Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Крайним будете. Что принесет бизнесу новый сезон проверок

Крайним будете. Что принесет бизнесу новый сезон проверок

Длящийся с 2014 года мораторий на внеплановые проверки бизнеса не спас предпринимателей от штрафов. С этого года запрет на инспекции снят для 20 контролирующих органов

000

Уведомление о проведении очередной проверки заставляет бизнесмена вздохнуть и потянуться за сигаретой. "Сейчас ждём Экоинспекцию и Госслужбу по чрезвычайным ситуациям, снова будут искать, что вписать как несоответствие нормам", — рассказывает Фокусу владелец одной из крупных киевских типографий.

Его предприятие судится с Государственной фискальной службой. Причина разбирательства — начисленные в прошлом году в качестве штрафа 2 млн грн. "Мы пошли в суд, поскольку не понимаем, откуда взялось это доначисление. Формулу расчёта штрафа фискалы по требованию суда не могут предоставить. Просто приносят бумажку, где написано, что мы должны заплатить эту сумму", — говорит предприниматель.

Справедливости ради стоит отметить, что ситуация с проверками бизнеса за последние годы улучшилась. Так, по данным Государственной регуляторной службы, в 2014 году организовали почти 447 тыс. проверок (273 тыс. плановых и 173 тыс. внеплановых). На 2018 год предусмотрено почти 109 тыс. плановых проверок, внеплановых — пока лишь 543.

Тем не менее она далека от идеала. По словам Алексея Гончарука, руководителя Офиса эффективного регулирования (BRDO), хотя практика доведения до региональных фискальных органов плана по штрафам осталась в прошлом, до того, чтобы ГФС превратилась в дружественную бизнесу консультативную службу, далеко.

"Поныне существует практика планирования наполнения бюджета. Налоговая знает, какая доходная часть бюджета предусмотрена, и ориентируется на то, какую сумму нужно собрать. Это не совсем верный подход. Налоговая должна следить за тем, чтобы правильно выплачивались налоги, а не определять размер выплат", — говорит Гончарук.

"Ни от чего, что придумано в фискальной сфере при Януковиче, нынешняя власть не отказалась. Все осудили, но продолжают работать так же", — комментирует реформу ведомства руководитель типографии. — В прошлом году нас проверяла налоговая, инспектор в порыве откровения сказала: "Если что-то не так, то в суде докажете, решение будет в вашу пользу. А я на работе, если не напишу штраф, меня уволят".

Бизнесмен говорит, что сегодня, как и пять лет назад, есть фирмы, которые звонят на предприятие перед проверкой и предлагают "решить вопрос с контролирующими органами". Как и раньше, с инспектором нужно вести разговоры "с намёком", иначе "настроение у проверяющего падает, а размер предписания растёт".

Только этого мало

Глава ГФС Мирослав Продан уверяет, что нынешняя задача налоговой — не давить на налогоплательщиков, а повысить эффективность борьбы с уклонением от налогообложения. Для этого в 2018 году создадуть новые онлайн-сервисы для плательщиков.

Как поясняют в ГФС, Главное управление внутренней безопасности ведомства лишь в январе этого года провело 154 служебных расследования. Один сотрудник уволен с занимаемой должности, 24 привлечено к дисциплинарной ответственности, вынесено 21 официальное предупреждение. Кроме того, правоохранительные органы начали 33 уголовных производства. В ГФС  также напоминают о работе сервиса "Пульс", на который плательщики могут сообщить о неправомерных действиях работников службы. В январе проверили 13 сообщений, из них одно частично подтвердилось.

Но никакие репрессивные меры против недобросовестных сотрудников кардинально не изменят принципов работы ведомства. Ситуация исправится только при радикальном реформировании службы. Так считает Владимир Дубровский, старший экономист "CASE Украина". "Реформа не начиналась. В тех вариантах реформы, которые якобы приняты, об изменениях культуры налоговой службы и изгнании оттуда духа Азарова речь не шла", — говорит эксперт. По его словам, необходимо завершить реформу администрирования НДС, заменить налог на прибыль налогом на выведенный капитал. "С налогом на прибыль невозможно сделать администрирование прозрачным. Также необходима отмена налога на труд, называемого Единым социальным взносом", — считает Дубровский.

"Программа реформы, разработанная самим ведомством, не может быть радикальной. Нельзя поручать налоговикам самим себя реформировать. Иначе плательщики увидят в лучшем случае изменения в виде улыбчивых девушек на приёме документов или какую-то электронную систему документов. Это неплохо, но не решает главную проблему", — резюмирует эксперт.

На откуп Фемиды

Пока бизнес и фискалы ищут точки соприкосновения преимущественно в судах. Стандартная процедура оспаривания решения налоговой — подача соответствующего обращения в проверяющий орган. Но, как показывает практика, в большинстве случаев фискалы не отменяют своих решений. Тогда предприниматели обращаются в суд.

"Налоговая знает, какая доходная часть бюджета преду­смотрена, и ориентируется на то, какую сумму нужно собрать"

"На начало 2018 года на рассмотрении в судах разных инстанций находилось чуть более 47 тыс. дел по искам налогоплательщиков к территориальным органам ГФС о признании недействительными налоговых решений и уведомлений. Общая исковая сумма — около 200 млрд грн", — отмечает Алексей Гончарук. Кроме того, исков от ГФС к бизнесу в судах порядка 24 тысяч. Общая сумма претензий оценивается в 50 млрд грн.

По подсчётам Соломии Марчук, СЕО юридической компании MBP Group, около 70% нагрузки админсудов приходится на налоговые споры. Активнее начали судиться, когда заработала система мониторинга рисков при регистрации налоговых накладных. Именно эта система определяет, к кому из бизнеса придут с проверками контролирующие органы.

Наиболее лояльны украинские суды к бизнесу в обжаловании отказа в регистрации налоговых накладных. По словам Игоря Млечко, директора департамента правового сопровождения бизнеса юридической компании A.S.A. GROUP, в таких спорах суды в 95% случаев принимают сторону бизнеса. "В отношении категории бестоварных операций ориентировочная статистика составляет 70 на 30% в пользу налогоплательщиков", — говорит он.

Что касается размера судебных издержек, то с 2015 года для имущественных споров размер сбора составляет 1,5% цены иска (но не более 350 прожиточных минимумов). "В абсолютных цифрах это от 1,6 тыс. грн до 616,7 тыс. грн. Если в иске фигурирует многомиллионная сумма и истцом является налогоплательщик, а не ГФС, то затраты на суд могут исчисляться сотнями тысяч гривен", — добавляет Наталья Ульянова, управляющий партнёр международной компании ICF Legal Service.

Несмотря на то, что судиться с ГФС долго и подчас дорого (нужно пройти рассмотрения всех апелляционных жалоб вплоть до Верховного суда), бизнес это не останавливает. "Если я соглашусь с предписанием в несколько миллионов, это значит, что я должен сокращать штат, распродавать оборудование и сворачивать деятельность. И никого не волнует, что при этом поступления в бюджет страны упадут не на два, а на десятки миллионов в год", — говорит владелец типографии.

Алексей Гончарук считает, что ситуация с большим количеством судебных разбирательств указывает на то, что налоговая не дорабатывает. "Где-то она не может убедить бизнес в том, что налоги нужно платить. Где-то неправомерно начисляет налоговые обязательства, признаёт их не там, где они реально существуют", — резюмирует он.

Но суд — это выход для крупного и среднего бизнеса. Для большинства малых предпринимателей такой механизм не по карману. "Чтобы подать в суд, только пошлины нужно уплатить около 200 тыс. грн. А ещё адвокат", — рассказывает Игорь Черешинский, руководитель небольшой одесской компании "Новая линия". Около 10 лет предприниматель занимается поставками деликатесных импортных продуктов в украинские торговые сети. Оборот компании около 10 млн грн в год, а в штате всего 8 сотрудников.

Сейчас Черешинский пытается оспорить решение одесской налоговой, которая по результатам проверки работы компании за 2014–2016 годы составила акт, предусматривающий штраф до 4 млн грн. Основные претензии фискалов — компания занизила налог на прибыль и налог на добавленную стоимость.

"Всё, что мы платим национальным сетям, — а они берут деньги за вход и маркетинг, — мы записываем в затратную часть нашего бюджета. По утверждению проверяющих, так как мы товар продали, мы не имели права относить эти выплаты к расходам", — поясняет Игорь Черешинский. Куда отнести эти суммы, представители налоговой ответить не смогли. Вместо этого назначили новую внеплановую проверку на 20 февраля 2018 года.

"Нарушений очень много. Решение по итогам плановой проверки нам прислали по почте, а не вручили лично. У нас было мало времени на опротестование решения. Рассмотрение нашего возражения также проходило с нарушениями — не было начальника территориального органа ГФС", — делится подробностями Черешинский.

Проверить всё

При этом предпринимателям сложно приходится не только с фискалами. "Трудовые проверки стали настоящим бичом для бизнеса, поскольку за нарушение трудового законодательства предусмотрены огромные штрафы, вплоть до 320 тыс. грн", — поясняет Наталья Ульянова. С юристом соглашаются и представители региональных бизнес-ассоциаций, которые этот вид проверок ставят на второе место после визитов налоговой. "Традиционно проверяют у нас тех, кто легально работает и платит за наёмных работников налоги. Когда Пенсионный фонд переслал в управление Гоструда данные об уплате налогов, идут с проверкой. Как правило, в таких случаях всегда находят, за что оштрафовать", — рассказывает Светлана Иченская.

Встречаются и откровенно абсурдные случаи. "Была история в 2016 году, мне её рассказал руководитель одного из предприятий в Черниговской области. Они подготовились к проверке от и до, но проверяющий решил задать задачку покреативнее. В связи с переходом на летнее время переработка сторожей предприятия составила 1 час. Поскольку в документах это отражено не было, предприятию выписали штраф в 16 тыс. грн", — рассказывает предприниматель и глава общественной организации "Сяйво Сиверщины" Ирина Березинец. После того как сторожу была выплачена надбавка, инспекторы Охраны труда согласились на 4 тыс. грн штрафа.

Моратория больше нет

Новый сезон эпичной саги о проверках бизнеса лишь начинается. 22 февраля Кабмин опубликовал постановление, в соответствии с которым с 20 госорганов снят запрет на проведение проверок. Проверять бизнес без согласований с Государственной регуляторной службой получили возможность ГФС, Госинспекция труда, Минприроды, Антимонопольный комитет, Госгеонедра, Нацкомиссия по регулированию энергетики и коммунальных услуг, Гос­экоинспекия, частично Госслужба чрезвычайных ситуаций и ещё ряд ведомств. Среди них есть и относительно недавно созданная Госпотребслужба. В её юрисдикцию входят проверки бизнеса на выполнение правил санитарного и ветеринарного контроля.

"Малый и средний бизнес не доверяет государству. Все помнят, как проверки проходили раньше. Предприниматель должен был платить взятки, чтобы от него отстали, — комментирует ситуацию Оксана Кузякив, исполнительный директор Института экономических исследований и политических консультаций. — С одной стороны, проверять безопасность продуктов необходимо, хотя бы потому, что это наше обязательство в рамках соглашения об ассоциации с ЕС. С другой стороны, это должно быть в рамках закона".

По идее правительства, начинать проверки все службы должны, имея не только чёткий график инспекций, но и унифицированный порядок их проведения. Должны быть обновлённые акты проверок, или, как их ещё называют, чек-листы. Но по факту этого нет. "Полностью соответствуют требованиям закона о контроле и постановлениям Кабмина унифицированные формы актов в семи сферах. В 28 сферах из 89 они вообще не утверждены, в остальных формы актов либо устаревшие, либо не соответствуют законодательству в полном объё­ме", — рассказывает Ксения Ляпина, глава Государственной регуляторной службы Украины. В списке неутверждённых актов, к примеру, упомянутые выше нормы госконтроля по выполнению трудового законодательства.

По словам Ляпиной, даже если проверка приходит с унифицированной формой контроля, чек-лист можно использовать только в той части, которая законодательству не противоречит. Чиновница подчёркивает, что работает контроль над самими проверяющими, если те нарушили процедуры проверок. Однозначный плюс — большинство проверяющих органов подключены к системе планирования проверок, 29 из 40 ведомств.

Несмотря на продвижение реформаторских инициатив, бизнес настаивает: всё не радужно. "Основная проблема — реформа системы государственного надзора проведена на общем уровне, а давление со стороны контролёров в определённых отраслях и сферах осталось таким, как было", — говорит Любомир Чорний, старший эксперт программы USAID "Лидерство в экономическом управлении". Отраслевое же законодательство не приведено в соответствие с базовым законом о госнадзоре. А ситуация, которая сложилась, по словам Чорния, напоминает попытки заткнуть бюджетные дыры и выполнить обещания повысить стандарты жизни за счёт малого и среднего бизнеса. И легче в ближайшее время вряд ли станет.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.