Все статьиВсе новостиВсе мнения
Экономика
Украина
Красивая странаРейтинги фокуса
Любовь и бизнес. За счет чего живут гостиницы Украины и какие отели сейчас в моде

Любовь и бизнес. За счет чего живут гостиницы Украины и какие отели сейчас в моде

Управляющая Fairmont Grand Hotel Kyiv Елизавета Юрушева о требованиях президентов к сервису, преимуществах хостела перед фешенебельным отелем и ежедневных отчётах перед отцом

13100

Елизавета Юрушева — один из наиболее известных отельеров страны. С 2009 года руководит бутик-отелем "Ривьера", с марта 2012-го — фешенебельным Fairmont Grand Hotel Kyiv. В разговоре с Фокусом она рассказала о подноготной семейного бизнеса и взаимоотношениях с отцом, бизнесменом Леонидом Юрушевым.

КТО ОНА


Управляющая Fairmont Grand Hotel и бутик-отеля "Ривьера"

ПОЧЕМУ ОНА


Вряд-ли кто лучше Юрушевой разбирается в нюансах отельного бизнеса

Однажды в Fairmont зашёл Михаил Саакашвили. Потом об этом долго говорили. У вас есть какая-то политика в отношении, скажем так, неоднозначных в плане репутации личностей?

— Гостиница — это публичное место. Саакашвили зашёл выпить чаю. Проблемы с имиджем могут возникнуть, как раз если начнёшь копаться в биографии гостей. Очень важно соблюдать аполитичность, смотреть на людей исключительно как на клиентов.

У высокопоставленных гостей часто бывают необычные требования к сервису?

— Как правило, это занятые люди среднего и выше возраста, и требования у них соответствующие — тишина и уют. Они ценят удобную кровать, красивый холл, цветы, вкусный ресторан, правильную подачу завтрака, правильную прессу в номер.

О бизнесе

Насколько отельный бизнес сейчас привлекателен для инвесторов? За сколько можно вернуть затраченные на строительство отеля деньги?

— Если ты открываешь хостел или бюджетный отель, сделав правильный ремонт и корректно выставив цены, можно вернуть инвестиции за 3–5 лет. Отель класса 3– 4* или бутик-отель окупится за 8–10 лет. Пятизвёздочная гостиница — это возврат инвестиций за 20–30 лет. В условиях стабильного рынка, которого у нас нет. Фешенебельный отель — это скорее репутационный проект. Владелец получает престижный объект для портфолио и сам становится VIP-персоной. У нас останавливаются президенты и премьеры. Наш отель — первое, что они видят в стране. Поэтому от владельцев топовых отелей многое зависит.

Но если говорить об отельном бизнесе именно как о способе заработка денег, то в мире сейчас тренд на создание хостелов и арт-бутиков. Мы тоже стараемся от него не отставать, поэтому в январе открываем отель "Ривьера-хаус". В нём мы отходим от классики, делаем ударение на сервис и арт-объекты.

Изначально вы планировали открыть "Ривьеру" в начале года. Почему перенесли сроки?

"Как только объявляют даты крупного мероприятия, мы поднимаем цены на 25%"

— Я себя переоценила. Замахнулась на глобальные перемены концепции отеля. Из-за этого объём невыполненных в сроки работ стал расти как снежный ком. Я сорвала два дедлайна: сначала планировала открыться в марте, потом в сентябре.

Теоретически я могла бы вложиться в сроки, но для этого нужно было согнать на объект очень много людей. Это потребовало бы значительного увеличения финансирования проекта.

Почему вы вообще решили реконструировать "Ривьеру"?

— Гостинице восемь лет. Когда ты строишь классический отель, в этом плане проще. Классика всегда в тренде. Когда делаешь арт, существует опасность, что концепция станет неактуальной. Восемь лет назад дизайн Ривьеры был модным, сейчас нет.

Предприниматели из реального сектора экономики часто говорят, что так и не смогли компенсировать потерю российского рынка. Насколько геополитические изменения в стране отразились на отельерах?

— До войны около 40% наших гостей были россиянами. Этот рынок ушёл. Частично потерю компенсировал рост числа иностранных делегаций — как из стран ЕС, так и из Азии. Пока мы не вернулись к цифрам 2013 года. Но главное, что приезжающие к нам люди понимают: в Киеве безопасно. Это даёт надежду.

Украинский бизнес жалуется на отток персонала за границу. Испытываете ли вы проблемы с поиском сотрудников?

— Работа в отельном бизнесе вызывает интерес у молодёжи. Честно говоря, они до конца не понимают, во что ввязываются. Я тоже в своё время думала: буду работать в красивом месте, у меня будет красивая форма. Но когда начинаешь работать, наступает день, когда у тебя нет настроения и тебе хочется плакать. Но ты должна не просто улыбаться клиенту, а делать это искренне, иначе начнутся проблемы. А когда становишься менеджером, оказывается, что ты на работе 24 часа в сутки. Если мне звонят в два ночи, я обязана поднять трубку. Это реалии индустрии гостеприимства…

О туризме

В последнее время власти много говорят о развитии въездного туризма. Вы ощутили приток туристов?

— По нашим гостям вижу, что состоятельных туристов в Киеве очень мало. В основном у нас останавливаются по работе. Это чётко видно по заполняемости. На выходные провал, а в понедельник заполняемость номерного фонда вырастает. Если говорить о месяцах, то пиковый период с сентября по декабрь.

Можно услышать мнение, что отельеры препятствуют росту турпотока, неоправданно повышая цены во время массовых мероприятий. К примеру, когда в Киеве проходил финал Лиги чемпионов по футболу, цены на отели выросли в несколько раз.

"Очень важно соблюдать аполитичность, смотреть на людей исключительно как на клиентов"

— В Милане во время недели моды цены на номера возрастают из года в год. И что? Это бизнес. Если у меня есть возможность продать номер дороже, почему я должна отказываться? Да, как только объявляют даты крупного мероприятия, мы поднимаем цены на 25%. Если я вижу, что остался один свободный номер, как минимум на 50%.

Что могут сделать отельеры для повышения туристической привлекательности страны?

— Там, где есть перспективы для туризма, уже есть необходимая инфраструктура. Посмотрите на Одессу. Она стала второй Ибицей. Несмотря на очень короткий сезон. Там прекрасные рестораны, множество концептуальных оте­лей. Иностранцев это привлекает.

Украинские отели ничем не уступают отелям аналогичного класса в том же Париже. У нас намного лучше сервис, часто лучше интерьеры. Это психологическая вещь: когда ты приезжаешь в Париж, у тебя столько вау-факторов, что просто не обращаешь внимания, что сотрудник за стойкой даже не взглянет на тебя, не улыбнётся. Это же Париж!

Об отношениях с отцом

Как отец отнёсся к вашей ошибке в расчёте сроков работ по "Ривьере"?

— Я перед ним отчитываюсь о ходе выполнения проектов и согласовываю бюджеты. Но он практически не вмешивается в операционное управление и не даёт мне советов. Точнее, единственный совет папа дал мне, ещё когда я начинала стройку "Интерконтиненталя". Он сказал, что на стройке надо жить. Это не тот случай, когда можно уйти, забыть прийти. Стройка — это диагноз.

Даже понимая, что срываете сроки открытия "Ривьеры", вы не подошли к отцу и не спросили, как лучше сделать?

— Я бы могла так поступить, если бы речь шла о моей квартире. В бизнесе я не люблю делить ответственность. Если это твой проект, это твой проект. Иначе в случае неудачи внутренний голос будет "пилить": "а вот не надо было слушать".

Обычно люди стараются переложить ответственность на другого.

— Их просто не воспитывал мой папа.

Как я понимаю, он с вами в детстве был достаточно строг?

— Он строг, но справедлив. Благодаря ему я там, где я есть. Папа меня всегда учил, что не надо влюбляться в бизнес. Настанет момент, когда придётся его продать. Не стоит поддаваться эмоциям — ты построил, потратил своё время. Время должно быть эффективным. Многие допускают ошибочное чувство, что бизнес работает в минус, но я ещё потерплю, ведь это моё детище. Нет. Надо быть объективным и понимать, куда движешься.

Вы часто общаетесь с отцом?

"Украинские отели ничем не уступают отелям аналогичного класса в том же Париже"

По будням в 8 утра каждый день у меня с ним встреча. Я подвожу итоги предыдущего дня, говорю, на какой стадии мы находимся, по какому проекту. С понедельника по пятницу я его менеджер. На выходных приезжаю к нему как дочка с внуками.

Сейчас модно заниматься благотворительностью. Вы не чужды этому веянию. Но помощи больным детям предпочли образовательный проект для детей-сирот. Почему?

— Я работаю с фондами, помогающими больным детям. Но морально мне тяжело ездить туда, инспектировать, это убивает меня. Я выбрала направление, которое могу осилить. Для человека важно любить свою профессию. Если он её не любит, это каторга на всю жизнь. Мне выбрать правильную профессию помог отец.

У этих детей нет родителей, которые помогли бы им сделать правильный выбор. Поэтому мы садимся со школьниками и обсуждаем: как выглядит та или иная профессия, ходим на мастер-классы, смотрим. Ребёнок должен понять: неважно, ты из детского дома или богатой семьи. Если у тебя хорошее образование и любимая профессия, ничего невозможного для тебя нет.

131
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2019.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.