Недостатка в клиентах нет, а вот водителей не хватает. Те таксисты, у которых есть возможность выехать в другие регионы страны или за границу, сдают шашки и уходят.Был случай, когда работник просто пропал и долго не выходил на связь. Позже выяснилось, что он уже в России. Некоторые водители присоединяются к бойцам ополчения.

Работать в такси сейчас идут от безысходности: кто-то приходит, потеряв другую работу, для кого-то это приработок. Некоторые отказываются от работы, услышав о ночных дежурствах, а это у нас обязательное условие. Но сейчас даже таксисты со стажем неохотно выезжают на линию в ночное время. Страх объясним: ходят слухи о том, что на людей нападают и отбирают машины. Но с нашими водителями подобных инцидентов не происходило.

Достаточно нервотрепки у таксистов и на блокпостах. Я сам, бывает, сажусь за руль и езжу по заказам. Меня много раз останавливали, но, как правило, если едешь с заказчиками, общение ограничивается проверкой документов, если один — заглянут в багажник и в салон.

Елена Шкарпова, Татьяна Рыбак, Татьяна Кривенко, Светлана Ефремова

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.