Забыть Билла. Возможный импичмент Трампа не коснется отношений президента со стажеркой

2019-09-30 16:56:36

144 0
Забыть Билла. Возможный импичмент Трампа не коснется отношений президента со стажеркой

Забыть Билла. Возможный импичмент Трампа не коснется отношений президента со стажеркой

На минувшей недели Нэнси Пелоси, которая, как язвительно пошутил The Economist, “первые девять месяцев своего спикерства потратила на то, чтобы жать на тормоз”, наконец, кажется, “обнаружила педаль газа” и объявила о том, что Палата представителей начинает процедуру импичмента против президента. 

Примечательно, что в тот же самый день экс-губернатор Массачусетса и кандидат в президенты от Великой Старой Партии – а следовательно, соперник Дональда Трампа (возможно, самый главный среди республиканцев) - Билл Уэлд обвинил хозяина Белого дома в измене родине, заявив, что единственным наказанием за это, в соответствии с кодексом США, является смерть. 

Таким образом, создалось впечатление, будто бикфордов шнур отстранения действующего президента от власти подожжен с двух сторон одновременно – из лагеря противников-демократов и из лагеря сторонников-однопартийцев. Еще немного – и мир станет свидетелем первого в истории Соединенных Штатах реализованного импичмента. Однако на самом деле эта картинка весьма далека от американских политических раскладов. 

Издание The Wall Street Journal написало, что “Судебный комитет, который традиционно является эпицентром процедуры импичмента, подготовит проекты статей”, и “Палата представителей может проголосовать по статьям об импичменте уже в конце октября”. Это похоже на лихой кавалерийский наскок. Но даже если он будет воплощен в действительности, нет никаких гарантий, что импичмент Трампа не повторит сценарий импичмента Билла Клинтона. 

Тогда, несмотря на то, что сторонники Клинтона – демократы были в меньшинстве в обеих палатах Конгресса, 21-дневный суд в Сенате в итоге закончился оправданием президента. За это проголосовали не только представители Демпартии, но и ряд республиканцев. Трамп сегодня находится в куда боле выигрышном положении. У него большинство в Сенате, и 2/3 необходимых голосов там будет набрать весьма проблематично. Весьма вероятно, когда карты лягут в руки этого органа, все закончится тем, что нечеткость процедуры и оснований для отстранения от власти будет истолкована республиканцами в свою пользу. 

Все будет преподнесено как “фейк” и “охота на ведьм” (любимые термины Дональда Трампа) и потихонечку спущено на тормозах. Как это уже было в истории с разбирательствами спецпрокурора Мюллера. В конце концов, республиканцы в массе своей мало похожи на самоубийц, готовых “сдачей Трампа” принести в жертву себя самих на предстоящих выборах.  

К тому же уже сейчас в Америке раздаются голоса, насколько это опасно – убрать президента. Возможно, такой радикальный шаг может нанести по национальной безопасности куда более серьезный удар, чем все действия Трампа вместе взятые. Ужас перед последствиями – это то, что сделало институт импичмента весьма шатким: он еще может проявить себя на менее высоких этажах власти, но превращается в бумажного тигра там, где речь заходит о главе государства. В совокупности всего 20 должностных лиц в США пытались привлечь к такого рода ответственности за серьезные проступки. Сработало это лишь в отношении восьмерых. Все они являлись федеральными судьями, которые назначаются на свои должности пожизненно президентом. Всех их обвинили в злоупотреблении служебным положением, коррупции, лжесвидетельстве и сексуальных домогательствах. И в итоги таки сняли. Однако ни один из трех президентов, попадавших ранее в жернова импичмента, не выступил в качестве подобной трагической фигуры. 

Эндрю Джонсона, пришедшего к власти после Линкольна, спасла нехватка голосов в Сенате. Он был буквально на волоске – не хватило всего одного голоса. 

Ричард Никсон после разгоревшегося Уотергейта вынужден был уйти с поста сам. Его потом амнистировал Джеральд Форд – вице-президент, занявший освободившееся место в Овальном кабинете. Его ближайшим соратникам повезло меньше: им пришлось побывать под судом, а некоторым даже вкусить прелести тюремной камеры. 
О Клинтоне уже говорилось. Однако сейчас в Соединенных Штатах именно эта фигура частенько становится камнем преткновения – о нее спотыкаются, проводя параллели, и от нее же отталкиваются. Причем и то, и другое делается с упором не только на импичмент, но и на выборы. Считается, с одной стороны, что Клинтон выиграл от публичной реакции на импичмент.

И точно так же, мол, может произойти в случае с Трампом. Все это может сыграть ему на руку. О таком парадоксе импичмента пишет, например, Дэвид Брукс из The New York Times. Он считает: “Да, Трамп виноват, но импичмент - это ошибка. Эта политическая драка оставит Трампа победителем”. При том, что сегодня советники аппарата Белого дома готовят для президента широкомасштабную стратегию реагирования на угрозу отстранения от власти, учитывая опыт Клинтона, этот импичмент, как остроумно замечает Джон Кэссиди в The New Yorker, “не будет касаться отношений президента со стажеркой”. Другие обвинения и совершенно иного пошиба резонанс. 

Предположение, что Трамп станет бенефициаром скандала, смахивает на гиперболу. Скорее всего, выигравших тут не будет. А избирательная кампания станет аналогом боевых действий, в которых “пленных брать не будут”. Риторика нынешнего главы государства и его соратников, во всяком случае, об этом свидетельствует. В минувший четверг, выступая с частным обращением к Миссии США при ООН, Трамп уподобил журналистов “животным” и “подонкам”. 

А Шон Хэннити из Fox News, который, возможно, является ближайшим союзником Трампа в СМИ, на своем шоу назвал демократов “мешками с грязью” и сказал, что они “объявили войну президенту Соединенных Штатов”. 
Ставки в этой войне – победа на грядущих выборах. Возможно, конечно, что демократы действительно сделали фальстарт. И вся затея с импичментом была бы более уместной ближе ко дню избирательной развязки. Но уж больно соблазнительным показался случай с телефонными переговорами между Белым домом и Банковой. И общественный резонанс – то, что не слишком получалось даже “в ожидании Годо-Мюллера”, - тоже вроде бы свидетельствовал: пора! Так что отступать уже поздно. Стороны будут рубить друг друга в капусту до самого октября будущего года. Удастся ли демократам склонить общественное мнение в свою пользу? Возможно, в этом и состоит главный вопрос начавшейся политической бойни. 

Сегодня количество сторонников импичмента Трампа выросло на 12 процентных пунктов по сравнению с данными трехмесячной давности. Как свидетельствует опрос Hill-HarrisX survey, 47% американцев поддерживают решение Палаты представителей. 42% такое мнение не разделяют. 11% - колеблются. Это, разумеется, не победа. Но, возможно, это тенденция, которую оппонентам Трампа кровь из носу нужно закрепить. Как пишет тот же The Economist, “если демократы захотят продвинуться дальше, им придется добиться большего успеха”. 

Правда, пока неясно, на чем еще они могут сыграть. Требование обнародовать телефонные переговоры Трампа с Путиным может быть реализовано, но оказаться таким же “пересказом” беседы, как и стенограмма беседы главы Белого дома с Владимиром Зеленским. При этом политические войны стали таким атрибутом американской действительности, что в них для выигрыша постоянно требуется играть на повышение. Рискуя утратить и без того зыбкое доверие граждан страны к структурам власти. 

Как пишет Джон Харрис, один из основателей издания POLITICO и автор книги “Выживший: Билл Клинтон в Белом доме”, “еще в 1970-х годах, когда моя мать и большинство американцев, независимо от их партийной принадлежности, были шокированы нарушением закона Никсоном, президентство, Конгресс и средства массовой информации получали поддержку большинства или почти большинства, когда людей спрашивали, высока ли их степень “доверия” этим институтам. В наши дни ни одно из этих учреждений даже близко не пользуется поддержкой большинства, и только 11 процентов людей говорят, что они испытывают “большую” или “достаточную” уверенность в Конгрессе”. Так что, заключает Харрис, импичмент Трампа “может быть торжественным событием, но не ожидайте, что оно получит много торжественности”. 

По-видимому, в этом много правды. Во всяком случае, правды текущего момента. 

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ: