Все статьиВсе новостиВсе мнения
Стиль жизни
Спецтемы
Красивая странаРейтинги фокуса

Бозону здесь не место. Украинские ученые вынуждены трудиться на благо зарубежной науки

Бозону здесь не место. Украинские ученые вынуждены трудиться на благо зарубежной науки
Украинские учёные и выходцы из Украины играют важную роль в экспериментах на Большом адронном коллайдере. Но зарплаты наших физиков в 10–20 раз ниже, чем у их иностранных коллег, и финансирование они всё чаще находят вдали от родины
000

Здесь работают по сменам, но рабочий день ненормированный. Большую часть времени учёных и инженеров, задействованных в экспериментах Европейского центра ядерных исследований (ЦЕРН), занимают встречи — совещания и семинары. На них обсуждают данные экспериментов и строят планы на будущее. Язык общения — английский. «В ЦЕРН интересно, здесь мультикультурная среда, и когда общаешься с коллегами, ты как будто виртуально путешествуешь», — делится впечатлениями физик Юрий Пилипченко. Он — один из 47 украинцев, принимавших участие в экспериментах ЦЕРН, большинство из которых проводится на установках Большого адронного коллайдера.


Жизненный эксперимент. Молодой исследователь Юрий Пилипченко начинал карьеру в Украине. Теперь он научный сотрудник университета американского штата Айова

О том, что в экспериментах ЦЕРН задействованы 47 учёных из Украины, в последнее время часто говорят чиновники. В апреле про украинцев в ЦЕРН вспомнил и премьер-министр Николай Азаров. Дескать, и наша страна не стоит в стороне от научного прогресса. У самих учёных на этот счёт другое мнение. «Никто не работает в ЦЕРН и никогда не работал, как украинец за украинские деньги», — в сердцах комментирует заявления чиновников национальный координатор деятельности в ЦЕРН, заведующий отделом физики высоких плотностей энергии Института теоретической физики
им. Н. Боголюбова НАН Украины Геннадий Зиновьев. По данным учёного, за последние 20 лет в ЦЕРН действительно были зарегистрированы 47 украинских паспортов. Вот только большинство этих документов принадлежат людям, работу которых в ЦЕРН профинансировали исследовательские институты не Украины, а других стран. По направлению отечественных научных учреждений в ЦЕРН находятся единицы, да и то недолго.

Несмотря на научные заслуги и вклад в создание коллайдера, положению соотечественников в ЦЕРН не позавидуешь. Дело в том, что Украина до сих пор не имеет официального статуса в этом крупнейшем научном центре мира. В результате украинские учёные находятся здесь на правах бедных родственников. Они ездят в Швейцарию за свой счёт, а когда приходит время публиковать результаты исследований в научных статьях, часто оказываются за бортом. Причина банальна: за членство в авторских списках экспериментов надо платить около $10 000 за каждого. «Государство этих денег не выделяет, учёных оставили на произвол судьбы», — сетует физик Валерий Пугач.


Работа на выезде. Физик-ядерщик Александр Охрименко (крайний справа) проводит в ЦЕРН по месяцу-два в год

Изменить ситуацию может присвоение Украине ассоциированного членства в ЦЕРН. Украинские чиновники заявляют, что это произойдёт до конца 2012 года. «Все переговоры по этому поводу завершены», — утверждает глава Государственного агентства по вопросам науки, инноваций и информатизации Владимир Семиноженко. Чтобы получить право на ассоциированное членство в ЦЕРН, страна должна выплачивать ежегодный взнос — 1 млн швейцарских франков (830 тыс. евро). Для сравнения: общий бюджет ЦЕРН в 2012 году составил 977 млн евро.

Внесли вклад
Профессор Валерий Пугач заведует отделом физики высоких энергий в Институте ядерных исследований НАН Украины в Киеве. Учёный является одним из инициаторов и участников эксперимента LHCb на Большом адронном коллайдере. Одна из задач этого проекта — изучение эволюции материи и антиматерии. «Эксперимент должен помочь найти ответ на вопрос, почему, возникнув одновременно после Большого взрыва, материя осталась, а антиматериия — нет», — рассказывает физик. В LHCb-эксперименте Пугач вместе со своими коллегами из Института ядерных исследований отвечает за систему радиационного мониторинга для кремниевых детекторов. Он принимает участие в дежурствах на пульте управления. Один из предметов гордости профессора — металлические фольговые детекторы сверхвысокой точности, предназначенные для измерения радиационной нагрузки на оборудование. Пугач был одним из тех, кто подал идею таких детекторов в начале 1990-х годов. Сейчас эти приборы играют важную роль в эксперименте LHCb.

Одним из ответственных за систему радиационного мониторинга в эксперименте LHCb является ученик Пугача Александр Охрименко. Официальным участником ЦЕРН он стал в 2006 году. «С 2008 года езжу в командировки, благо для приезжих в научном центре есть специальные общежития с кухнями. В 2009 году провёл в ЦЕРН почти полгода для наладки и введения в эксплуатацию наших детекторов», — вспоминает молодой учёный. Сейчас он ездит в ЦЕРН примерно раз в год на месяц-два. Занимается профилактикой системы, дежурит за пультом управления эксперимента LHCb во время накопления данных — сталкивания протонов на коллайдере. Деньги на такие «командировки» находит по грантовым программам. В остальное время следит за системой из Украины.


Для украинских учёных сотрудничество с ЦЕРН — редкая возможность работать на современном научном оборудовании, которого в Украине не существует, отмечают эксперты. По их словам, если на Западе каждый новый эксперимент — это вызов техническому прогрессу, то в Украине эксперименты всё ещё проводят на советских установках, с советской электроникой и советскими детекторами. «Многие инженеры и учёные остановились в развитии в 1991 году», — высказывает своё мнение Охрименко.
Впрочем, если учиться прилежно, то и в Украине есть шанс стать хорошим специалистом. «Наше образование, — утверждает Охрименко, — пока на должном уровне, и университеты выпускают специалистов, которые ценятся во всём мире».

Утечка мозгов
Физик-ядерщик Юрий Пилипченко об утечке интеллекта знает не понаслышке: свою научную карьеру начинал в Украине, затем перебрался в Норвегию. В 2004 году защитил докторскую диссертацию в университете Осло. После этого молодой специалист вернулся в Украину. Поработал младшим научным сотрудником и через год опять отправился в Норвегию. «Работа в университете Осло позволила стать участником эксперимента ATLAS — это одна из двух установок по поиску бозона Хиггса», — рассказывает физик. В 2011-м Юрия Пилипченко принял на работу университет штата Айова. Теперь по направлению американского университета физик работает в ЦЕРН, занимаясь поисками бозона Хиггса. Паспорт Пилипченко — один из тех 47 украинских, о которых говорят, приводя в пример интеграцию отечественных учёных в глобальный процесс.

Вот и получается, что оставаться работать в Украине молодым специалистам особого резона нет: мало того, что нет ни оборудования, ни единомышленников, так ещё и платят сущие копейки. Первые три-пять лет работы зарплаты молодых учёных в институтах Академии наук Украины составляют 1200–2000 гривен. Тогда как аспирант в западных университетах получает стипендию 1500–1800 евро. В ЦЕРН учёные, в том числе молодые, получают ещё больше — от 4000 швейцарских франков (около 3300 евро). Старшие учёные — 10 000 швейцарских франков (8300 евро).

В результате научных работников в Украине становится всё меньше: с 2009 по 2011 годы их число, по данным Госкомстата, сократилось с 93 000 до 85 000. И те, кому всё же удаётся построить карьеру, делают это исключительно вопреки отечественной системе, а не благодаря ей.

Виталий Атанасов,
Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.