Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Мы не связаны акционерными отношениями с российским Вымпелкомом, -  Петр Чернышов, президент Киевстара

Мы не связаны акционерными отношениями с российским Вымпелкомом, - Петр Чернышов, президент Киевстара

Президент Киевстара Пётр Чернышов рассказал Фокусу о судьбе крымских активов компании, отсутствии ностальгии по Азарову и о том, почему для современного человека связь важнее секса

000

Вукраинскую телеком-отрасль россиянин Пётр Чернышов пришёл более года назад из пивоваренной промышленности, оставив ради должности президента Киевстара пост гендиректора Carlsberg Ukraine. Несмотря на тяжёлое экономическое положение страны, в её грядущее он смотрит с оптимизмом. Прошлым летом, будучи гражданином России, он даже подал документы на получение украинского гражданства, заявив, что "неразрывно связан с Украиной". На вопрос о том, получен ли уже украинский паспорт, уклоняется и обещает сообщить все детали в Facebook в ближайшее время.

Дно кризиса пройдено, заявляет власть. У бизнеса такое ощущение есть?

— То, что происходит в Украине, это обычный кризис недоверия, который пережили многие страны. Люди не доверяют чиновникам, судам, банковской системе. Не только граждане, но и бизнес. Сплошное недоверие государству.

Но кто может предсказать, что будет на фронте? Сумеем ли мы в очередной раз договориться с МВФ? За время независимости Украина даже не пыталась проводить реформы. В результате судьба страны оказалась в руках Европы, США, МВФ. Сами мы её не решаем. А в таких условиях трудно что-то предсказывать.

Желание уехать в более тихое место, о чём признаются некоторые крупные украинские бизнесмены, у вас не появлялось?

— Даже в мыслях не было. Я здесь живу десять лет, мне тут очень нравится. Жил в Европе до этого — в Великобритании, Голландии, Италии. Не могу сказать, что меня снова туда тянет. Как раз в нынешней ситуации на рынке и можно что-то изменить. Если у тебя не было лидерства — завоевать его. Если было — упрочить. Открыть новые ниши. Одним словом, меня украинский рынок вполне устраивает. Я собираюсь и дальше тут жить и делать бизнес.

Ваш коллега — собственник корпорации "Инком" Александр Кардаков в интервью Фокусу признался, что ностальгирует по периоду "раннего Азарова". Вы по прошлому не грустите?

— У меня нет ностальгии ни по какому Азарову — ни по раннему, ни по позднему. До последнего момента в Украине не было ни одного реформатора, о котором можно было бы тосковать. Сейчас они появляются. Хороший пример — то, что делает Нацбанк. Конечно, есть предприниматели, возмущённые ограничениями НБУ. Но это люди, которые вообще ничего не понимают в финансовой системе. Ведь если бы не меры НБУ, то у нас бы сейчас была гипер­инфляция, не проводились бы платежи. Ограничения в принципе не могут нравиться, но в данном случае они оказались полезны для страны.

Вы бывший преподаватель математики. Как считаете, какой должна быть формула успеха страны?

— Назову три условные составляющие этой формулы. Первая — в Украину приходит IKEA (известная мебельная компания из Швеции. — Фокус), так как эта сеть принципиально никому не даёт взяток. Вторая — в Украине появляются авиакомпании-лоукосты, что станет подтверждением реальной борьбы государства с монополиями. Третья — начинает работать учётная ставка НБУ, бизнес получает кредиты по доступной цене. Если я всё это вижу, то поверю, что страна меняется.

"Современного человека легче оставить без секса, чем без смартфона. Он это будет переживать гораздо менее болезненно"

Тарифные игры

По бизнес-показателям Киевстара общая экономическая ситуация сильно ударила?

— С одной стороны, показатели хорошие. Клиентская база во II квартале выросла на 3%, до 26,1 млн клиентов. Абоненты начали говорить на 5% больше, в среднем по 530 минут в месяц. Общий доход компании увеличился на 9%, до 3,3 млрд грн, несмотря на полное прекращение работы в Крыму и неспокойную ситуацию на востоке страны.

Но проблема в том, что наши акционеры смотрят на отчётность в долларах. Логично, что она резко испортилась. Поэтому нам важно окупить инвестиции в развитие сети 3G как можно скорее. Сейчас исследуем рынок на предмет того, сколько люди реально могут тратить на связь.

Недавнее изменение тарифов в связи с запуском 3G вызвало шквал негодования в соцсетях.

— Думаю, это возмущение той части клиентов, которые считают, что им всё должны давать бесплатно. Такие клиенты есть у каждой компании, с этим ничего не поделаешь. В чём вообще проблема? Когда только начал развиваться мобильный интернет, перед телеком-операторами стояла задача побороть страх абонентов перед билл-шоком, снятием большой суммы средств за загрузку одной страницы. Для этого мы предложили абонентам условно "безлимитный" интернет — определённый объём данных, которые из-за низкой скорости выкачать было просто нереально. Клиенты думали, что интернет у них безлимитный, хотя тратили всего по 5–15 Мб в день.

Но в эпоху широкополосного интернета меняется модель пользования и, соответственно, принцип тарификации услуги. Мы больше не можем оставлять абонентам 50 Мб трафика в день, которых, наверное, хватит на просмотр двух клипов в YouTube. Поэтому вместо урезания скорости абоненту начисляется следующий пакет стоимостью 3 грн. Таких пакетов по 50 Мб мы будем продавать в день максимум пять. И это правило действует только в архивных тарифах Киевстара. Так что билл-шок исключён.

А почему часто меняете тарифы? К примеру, мне недавно пришло уведомление, что цена звонков на стационарные номера с сентября возрастёт почти вдвое.

— Киевстар меняет тарифы два раза в год. Выпускаем новые тарифные линейки. Условно говоря, это то, что вы можете выбрать с полки, придя в магазин Киевстара. То, что, на наш взгляд, сегодня больше всего соответствует ожиданиям рынка.

Поэтому когда мы меняем цены для пользователей старых тарифов — это своеобразный толчок. Образно говоря, мы говорим им: "Не хотите ли выбрать что-то более новое, лучше удовлетворяющее ваши потребности".

Мы ведь не можем заставить пользователя сменить тарифный план, но когда пишем "изменилась цена на мегабайт интернета", нужно читать между строк. Это значит, "посмотрите, что мы приготовили для вас нового, это будет намного дешевле".

Если говорить о вашем случае, скорее всего, вы часто звоните на стационарные номера, мы вам намекаем, что стоит дополнительно купить пакет минут на городские телефоны и звонить дешевле.

Абоненты говорят об обилии рекламы и мошеннических предложений, которые рассылают на телефоны с помощью СМС. Вы как-то реагируете на это?

— Сама по себе реклама — не зло. Это вид информирования клиента, на который он согласен по определению. Если вам приходит, к примеру, реклама такси и вы не звоните к нам в колл-центр с просьбой отписать ваш номер, мы предполагаем, что вы и в дальнейшем хотите получать подобные сообщения. В этом случае рассылки спама я не вижу. Спам — это когда вы не хотите получать сообщения, а они к вам приходят. Да, это незаконно. Но чтобы мы могли причислить какое-либо рекламное сообщение к спаму, вы прежде всего должны сказать "не хочу".

Если же говорить о мошенничестве, попытках тем или иным образом выманить деньги, мы такие компании безжалостно отключаем от сети. Когда жалобы на мошеннические действия приходят от нескольких абонентов и мы убеждаемся, что это не действия, направленные против конкурентов, то сразу лишаем их доступа к сети. В год мы предотвращаем рассылку около 15 млн мошеннических СМС.

"В первом иске к России адвокаты должны доказать, что все украинские активы отобраны незаконно. Но это иск не нашего масштаба. Государство должно показать пример, и уже тогда последуют иски частных компаний"

Российский след

Киевстар позиционирует себя как патриотичную компанию. Новый логотип разукрасили в жёлто-голубой. У Михаила Фридмана, являющегося акционером компании, в России из-за этого проблем не было?

— Начнём с того, что Фридман никоим образом не участвует в операционном управлении Киевстара. Моё непосредственное руководство — CEO и совет директоров VimpelCom — находится в Амстердаме. Да и, если честно, не думаю, что Фридман каждый день думает: а что у меня там в Киевстаре творится? Я с Фридманом встречался, наверное, раз шесть. До сих пор никаких вопросов не было. Наоборот, он всегда говорил: "Вы украинская компания и делаете всё правильно".

Какая ситуация с оставленным в Крыму имуществом? Вы его не собираетесь передать на баланс российскому Вымпелкому?

— Как вы себе это представляете? Мы не связаны акционерными отношениями с российским Вымпелкомом. Наш собственник — международный телеком-холдинг VimpelCom ltd, его акции котируются на Нью-Йоркской бирже. Если какая-то из входящих в него компаний начнёт работать в Крыму, она сразу же попадёт под санкции.

ПриватБанк и Ощадбанк недавно заявили о подаче исков в Лондонский арбитраж к России о выплате им компенсаций за оставленное в Крыму имущество. Не хотите последовать их примеру?

— Прежде всего это компетенция не Киевстара, а VimpelCom. Этот вопрос нужно задавать нашему руководству в Амстердаме. Но лично я считаю, что первым подобный иск должно подать украинское государство. Государственных активов в Крыму осталось гораздо больше, чем у любой частной компании. В самом первом иске к России адвокаты должны будут доказать, что все украинские активы отобраны незаконно. Но это связано с колоссальными затратами. У нас таких денег нет. Это иск не нашего масштаба. Государство должно показать пример, и уже тогда последуют иски частных компаний.

Полезное знакомство

Недавно Киевстар проиграл скандальный тендер Нафтогаза, которому компания раньше предоставляла услуги связи. Победил Life:), предложивший более высокую цену. Почему так произошло?

— Мы до последнего надеялись, что здравый смысл возобладает, но этого не произошло. Мы признаём, что при подготовке тендерного предложения неправильно пронумеровали страницы. Это формальность. Но стоит ли она 400 тыс. грн налогоплательщиков? Сама ситуация, когда Life:), дискаунтер на рынке телеком-услуг, предлагает более высокую цену на связь, чем Киевстар и МТС-Украина, выглядит странно. На мой взгляд, то, что к участию в тендере допустили лишь Life:) и Укр­телеком, который предложил неадекватные цены на услуги связи, "пахнет" нехорошо.

Насколько для компании вообще важно сотрудничество с госорганами?

— Очень важно. Это крупный потребитель услуг. Кроме того, мы им предлагаем не просто связь. Мы развиваем совместные проекты по М2М-услугам (maсhine to maсhine. — Фокус). Это когда SIM-карту вставляют не в телефон, а в устройство для передачи данных. Подобный тип услуг станет одним из наиболее востребованных для госсектора — это ускорение документооборота, диспетчеризация общественного транспорта, управление уличным освещением, учёт коммунальных услуг.

К примеру, во Львове мы сейчас тестируем проект установки устройств передачи данных на насосы для добычи воды из артезианских скважин. Когда на скважине возникает утечка, устройство отключает двигатель и посылает сигнал диспетчеру. Стоит это копейки, но экономия за счёт снижения потерь колоссальная. В Днепропетровске и Запорожье сейчас делаем проект по регулированию уличного освещения.

Это один из глобальных трендов телеком-рынка. В развитых странах такие технологии невероятно востребованы. Госорганы в этом плане — один из главных клиентов операторов, так как они управляют огромным объёмом данных.

"Проблема в том, что наши акционеры смотрят на отчётность в долларах. Логично, что она резко испортилась"

Дело времени

IT-технологии развиваются стремительно. Какие изменения ждут телеком-операторов в ближайшие годы?

— Эти изменения связаны с развитием цифровых технологий — глубоким проникновением мобильного интернета и дополнительных сервисов. На развитых рынках это сейчас хорошо видно. Простой пример. В США и ЕС правила игры на телеком-рынке уже давно диктуют не операторы связи, а Apple и Google. Apple ставит тебя перед фактом, что в смартфоне только одна SIM-карта, а телефон будет продаваться "разлоченным", не "заточенным" под конкретного оператора. А Google говорит, что все пользуются его картами, и операторам придётся подстраиваться, чтобы сделать для клиентов  навигацию максимально комфортной. И ты ничего не можешь с этим поделать. Да, до Украины таким компаниям пока никакого дела нет, и у нас есть некий временной лаг, чтобы перестроиться. Но начинать меняться нужно уже сейчас. К слову, именно из-за этого я борюсь со стереотипом, что телекомом должны управлять менеджеры, выросшие из телеком-специалистов. Практика показывает, что им очень трудно принять смену парадигмы, которая произошла за последние годы.

Собственно, вы и сами долгое время работали в пивной отрасли. Сложности с адаптацией были?

— В Carlsberg у меня в приёмной стоял большой холодильник со всей выпускаемой нами продукцией. И когда у нас затягивались встречи с менеджерами по вечерам, мы открывали его и брали по бутылочке. В Киевстаре, увы, такого холодильника нет.

В своём Facebook вы говорили о том, что собираетесь трансформировать Киевстар в цифровую компанию. Что это значит?

— Современного человека легче оставить без секса, чем без смартфона. Он это будет переживать гораздо менее болезненно. Нынешнее поколение не выпускает смартфоны из рук. И мы должны общаться с ними при помощи мобильного приложения. Через него клиент должен иметь возможность купить все необходимые ему услуги, вплоть до нового смартфона, узнать информацию о своём тарифном плане, состоянии счёта и т. д. Без посещений магазинов и звонков в колл-центр.

Президент недавно подписал указ о внедрении стандарта 4G к 2017 году. Вы рады?

— Честно говоря, я не понимаю, зачем нам сейчас нужен 4G. Люди на нас жалуются, что при 3G они не успевают получать наши СМС о расходовании 50 Мб трафика и начислении новых (Киевстар при использовании абонентом 50 Мб присылает СМС-предупреждение о том, что ему будет начислен следующий пакет в 50 Мб стоимостью 3 грн. Но при использовании 3G трафик настолько быстро расходуется, что многие клиенты не успевали вовремя получать эти СМС, из-за чего тратили до 15 грн в день на мобильный интернет. Это вызвало возмущение в социальных сетях. — Фокус). На 4G мы не будем успевать даже отправлять такие СМС. К тому же если взять нашу базу абонентов — 26 млн человек, из них 7,5 млн имеют смартфоны, но только 600 тыс. из этих смартфонов поддерживают стандарт 4G.

Ещё один вопрос: будут ли пользователи платить за эти услуги? К примеру, на скорости 3G ролик YouTube грузится 30 сек. При 4G он будет грузиться за 3 сек. Но готов ли абонент платить в два раза больше за то, что получит ролик быстрее? Сейчас в реальности за 4G готовы платить лишь интернет-фанаты и часть бизнес-пользователей, которые пользуются различными приложениями и для которых критична скорость загрузки данных.

В конце концов, государству пока просто нечего предложить мобильным операторам. Частоты не подготовлены к внедрению 4G-технологии. Порошенко принял этот указ для того, чтобы заставить чиновников за два года подготовить регуляторное поле для внедрения мобильного интернета следующего поколения. Понятно, что 4G когда-то в Украине будет. В этом смысле указ президента абсолютно правильный. Но будет ли реализована эта инициатива — во многом зависит от того, какую плату государство потребует за лицензии и будет ли готов рынок заплатить.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.