Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Второй фронт. Какой формат торговых отношений выгоден Украине

Второй фронт. Какой формат торговых отношений выгоден Украине

Замминистра экономического развития Наталья Микольская рассказала Фокусу о последствиях российской торговой агрессии, замещении рынка РФ и будущем украинского экспорта

000

Наталья Микольская — представитель тех самых технократов, которых так не хватает в украинской власти. Один из лучших юристов страны в области международной торговли, она пришла на позицию замминистра экономического развития весной 2015 года, во время премьерства Арсения Яценюка. Когда его правительство ушло в отставку, Микольская осталась в министерстве. Она отвечает за развитие внешней торговли — благодаря её усилиям экспорт расширяется, а экспортёры получают всё новые возможности для замещения закрытого для украинских товаров рынка России.

КТО ОНА


Заместитель министра экономического развития

ПОЧЕМУ ОНА


Отвечает за развитие внешней торговли Украины

Почему при том, что экономика в 2016 году уже начала расти, экспорт всё же сократился?

— Общее сокращение экспорта нужно соотносить с динамикой не ВВП, а промышленного производства, восстановление которого активизировалось совсем недавно. Очень важно, что темпы падения экспорта существенно замедлились. Если за 10 месяцев 2015-го он упал на 32%, то за аналогичный период прошлого года всего на 8%. При этом экспорт в некоторые страны уже растёт. К примеру, в государства Евросоюза, ныне ЕС — наш основной торговый партнёр.

Экономическая агрессия России объективно влияет на внешнюю торговлю Украины. Как только падение экспорта начало замедляться (в конце позапрошлого года. — Фокус), РФ перекрыла транзит наших товаров в третьи страны. В результате в Казахстан поставки из Украины сократились на 49%, в Киргизию — на 44%, а в Китай — на 25%. Кроме того, ценовая конъюнктура была не слишком благоприятной для отечественных экспортёров. Доля сырья в нашем экспорте всё ещё слишком высокая, и это ставит украинскую экономику в большую зависимость от мировых цен.

Ещё один фактор — потеря части промпроизводства на востоке страны, из-за чего в 2016 году мы получили не лучшую сравнительную базу. Несмотря на то, что многие заводы в Донбассе остановились ещё в 2014-м, они и дальше продолжали распродавать товарные запасы со своих складов. В 2016-м эти остатки уже исчерпались.

Сколько денег мы потеряли из-за торговой агрессии России?

— По нашим оценкам, более $900 млн. Это потеря чистого экспорта в результате запрета на транзит, повышения пошлин и торгового эмбарго для ряда товаров. А именно из-за запрета транзита мы потеряли примерно $450 млн.

Транзит через РФ — это ключевой вопрос, так как усложняется доступ не только на российский рынок, но и на многие другие. Каким образом вы планируете решить проблему?

— Понятно, что все действия РФ политически мотивированы. Нынешние консультации с Москвой в рамках Всемирной торговой организации — это одно из условий, чтобы начать процедуру обжалования действий России в ВТО. Аналогичные консультации проводятся ещё по двум делам — об эмбарго на вагоны и стрелочные переводы из Украины. Мы сейчас также подводим к финалу запрос на консультации для инициирования ещё одного дела об ограничениях на импорт ряда продуктов питания в РФ.

"Отечественный бизнес очень активный: если он знает о возможностях, то использует их"

Запрет транзита — это самое очевидное нарушение с точки зрения доказательной базы. В других двух делах нам нужно собрать больше информации, вникнуть в технические аспекты. Но и в этих случаях у нас выигрышная позиция. Думаю, что решения по всем перечисленным вопросам будут вынесены на рассмотрение в ближайшие несколько месяцев.

Предположим, мы выиграем все дела, а Россия всё равно откажется снять ограничения. Чем она рискует в таком случае?

— Мы надеемся, что РФ выполнит решения органа по урегулированию споров ВТО. Если же она этого не сделает, то у нас будет возможность поднять пошлины для российских товаров или ограничить импорт товаров и услуг из РФ на ту же сумму потерь, которые понесла Украина в результате их торговой агрессии. К сожалению, процедура ВТО не предусматривает прямой компенсации ущерба. В любом случае эти решения принципиально важны для нас. Это будет превентивной мерой и для других наших торговых партнёров, которые задумываются об ограничениях украинского экспорта. К тому же, когда власть в России сменится, у новых руководителей не должно быть сомнений по поводу торговых ограничений. В нормальных условиях мировая торговля построена так, что страна-сосед всегда является одним из ключевых торговых партнёров. РФ — это естественный для нас рынок, как и Украина для России.

И если посмотрим на показатели нашего экспорта в государства ЕС, то увидим, что наибольший прирост наблюдается в соседних странах — Венгрии, Румынии и Польше.

В правительстве много говорили о создании альтернативного второго "Шёлкового пути" в Китай в обход России. Каковы результаты?

— Я не любитель розовых очков. Нужно оценивать ситуацию объективно: у нас есть проблема с альтернативным каналом поставок товаров в страны азиатского региона. Она не только в плоскости Украины. У паромных переправ на Чёрном и Каспийском морях низкая пропускная способность. Кроме того, проблемы есть и в украинской инфраструктуре. Ситуация должна улучшиться, так как Укрзализныця плотно занялась обновлением своего вагонного парка, начались ремонтные работы в порту Черноморска. Это позволит увеличить наш товаропоток по альтернативному каналу поставок в обход России. Улучшение функционирования этого канала является одним из приоритетов в работе Мининфраструктуры. Очень важно, что и Китай готов вкладывать инвестиции в развитие этого пути.

Кому из украинских экспортёров удалось полностью заместить российской рынок, а кто не смог этого сделать?

— Здесь уместнее говорить об опыте конкретных предприятий. У нас есть очень удачные примеры переориентации бизнеса с российского рынка сбыта, начиная с производства продуктов питания и заканчивая машиностроением. Прекрасный пример — ГП "Антонов". Но, как правило, в таких случаях речь идёт о переориентации производства. То есть для РФ компания раньше производила один товар, а теперь производит другой — для другого рынка. Сложнее всего переключиться с рынка России компаниям, выполнявшим лишь часть работ в одной цепочке производственного цикла российских корпораций. Такие проблемы есть, например, в энергетическом машиностроении. Правда, и российские компании заявляли, что из-за повышения пошлин на украинскую продукцию их товары также стали неконкурентоспособными. Это лишний раз подтверждает бессмысленность российских ограничений.

В мире нет ни одного высокоразвитого государства, которое бы держалось на аграрном экспорте. Вы сами говорите, что высокая доля сырьевого экспорта — это проблема страны. Есть ли предпосылки для роста объёмов более технологичной продукции?

— На данном этапе экспорт агропродукции создаёт нам "подушку". Экспортёры аграрного сырья или товаров первичной переработки приносят валютную выручку и выигрывают время, необходимое для привлечения инвестиций в сферу переработки. Причём не только в аграрную отрасль, но и в промышленность. Правительство работает над тем, чтобы превратить Украину в региональный хаб по переработке. Мы уже подали заявку на присоединение к конвенции Пан-Евро-Мед о региональных правилах происхождения товаров. Это откроет нам дорогу к участию в региональных цепочках добавленной стоимости. К примеру, украинские запчасти при использовании в производстве автомобилей в ЕС станут рассматриваться как европейские — для экспорта этого автомобиля в третью страну — участницу конвенции. То же касается европейской ткани и кожи при пошиве одежды и обуви в Украине.

Переориентация на продукцию с более высокой добавленной стоимостью уже происходит?

— Давайте посмотрим на производство автозапчастей в Украине. У нас сформировался большой кластер: четыре предприятия, изготавливающие различные запчасти, от сидений до кабелей. Также яркий пример — лёгкая промышленность. Если раньше наши компании работали по давальческой схеме, то сейчас многие шьют по прямым заказам из Европы. Появилось много предприятий аграрной переработки. От поставок сырых овощей и фруктов мы перешли к экспорту замороженных фруктов, концентратов и т. д.

Эффективно ли украинский бизнес использует квоты на беспошлинную торговлю в рамках ЗСТ с ЕС?

— Отечественный бизнес очень активный: если он знает о возможностях, то использует их. Другой вопрос — сертифицирована ли компания на рынке ЕС и соответствует ли ценовая конъюнктура ожиданиям наших предпринимателей. На свинину и говядину у нас есть квоты, но из-за отсутствия у компаний разрешения для доступа на рынок ЕС мы не можем их использовать. Или вот ещё пример. Чеснок сейчас очень востребован на внутреннем рынке, его выгодно продавать здесь, поэтому в ЕС его никто не везёт. С другой стороны, много продукции наши производители экспортируют сверх квот. Это виноградный и яблочный соки, мёд, томатная паста, сахар, мясо птицы, ячменная крупа. Если присмотреться к нашему экспорту в страны ЕС, то можно увидеть много любопытных вещей. К примеру, больше всего — в 130 раз — выросли поставки сливочного масла. Видим также рост поставок мороженого, мороженых овощей, детских колясок, транспортных средств для обслуживания железнодорожных путей (почти на $3 млн) и даже турбин на водяном пару. То есть происходит не только увеличение объёмов экспорта, но и расширение его номенклатуры.

Будете ли вы добиваться от ЕС в 2017 году дополнительных торговых преференций?

— Такая задача стояла и в прошлом году. Из-за торговой агрессии РФ мы просили у Евросоюза компенсаторные механизмы. И ЕС уже опубликовал проект регламента о предоставлении Украине дополнительных торговых преференций. Да, мы не получили всё, что просили. Но важно, что этот документ предусматривает не только выделение дополнительных квот, но и снижение пошлин на некоторые виды промышленной продукции. Например, на обувь, медные и алюминиевые изделия, пигменты, удобрения. Это товары, которые мы уже поставляем, и тут мы видим возможность роста. Если данный регламент будет поддержан Европарламентом и Советом ЕС, мы увеличим экспорт в страны Евросоюза на $100–150 млн. Это исходя из нынешнего состояния промышленного производства. А если будут инвестиции в эти секторы, то на большие суммы.

В следующем году также планируем начать переговоры о заключении соглашения о признании соответствия промышленных продуктов АССА. Когда мы подпишем этот документ, сертифицированный в Украине продукт сможет спокойно экспортироваться в ЕС. К слову, Россия в рамках трёхсторонних переговоров очень хотела приостановить эту адаптацию.

"Правительство работает над превращением Украины в региональный хаб по переработке"

Также возлагаю большие надежды на работу новосозданного проектного Офиса по продвижению экспорта. Это консультативный орган при МЭРТ, финансируемый несколькими донорами (американским USAID, канадским EDGE, немецким GIZ). Уже собрана команда экспертов, которые будут заниматься установлением B2B-контактов, организацией торговых миссий, развитием бренда #MadeInUkraine и образовательными проектами для украинского бизнеса.

Ещё один важный элемент  — участие отечественных компаний в иностранных гостендерах. В рамках соглашений о ЗСТ с ЕС и Канадой уже есть такая возможность, и некоторые компании активно ею пользуются. Есть случаи, когда наши компании из секторов лёгкой промышленности, производства военного и медицинского оборудования побеждали в таких тендерах. 

В 2016-м Украина подписала соглашение о зоне свободной торговли с Канадой. Ожидаете ли вы аналогичных соглашений с другими странами в этом году?

— В приоритете — переговорный процесс с Израилем. Ещё планируем максимально продвинуться в переговорах по ЗСТ с Турцией.

Самое важное — сейчас мы завершаем работу над экспортной стратегией. В ней определим наши приоритетные рынки. А также проведём исследования: какой формат торговых отношений нам выгоден, с какой страной и какие следующие приоритеты для переговоров по ЗСТ.

Бюджет-2017 и принятые вместе с ним законы могут повлиять на расширение украинского экспорта?

— В бюджетном пакете законов, принятом накануне нового года, есть несколько хороших новостей для экспортёров. Первая — увеличение финансирования дипучреждений. Ведь торговля не сможет должным образом функционировать без нормального дипломатического представительства. Вторая — закон о создании экспортно-кредитного агентства. На первом этапе мы видим его как страховое агентство, предоставляющее услуги по льготному страхованию и хеджированию рисков экспортёров. Сейчас работаем над составлением полного перечня товаров и услуг, с которыми будет работать агентство. Ключевой акцент — на сфере переработки в секторе малого и среднего бизнеса.

Но не всё зависит от дополнительного финансирования, очень многое можно делать с уже существующим ресурсом и фондами техпомощи. Мы также поддерживаем инициативы различных ассоциаций.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.