Сюрприз: тарифы на ЖКХ не изменились. Что произошло с экономикой за 28 лет независимости

2019-08-23 09:42:21

1421 89
Сюрприз: тарифы на ЖКХ не изменились. Что произошло с экономикой за 28 лет независимости

В эпоху независимости в 1991 году Украина вступала развитым государством с огромным экономическим потенциалом и достаточно высоким уровнем жизни. Военный комплекс с ядерным оружием, серьезные наработки в космической сфере, плодороднейшие черноземы, образованное население – все это у нас было. Но прошедшие 28 лет позволяют констатировать, что движение к «светлому будущему» пошло не так быстро, как мы себе представляли

Рынок труда: от социализма к рынку

О том, какие изменения за минувшие годы претерпел рынок труда, каждому из нас известно не понаслышке. Правда, в большинстве своем эти изменения – ПК на каждом офисном столе, многочисленные мессендежеры и соцсети, которые многие активно используют в работе, возможность проводить видеоконференции с партнерами, находящимися за тысячи километров, – произошли благодаря научно-техническому прогрессу: мир меняется и Украина меняется вместе с ним.

А вот то, что зависит исключительно от ситуации внутри страны, например, теневой рынок, к сожалению, меняется медленно и со скрипом. Эксперты констатируют, что сегодня по «черным» и «серым» схемам работает не менее половины бизнеса. Каждое новое правительство считает свои долгом громко объявлять войну «тени» и каждый раз эту войну с треском проигрывает.

И все же за 28 лет независимости Украина смогла перейти на рынке труда от социалистических отношений если не к капиталистическим, то по крайней мере к рыночным, считает директор по странам Восточной Европы компании World Staff Виталий Михайлов.

«Прежде всего изменилась психология наемного работника, ведь раньше многие работали исключительно по принципу «где бы ни работать, лишь бы не работать», – говорит эксперт. – И, конечно, поменялись работодатели: советские предприятия начала 1990-х и современные украинские предприятия – это земля и небо. В Украине появился бизнес – от мелкого до крупных транснациональных корпораций. И я считаю, что мы движемся в абсолютно правильном направлении».

Положительный момент – приватизация госпредприятий, и как раз сейчас началась очередная волна. Государство является неэффективным собственником практически во всем мире, говорит Михайлов, и чем быстрее предприятия будут переданы в частную собственность, тем скорее превратятся в эффективные рыночные. Конечно, есть и второй вариант: они просто умрут, их «порежут на металлолом», но это тоже одна из сторон рынка.

Гривна: сюрприз за сюрпризом

В этом году нашей национальной валюте исполняется 22 года: в результате денежной реформы в 1996-м украинская гривня заменила карбованцы.

За это время гривня пережила все – от медленных девальваций до серьезных падений. Первое из них произошло вскоре после рождения: в конце 1990-х молодую валюту подкосили, с одной стороны, необходимость рассчитываться по гособлигациям, с другой – паника населения, не успевшего проникнуться особым доверием к новым деньгам.

После этого вплоть до кризиса 2008-го гривня чувствовала себя относительно неплохо на уровне 5 грн за доллар, а вот октябрь 2008-го, когда за два месяца курс обвалился с 4,90 до 7,70 грн за доллар, многие до сих пор вспоминают с содроганием. Но пик обесценивания гривни случился в 2014–2015 годы, когда она за несколько месяцев рухнула в 2,5 раза, а февраль 2015-го и вовсе добавил украинцам седых волос: за считанные дни курс подскочил до 40!

Сейчас национальная валюта демонстрирует удивительную стабильность, удерживаясь у отметки 25 грн за доллар. Однако экономисты не дают возможности помечтать о хорошем, уверяя: гривню укрепили искусственно, так что ее падение – лишь вопрос времени.

Так, по словам аналитика Алексея Куща, сегодняшнее укрепление курса объясняется не фундаментальными экономическими причинами, а искусственными монетарными факторами. НБУ с помощью высоких процентных ставок создает на рынке искусственный дефицит национальной валюты, а Минфин выпускает краткосрочные высокодоходные ОВГЗ, привлекая иностранный капитал и создавая валютный профицит. Очевидно, что эти меры будут работать до тех пор, пока НБУ сможет продолжать политику высоких ставок, а интерес к ОВГЗ будет достаточно высок. Но как только эти искусственные факторы уйдут, канет в прошлое и «крепкая гривня».

Пенсии и зарплаты все еще не европейские

За точку отсчета зарплат и пенсий целесообразно взять все тот же 1996 год, когда украинцы стали использовать собственную национальную валюту. По данным Госстата, средняя зарплата в 1996-м составляла 126 грн, что по тогдашнему курсу было эквивалентно $72. Средняя пенсия в год рождения гривни составляла 38,7 грн, эквивалент $22.

Очевидно, что благосостояние украинцев за минувшие годы улучшилось, хотя справедливости ради надо отметить, что за это время серьезно изменилась покупательная способность не только гривни, но и доллара.

Как бы там ни было, в прошлом году средняя зарплата в Украине составила $333 (9223 грн), средняя пенсия – $90 (2479 грн). А нынешнее укрепление курса вместе с ростом номинальных зарплат и вовсе подняло среднюю зарплату до $399, что более чем впятеро выше, чем в 1996-м.

«Здесь нужно понимать, что данный рост зарплат можно назвать победой только при сравнении с нашими же зарплатами 1990-х, – прокомментировал цифры экономист Андрей Мартынюк. – Пока мы росли минимальными темпами, соседние страны сделали настоящий рывок, в результате чего дистанция между нами превратилась в пропасть. Украинцы зарабатывают в разы меньше, чем в соседней Польше, и в десятки раз меньше, чем в странах Западной Европы».

О том, что в Украине существует глубокая диспропорция между высокой стоимостью жизни и низкой ценой труда, хорошо известно и в правительстве. В Комитете по вопросам социальной политики, занятости и пенсионного обеспечения констатировали: наша страна занимает последнее место в Европе по уровню трудовых доходов граждан

Тарифы: так уже было…

В последние годы коммунальные тарифы – по-настоящему больная тема для граждан страны, недаром ее так активно «эксплуатировали» кандидаты в президенты, обещая перед выборами снизить тарифы вдвое и даже вчетверо.

О том, что раньше коммунальные тарифы были вполне приемлемыми, а сейчас стали «драконовскими», не говорит только ленивый. Каждому украинцу прекрасно известно, что тарифы взлетели в десятки раз, и нас это справедливо возмущает. Но давайте вспомним, что росли не только тарифы, но и зарплаты, и наконец выясним: так что же из них росло быстрее?

В 1996-м украинцы платили за отопление 50 копеек за «квадрат». То есть живя в условной квартире площадью 50 кв. м, заплатить за отопление нужно было 25 грн в месяц. Получается, что при среднемесячной зарплате 126 грн это составляло 19,8% от зарплаты.

В отопительном сезоне 2018/2019 жители столицы платили 38,50 грн за квадратный метр отапливаемой площади. То есть за отопление тех же 50 м нужно было заплатить 1925 грн, что при среднемесячной зарплате 9223 грн составляет 20,9%.

Как видим, коммунальные платежи росли действительно немного быстрее, чем зарплаты, но разница не столь существенна, как нам кажется.

Почему же в 1996-м мы не стонали от бремени коммуналки, а сейчас оно кажется нам непосильным? Эксперт по розничной торговле Андрей Куценко назвал минимум две причины такой ситуации.

«Во-первых, свою роль сыграла «магия цифр», – считает эксперт. – В результате денежной реформы 1996 года купоно-карбованцы обменивались на гривню по курсу 100 тысяч за 1 гривню. К тому времени украинцы привыкли, что 50 копеек (стоимость «квадрата» отапливаемой площади) ничего не стоит, поэтому сумма казалась им вполне посильной. Сейчас мы идем в обратном направлении: гривня постепенно девальвирует, и суммы в 50–100 грн многим по привычке кажутся весьма существенными, хотя купить на них можно все меньше и меньше».

Второй момент, продолжает эксперт, касается структуры расходов. Сегодня, в отличие от 1996-го, возможностей для расходов намного больше. Например, украинцы стали гораздо больше путешествовать, не в последнюю очередь благодаря открывшемуся безвизу. Да и «домашние развлечения» стали дороже: на смену бесплатным музеям или домашнему просмотру взятой напрокат кассеты пришли спортклубы, кинотеатры и ТРЦ, где за выходной день с детьми можно легко оставить ползарплаты. Соответственно, если доля других расходов растет, доля отопления на уровне 20% от средней зарплаты кажется слишком большой».

Коррупция проникла во все сферы

Украинскую коррупцию и отечественные, и зарубежные эксперты не раз называли раковой опухолью страны. За более чем четверть века «метастазы» проникли во все сферы, так что совсем неудивительно, что по уровню восприятия коррупции Transparency International наша страна стабильно располагается ближе к концу списка.

Хорошим тоном в Украине считается то, что каждая новая власть объявляет взяточникам «последний и решительный бой». Ничего не поменялось и на этот раз.

В традиционно «мертвое» для информпространства время – в середине августа – коррупционный скандал с задержанием на взятке замминистра по вопросам временно оккупированных территорий Юрия Грымчака прогремел как гром среди ясного неба. Но пока соцсети пестрят восторженными постами «борьба с коррупцией стартовала!», эксперты настроены весьма скептически.

По мнению президента Украинского аналитического центра Александра Охрименко, все, что происходит сегодня вокруг Грымчака, это пустой пиар, цель которого – создать видимость борьбы со взятками. Процессуальные несуразицы позволяют скептикам говорить о том, что его затеяли для создания «шумовой завесы», а в итоге дело будет развалено.

Между тем эксперты не первый год говорят, что для уничтожения коррупции нужны не показательные, да и вообще не карательные, а превентивные меры. Достаточно отстранить чиновников от принятия решений, уменьшить их количество, а оставшимся поднять зарплаты, чтобы им было что терять. Эти простые действия плюс общественный контроль могли бы уменьшить коррупцию в разы и защитить простого украинца от чиновничьего произвола.

ВВП: отстающий рост

Последние пять лет власти страны усиленно навязывали гражданам простую и понятную мысль: все экономические неприятности Украины связаны с потерей части территорий, войной и разрушением основного промышленного региона. Однако если изучить статистику, становится понятно, что это не совсем так. Отечественная экономика упала на дно задолго до событий 2013–2014 годов, и все это время Украина стабильно входила в число мировых аутсайдеров.

Судите сами: если в 1991-м украинский ВВП составлял $101,1 млрд, то через 10 лет, в 2001 году, $39,3 млрд. От этого шока наша экономика не оправилась до сих пор, и, говорят эксперты, все кризисы в стране больше похожи на сползание ко дну экономической ямы, в которую страна угодила не вчера и не сегодня, а четверть века назад.

В прошлом году ВВП Украины составил $130,8 млрд, и чисто с математической точки зрения может показаться, что страна худо-бедно движется вперед. На самом деле экономика демонстрирует признаки так называемого отстающего роста: его темпы настолько мизерны, что с каждым годом мы все больше отстаем от более динамичных стран.

«Самый большой провал Украины заключается в утрате промышленного и научного потенциала, который в значительной мере ориентировался на военно-промышленный комплекс, но мог быть успешно трансформирован под рыночные условия, – говорит Алексей Кущ. – Упрощение и уплощение украинской экономики сформировали негативную диалектику развития: деиндустриализация, сокращение системного уровня добавочной стоимости, снижение зарплат по сравнению с региональными странами-конкурентами, трудовая миграция и, в итоге, десоциализаия государства как такового. Сформировался рентный, коррупционный, сырьевой характер экономики, чему способствовала и неудачная модель приватизации. Среди побочных эффектов – жесткая зависимость от динамики мировых сырьевых рынков. Среди плюсов – формирование пусть и несовершенной, но все же зачаточной предпринимательской среды, а также более свободный формат взаимодействия между бизнесом и властью по сравнению с теми же РФ и Беларусью».

То есть, резюмировал эксперт, позитив можно найти в том, что мы все еще частично остаемся «чистым листом». Да, этот лист уже немного пожелтел и испещрен каракулями, но все же свободное место, например, для китайского иероглифа, на нем еще есть.

Loading...