картинная галерея

Избирательный подход

9 картин не без морали и с актуальным сюжетом,
которые помогут сделать правильный выбор в день голосования
Наталья Кандаурова
в поисках ответа на вопрос, как избирателю выйти сухим из предвыборного омута, забросила удочку в альбомы
с живописью
Ровно 100 лет назад, в 1915-м, разворачивается и проваливается Дарданелльская операция — попытка Антанты отрезать Турцию от участия в Первой мировой. Британская империя теряет почти 120 тысяч убитыми, ранеными и пропавшими без вести. Затеявший операцию Первый лорд Адмиралтейства уходит с должности. В депрессию.

Быстро восстановить силы ему, 40-летнему неудачнику, помогает новое увлечение — живопись. Его привлекает умиротворяющий импрессионизм: пейзажи, интерьеры, портреты. Он проживёт ещё 50 лет, напишет около 500 картин, одна из которых в 2014-м уйдёт с аукциона Sotheby's за $2,75 млн. На ней — прудик с золотыми рыбками. Красота, да и только.
Уинстон Черчилль. Пруд с золотыми рыбками в Чартвелле, 1932
К живописи он будет обращаться всякий раз, когда нужно перевести дух и собраться с мыслями. Но профессиональным художником так и не станет. А станет британским премьер-министром (дважды), одним из победителей во Второй мировой, нобелевским лауреатом по литературе.

«Я не знаю какого-либо другого занятия, которое, абсолютно не изматывая тело, настолько полно поглощает ум. Какие бы заботы ни принёс день, какие бы угрозы ни таило в себе будущее, едва картина начинает рождаться, все тревоги отступают, для них больше нет места в голове», — объяснял Уинстон Черчилль свою любовь к живописи.

Политика — это всегда стресс. Даже для избирателя. Особенно если на дворе выборы, а в мутной воде местной политики шныряют отнюдь не Черчилли. Попробуем отвлечься от политических игр и собраться с мыслями накануне дня выборов с помощью живописи? Вдруг это поможет узнать золотую рыбку.

Найти фишку

Иероним Босх.
Фокусник, 1500-е


Сюжет: уличный. Стоящий в людном месте фокусник вынимает жаб изо рта одного из доверчивых зевак. В не слишком-то богоугодное дело вовлечены все изображённые, за исключением одного, который смотрит вверх. Неужели о нравственном законе внутри нас призадумался? Никак нет. Его больше интересует, что в кошельке у бедняги, попавшегося на удочку бродячего мага.

Мораль: в политике, конечно, полно напёрсточников, и следить за их руками нужно. Но не забывайте, что часто они работают в паре. Проверьте, не заходит ли второй с тыла: возможно, именно он — главное действующее лицо, тогда как вы сосредоточили всё своё внимание на техническом кандидате.

Кстати: эта картина существует в пяти версиях. И не вполне понятно, какая из них принадлежит Босху, какая его ученикам, а какая и вовсе — более поздняя копия. Самой «достоверной» считается вариант из музея в парижском пригороде Сен-Жермен-ан-Ле. Во всяком случае, именно ему высокую экспертную оценку дали воры, похитившие картину в 1978-м (уже на следующий год её нашли).
Иероним Босх. Фокусник, 1500-е

Сюжет:
уличный. Стоящий в людном месте фокусник вынимает жаб изо рта одного из доверчивых зевак. В не слишком-то богоугодное дело вовлечены все изображённые, за исключением одного, который смотрит вверх. Неужели о нравственном законе внутри нас призадумался? Никак нет. Его больше интересует, что в кошельке у бедняги, попавшегося на удочку бродячего мага.

Мораль: в политике, конечно, полно напёрсточников, и следить за их руками нужно. Но не забывайте, что часто они работают в паре. Проверьте, не заходит ли второй с тыла: возможно, именно он — главное действующее лицо, тогда как вы сосредоточили всё своё внимание на техническом кандидате.

Кстати: эта картина существует в пяти версиях. И не вполне понятно, какая из них принадлежит Босху, какая его ученикам, а какая и вовсе — более поздняя копия. Самой «достоверной» считается вариант из музея в парижском пригороде Сен-Жермен-ан-Ле. Во всяком случае, именно ему высокую экспертную оценку дали воры, похитившие картину в 1978-м (уже на следующий год её нашли).
Питер Пауль Рубенс.
Суд Париса, 1630-е


Сюжет: древнегреческий. Три богини просят пастуха Париса выбрать, кому должно достаться яблоко с надписью «Прекраснейшей». Сравнив предвыборные программы претенденток, Парис вручит приз Афродите — за то, что та посулила ему любовь Елены Прекрасной (даром что та, вообще-то, замужем за царём Спарты). Выполнение предвыборного обещания повлечёт за собой Троянскую войну, прибытие в город нашпигованного данайцами «дарёного коня», которому стоило бы заглянуть в зубы, гибель Трои, вот это вот всё…

Мораль: кашу с конкурсом красоты заварили завистливые боги. Чтобы обойтись без их вмешательства, безопаснее придерживаться современных, а не античных стандартов при проведении выборов на местный олимп. Так, с голым задом надлежит быть избирателю, а не кандидатам. А любовь и прочие нематериальные ценности лучше конвертировать в какую-нибудь банальность вроде совместимых с жизнью тарифов ЖКХ.

Кстати: Рубенс сегодня актуален не только как художник. Щедро наделённый талантами и энергией, он сделал ещё и успешную дипломатическую карьеру. А начинал её на службе у инфанты Изабеллы Испанской, которая наняла Рубенса советником по вопросу продления перемирия с Голландской Республикой.

Питер Пауль Рубенс. Суд Париса, 1630-е

Сюжет:
древнегреческий. Три богини простят пастуха Париса выбрать, кому должно достаться яблоко с надписью «Прекраснейшей». Сравнив предвыборные программы претенденток, Парис вручит приз Афродите — за то, что та посулила ему любовь Елены Прекрасной (даром что та, вообще-то, замужем за царём Спарты). Выполнение предвыборного обещания повлечёт за собой Троянскую войну, прибытие в город нашпигованного данайцами «дарёного коня», которому стоило бы заглянуть в зубы, гибель Трои, вот это вот всё…

Мораль: кашу с конкурсом красоты заварили завистливые боги. Чтобы обойтись без их вмешательства, безопаснее придерживаться современных, а не античных стандартов при проведении выборов на местный олимп. Так, с голым задом надлежит быть избирателю, а не кандидатам. А любовь и прочие нематериальные ценности лучше конвертировать в какую-нибудь банальность вроде совместимых с жизнью тарифов ЖКХ.

Кстати: Рубенс сегодня актуален не только как художник. Щедро наделённый талантами и энергией, он сделал ещё и успешную дипломатическую карьеру. А начинал её на службе у инфанты Изабеллы Испанской, которая наняла Рубенса советником по вопросу продления перемирия с Голландской Республикой.
Владимир Табурин.
Гречневая каша — матушка наша, 1900-е


Сюжет: провинциальный. Серию открыток с лубочными картинками, иллюстрирующими русские пословицы, Табурин создал для рекламной кампании «Зингер». Коллеги-иллюстраторы бранили креативщика за дурной вкус и устаревший стиль (учтите, что рисовал он всё это в то же самое время, когда Малевич изобретал супрематизм и накладывал последние мазки на «Чёрный квадрат»). Но ни Табурин, ни заказчики не унывали: потенциальным покупателям швейных машинок именно такие сценки и были по нутру.

Мораль: долой стереотипы. Шампанское, устрицы, профитроли и дорблю — вы ведь как-то так представляете себе банкеты в выборных штабах победителей? Почему бы не покреативить и не составить меню исключительно из блюд с гречкой — царицей любой избирательной кампании, таким образом вознося благодарности каше-кормилице. Дело житейское. И вряд ли участие гречки в выборах способно кого-то по-настоящему возмутить. Лишь бы только в штабах в косоворотки не рядились.

Кстати: все сюжеты на открытках у Табурина — от бытовых до любовных — разыгрывают дети. В случае с зингеровскими пословицами этот метод не даёт ничего, кроме мимими-эффекта. А вот в сериях, где дети изображают политиков и героев гражданской войны, художнику удалось высечь из него и смысл, и жуть.

Владимир Табурин.
Гречневая каша — матушка наша, 1900-е


Сюжет: провинциальный. Серию открыток с лубочными картинками, иллюстрирующими русские пословицы, Табурин создал для рекламной кампании «Зингер». Коллеги-иллюстраторы бранили креативщика за дурной вкус и устаревший стиль (учтите, что рисовал он всё это в то же самое время, когда Малевич изобретал супрематизм и накладывал последние мазки на «Чёрный квадрат»). Но ни Табурин, ни заказчики не унывали: потенциальным покупателям швейных машинок именно такие сценки и были по нутру.

Мораль: долой стереотипы. Шампанское, устрицы, профитроли и дорблю — вы ведь как-то так представляете себе банкеты в выборных штабах победителей? Почему бы не покреативить и не составить меню исключительно из блюд с гречкой — царицей любой избирательной кампании, таким образом вознося благодарности каше-кормилице. Дело житейское. И вряд ли участие гречки в выборах способно кого-то по-настоящему возмутить. Лишь бы только в штабах в косоворотки не рядились.

Кстати: все сюжеты на открытках у Табурина — от бытовых до любовных — разыгрывают дети. В случае с зингеровскими пословицами этот метод не даёт ничего, кроме мимими-эффекта. А вот в сериях, где дети изображают политиков и героев гражданской войны, художнику удалось высечь из него и смысл, и жуть.
Виктор Васнецов.
Витязь на распутье, 1882


Сюжет: былинный. «Если прямо поехать — живым не бывать, нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролётному», — предупреждает надпись на камне. В письме критику Стасову Васнецов признавался, что два других варианта спрятал под мхом и частично затёр. А они такие: «Направо поедешь — женатым будешь, налево — богатым».

Мораль: предвыборные программы стоит читать до конца. При этом надо иметь в виду, что кандидаты поступают совсем не так, как Васнецов. Они пообещают избирателю богатство и счастье в личной жизни как раз в первых строках. Про неминуемую же погибель — поди разбери невооружённым глазом.

Кстати: перед непростым выбором приходилось стоять и Васнецову — когда его пригласили расписывать Владимирский собор в Киеве. Он был взволнован величием задачи, но всё же согласился. Результаты его десятилетней работы сделали украинский собор целью паломничества даже для атеистов.
Виктор Васнецов.
Витязь на распутье, 1882


Сюжет: былинный. «Если прямо поехать — живым не бывать, нет пути ни прохожему, ни проезжему, ни пролётному», — предупреждает надпись на камне. В письме критику Стасову Васнецов признавался, что два других варианта спрятал под мхом и частично затёр. А они такие: «Направо поедешь — женатым будешь, налево — богатым».

Мораль: предвыборные программы стоит читать до конца. При этом надо иметь в виду, что кандидаты поступают совсем не так, как Васнецов. Они пообещают избирателю богатство и счастье в личной жизни как раз в первых строках. Про неминуемую же погибель — поди разбери невооружённым глазом.

Кстати: перед непростым выбором приходилось стоять и Васнецову — когда его пригласили расписывать Владимирский собор в Киеве. Он был взволнован величием задачи, но всё же согласился. Результаты его десятилетней работы сделали украинский собор целью паломничества даже для атеистов.
Норман Роквелл.
День выборов, 1948


Сюжет: заморский. Он за Дьюи, она за Трумэна, ребёнок и животные — против всех (обратите внимание на кота на спинке стула справа!). Не определился, похоже, только плюшевый мишка, который задумчиво чешет затылок лапой. Трумэн считался аутсайдером выборов на протяжении всей гонки, компромат на него Дьюи черпал прямо из запасников ФБР — не помогло. Chicago Daily Tribun выйдет с передовицей о победе Дьюи, не дожидаясь подсчёта голосов. Придётся выпускать опровержение.

Мораль: тут не разминуться с банальностями. И про «голосуй сердцем» (слоганом «Кривой Рог в моём сердце» потрясла избирателей одна из кандидаток в мэры города). И про то, что вся избирательная канитель «не стоит слезинки хотя бы одного только того замученного ребёнка». И про то, что не стоит вестись на поводу социологов, которые норовят подсунуть вам готового победителя.

Кстати: Нормана Роквелла обожали не только читатели журналов, которые он иллюстрировал, но и некоторые президенты. Например, Эйзенхауэр. И Трумэн.
Норман Роквелл. День выборов, 1948

Сюжет: заморский. Он за Дьюи, она за Трумэна, ребёнок и животные — против всех (обратите внимание на кота на спинке стула справа!). Не определился, похоже, только плюшевый мишка, который задумчиво чешет затылок лапой. Трумэн считался аутсайдером выборов на протяжении всей гонки, компромат на него Дьюи черпал прямо из запасников ФБР — не помогло. Chicago Daily Tribun выйдет с передовицей о победе Дьюи, не дожидаясь подсчёта голосов. Придётся выпускать опровержение.

Мораль: тут не разминуться с банальностями. И про «голосуй сердцем» (слоганом «Кривой Рог в моём сердце» потрясла избирателей одна из кандидаток в мэры города). И про то, что вся избирательная канитель «не стоит слезинки хотя бы одного только того замученного ребёнка». И про то, что не стоит вестись на поводу социологов, которые норовят подсунуть вам готового победителя.

Кстати: Нормана Роквелла обожали не только читатели журналов, которые он иллюстрировал, но и некоторые президенты. Например, Эйзенхауэр. И Трумэн.
Уильям Хогарт. Голосование
(из цикла «Выборы»), 1755


Сюжет: традиционный. Четыре картины маслом посвятил британский сатирик Хогарт процедуре парламентских выборов на родине современной демократии. Тут и разнузданный предвыборный банкет, и подкуп избирателей, и драка, которую затевают виги и тори тотчас после объявления победителя в округе. А собственно в день голосования в очереди толпятся умалишённый (которому подсказывают, кому отдать предпочтение) и умирающий — ни один голос не должен быть потерян.

Мораль: отнеситесь с осторожностью к тем, кто проповедует проверенные веками и поколениями ценности. Патина способна придать благородства многим вещам. Политика — не в их числе.

Кстати: Хогарт любил выпускать живописные сериалы. Самый известный из них — «Модный брак», посвящённый сомнительным прелестям брака по расчёту. А два других цикла повествуют о похождениях проститутки и молодого повесы, промотавшего всё состояние.
Уильям Хогарт. Голосование
(из цикла «Выборы»), 1755


Сюжет: традиционный. Четыре картины маслом посвятил британский сатирик Хогарт процедуре парламентских выборов на родине современной демократии. Тут и разнузданный предвыборный банкет, и подкуп избирателей, и драка, которую затевают виги и тори тотчас после объявления победителя в округе. А собственно в день голосования в очереди толпятся умалишённый (которому подсказывают, кому отдать предпочтение) и умирающий — ни один голос не должен быть потерян.

Мораль: отнеситесь с осторожностью к тем, кто проповедует проверенные веками и поколениями ценности. Патина способна придать благородства многим вещам. Политика — не в их числе.

Кстати: Хогарт любил выпускать живописные сериалы. Самый известный из них — «Модный брак», посвящённый сомнительным прелестям брака по расчёту. А два других цикла повествуют о похождениях проститутки и молодого повесы, промотавшего всё состояние.
Аркадий Пластов.
Выборы комитета бедноты, 1940


Сюжет: трагический. Из истории 1920-х. Комбеды — Комитеты бедноты — правильнее было бы называть Комитетами беды. Одной из их основных задач была помощь продовольственным отрядам, которые изымали «излишки» зерна у кулаков и прочих богатеев. Конечно, Пластов ни о чём таком нам не сообщает своей картиной: в молодости он сам заседал в таком комитете, был председателем сельсовета и, вероятно, считал себя Робин Гудом.

Мораль: прежде чем изъявить народную волю, подумайте, не собираются ли вашими руками учинить какое-нибудь злодейство.

Кстати: дед Пластова писал иконы, а сам будущий лауреат Ленинской и Сталинской премий начинал образование в духовной семинарии.
Аркадий Пластов.
Выборы комитета бедноты, 1940


Сюжет: трагический. Из истории 1920-х. Комбеды — Комитеты бедноты — правильнее было бы называть Комитетами беды. Одной из их основных задач была помощь продовольственным отрядам, которые изымали «излишки» зерна у кулаков и прочих богатеев. Конечно, Пластов ни о чём таком нам не сообщает своей картиной: в молодости он сам заседал в таком комитете, был председателем сельсовета и, вероятно, считал себя Робин Гудом.

Мораль: прежде чем изъявить народную волю, подумайте, не собираются ли вашими руками учинить какое-нибудь злодейство.

Кстати: дед Пластова писал иконы, а сам будущий лауреат Ленинской и Сталинской премий начинал образование в духовной семинарии.
Диего Веласкес.
Венера с зеркалом, 1651


Сюжет: отсроченный. На самой картине никто ничего не выбирает. Разве что Купидон позаботился о том, чтобы принести именно Венере зеркало, в котором она будет всех румяней и белее. Избирательная система настигла богиню красоты в XX веке. В 1914-м суфражистка Мэри Ричардсон придёт в Лондонскую национальную галерею и несколько раз пырнёт ножом Венеру, протестуя против ареста подруги, которая тоже боролась за предоставление избирательных прав женщинам. Венеру вылечат. Женщины перейдут от кухонных плит к избирательным урнам.

Мораль: несмотря на то, что эта история закончилась хеппи-эндом, не стоит думать, будто есть цели, оправдывающие любые средства. Когда кто-то идёт к власти напролом, проверьте, не сулит ли это обществу чего-нибудь «венерического».

Кстати: политическую карьеру можно сделать не только уничтожая произведения искусства, но и создавая их. Например, автор «Венеры» Веласкес был ещё и эдаким Борисом Ложкиным: Филипп IV пожаловал придворному художнику звание администратора испанского королевского двора.
Диего Веласкес.
Венера с зеркалом, 1651


Сюжет: отсроченный. На самой картине никто ничего не выбирает. Разве что Купидон позаботился о том, чтобы принести именно Венере зеркало, в котором она будет всех румяней и белее. Избирательная система настигла богиню красоты в XX веке. В 1914-м суфражистка Мэри Ричардсон придёт в Лондонскую национальную галерею и несколько раз пырнёт ножом Венеру, протестуя против ареста подруги, которая тоже боролась за предоставление избирательных прав женщинам. Венеру вылечат. Женщины перейдут от кухонных плит к избирательным урнам.

Мораль: несмотря на то, что эта история закончилась хеппи-эндом, не стоит думать, будто есть цели, оправдывающие любые средства. Когда кто-то идёт к власти напролом, проверьте, не сулит ли это обществу чего-нибудь «венерического».

Кстати: политическую карьеру можно сделать не только уничтожая произведения искусства, но и создавая их. Например, автор «Венеры» Веласкес был ещё и эдаким Борисом Ложкиным: Филипп IV пожаловал придворному художнику звание администратора испанского королевского двора.
Рен Уикс.
Рулетка, 1960-е


Сюжет: отсутствует. Его здесь заменяют символы. Начиная с того, который у героини между ног. Сознательного украинского избирателя тут может отвратить цветовое решение, выбранное художником для фишек (на дворе декоммунизация — красный не в тренде, да и синие стяги покойной Партии регионов ещё не успели забыть). Впрочем, художника извиняют две вещи: укропные оттенки, в которые он одел девицу, и то, что американский флаг собран ровно из тех же ненавистных оттенков.

Мораль: выборы — всегда рулетка. Когда вы делаете важную ставку, вас могут отвлекать чем-нибудь соблазнительным — вовремя потеплевшими батареями, залатанным асфальтом, аппетитными пирожными в буфете на избирательном участке. Держите инстинкты в узде и вспомните, хоть ненадолго, что вы — человек разумный. Но и, оказавшись перед избирательной урной, действуйте, как в казино: поступайте, как считаете нужным, — и будь что будет.

Кстати: объектом иллюстратора Рена Уикса всегда были горячие штучки. Если не девушки в стиле пин-ап, то истребители и бомбардировщики — он создавал рекламу для NASA.
Рен Уикс. Рулетка, 1960-е

Сюжет: отсутствует. Его здесь заменяют символы. Начиная с того, который у героини между ног. Сознательного украинского избирателя тут может отвратить цветовое решение, выбранное художником для фишек (на дворе декоммунизация — красный не в тренде, да и синие стяги покойной Партии регионов ещё не успели забыть). Впрочем, художника извиняют две вещи: укропные оттенки, в которые он одел девицу, и то, что американский флаг собран ровно из тех же ненавистных оттенков.

Мораль: выборы — всегда рулетка. Когда вы делаете важную ставку, вас могут отвлекать чем-нибудь соблазнительным — вовремя потеплевшими батареями, залатанным асфальтом, аппетитными пирожными в буфете на избирательном участке. Держите инстинкты в узде и вспомните, хоть ненадолго, что вы — человек разумный. Но и, оказавшись перед избирательной урной, действуйте, как в казино: поступайте, как считаете нужным, — и будь что будет.

Кстати: объектом иллюстратора Рена Уикса всегда были горячие штучки. Если не девушки в стиле пин-ап, то истребители и бомбардировщики — он создавал рекламу для NASA.
«Искусство — ложь, которая делает нас способными осознать правду»


Пабло Пикассо
Художник
Фото: УНИАН, Getty Images, Freepik.com, из личных архивов
Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
2594
0
Делятся
Google+
Google+
0
Печать
Hide
Show
Show