АРХИВАРИУС

Секретный вояж Казановы

250 лет назад Украину посетил самый знаменитый обольститель
Станислав Цалик
Автор
В варшавском замке графа Адама Понинского пировала добрая компания. Крепкие напитки, изысканные закуски, слуги в ливреях. Говорили о женщинах. Вдруг один из гостей запустил бутылкой в сотрапезника-итальянца, разбив ему в кровь лицо. Пострадавший выхватил шпагу и пронзил обидчика. Тот упал, хлынула кровь.

— Сударь, вам как иностранцу лучше покинуть Варшаву, — посоветовал хозяин замка. — Вы ранили любимца короля. Если он умрёт, вас посадят в тюрьму.

— Карету мне, карету! — потребовал итальянец. Спустя час он уже мчался по предместью польской столицы.
ВАРШАВА
Художник Бернардо Беллотто
Магия и лотерея

Этот кошмарный сон приснился Джакомо Казанове в конце января 1766 года. Уже третий месяц он находился в Варшаве. К тому времени 41-летний итальянец успел сменить десяток занятий: был юристом, монахом, офицером, скрипачом в театре, референтом сенатора, переводчиком с французского, драматургом, чернокнижником, разведчиком… Но прославился не этим. Самый известный его талант — обольщение женщин, Казанова любил подчёркивать это.

В польской столице соблазнитель оказался не в лучший период жизни. Фортуна отвернулась от него. Очередная шпионская миссия в Амстердаме провалилась, новых предложений от власть имущих не было, и Джакомо был весь в долгах, из-за чего даже пришлось посидеть в тюрьме.

Отчаявшись, Казанова отправился в Париж с намерением вернуться к занятиям магией. Сделал дерзкое предложение маркизе д'Юрфе, помешанной на мистике, превратить её с помощью оккультных знаний в мужчину. Женщина отказалась и лишила сердцееда шанса войти в историю в роли «отца» движения трансвеститов.
ДЖАКОМО КАЗАНОВА
Портрет художника Антона Рафаэля Менгса
Не оставалось ничего иного, как реанимировать ещё одну старую идею: уговорить монархов разных стран провести у себя государственную лотерею. Дело выгодное — в той же Франции и Голландии, где Казанова уже руководил лотереей, казна солидно пополнилась. Но и собственный карман Джакомо не обидел: после проведения голландской лотереи открыл собственную шёлковую мануфактуру.

Однако английский король и российская императрица отказались. Казанова отправился убеждать молодого польского короля Станислава Понятовского, к тому времени чуть больше года правившего страной. С помощью влиятельных варшавских друзей надеялся стать секретарём короля и добиться своего.
ПОЛЬСКИЙ КОРОЛЬ СТАНИСЛАВ ПОНЯТОВСКИЙ
Художник Марчелло Бачиарелли
Способ устранить конкурента

Кошмарный сон, увиденный Казановой, оказался вещим. Наутро итальянец получил приглашение отобедать у… графа Понинского (!). «В середине обеда, — вспоминал он, — бутылка шампанского, до которой никто не притрагивался, взорвалась, осколок попал мне в лоб, рассёк вену, и хлынувшая потоком кровь залила лицо, одежду, стол». Первая часть сна почти сбылась. Правда, шпагой Джакомо никого не пронзал, всё завершилось мирно: «Я вскочил, все тоже, сразу перевязку, меняют скатерть и садимся за стол кончить обед».
Но остальное стало явью спустя несколько недель.

Казанова отправился в театр на балет. Король пригласил его в свою ложу. Монарху так понравилась итальянская танцовщица Казаччи, что он захлопал — милость необычайная. По окончании спектакля Казанова поспешил в грим-уборную познакомиться с землячкой, которая по неписаным правилам теперь считалась фавориткой короля. «Я рассыпаюсь в комплиментах, — вспоминал Казанова, — обещаю нанести ей визит и целую её. В момент поцелуя входит граф Браницкий…»

Генерал Францишек Ксаверий Браницкий с порога закатил классическую сцену ревности — с угрозами «я соперников терпеть не намерен!», заклинаниями «я люблю её» и прочим соответствующим репертуаром. Казанова удивился: Казаччи не была любовницей Браницкого, он ухаживал за другой артисткой. Поэтому ревновать итальянку не имел оснований. Чтобы «закрыть тему», Джакомо сказал, что у него с танцовщицей ничего нет, и ноги его здесь больше не будет. Генерала это не удовлетворило. «Так вы даёте драпа? — закричал он. — Вы трус венецианский!».

Реальной причиной столь странного поведения Браницкого была не ревность, а должность — он был коронным подстолием (пост высокого ранга) да к тому же одним из друзей монарха. Назначение Казановы секретарём короля, которое лоббировали политические конкуренты графа, его категорически не устраивало. Он искал повод скомпрометировать претендента на должность и удалить его из Варшавы.

Словом, в грим-уборную генерал явился с намерением учинить грандиозный скандал. И добился своего — в ответ на поток оскорблений Казанова вызвал его на дуэль.

Поединок состоялся в парке, средь бела дня. Дуэлянты одновременно выстрелили друг в друга из пистолетов. Казанова был легко ранен в руку, а Браницкий, тяжело раненный в живот, упал, истекая кровью.

— Вы убили меня, — прохрипел граф (на самом деле рана оказалась не смертельной), — спасайтесь или не сносить вам головы: я государев вельможа, да ещё и кавалер ордена Белого Орла. Бегите немедля, и если нет у вас денег, вот мой кошелёк.
Казанова денег не взял, но советом воспользовался: сел в карету и покинул Варшаву.
Так сбылась вторая часть сна.
ГЕНЕРАЛ БРАНИЦКИЙ
Граф Франциск Ксаверий Браницкий, из-за конфликта с которым Казанова отправился в Галицию.
Портрет художника Иоганна Лампи
Политтехнолог из глубинки

Беглец отправился на восток Речи Посполитой — спустя шесть дней Джакомо был уже во Львове. Удивился, что местные жители свой город «прозывают Лембергом» на немецкий манер и совсем не пользуются старым латинским названием Леополь, популярным в тогдашней Европе. Остановился он у 45-летней вдовы Катажины Коссаковской — её дворец находился на нынешнем проспекте Свободы, в квартале между улицами Коперника и Дорошенко (он сгорел в XIX столетии). Очевидно, адрес и рекомендательное письмо ему дали варшавские друзья. И неспроста — хозяйка была не только одной из влиятельнейших аристократок Польши, но и «великой супротивницей» Францишека Ксаверия Браницкого — в основном из-за его пророссийских симпатий.
Впрочем, разговора не вышло — пани Катажина изъяснялась только на польском и немецком. Казанова не знал этих языков. А «на пальцах» обсуждать серьёзные проблемы невозможно.

Погостив у неё неделю, Джакомо отправился навестить 67-летнего Михала Юзефа Ржевуского в «небольшой городок, название которого я запамятовал». Ничего, мы поможем вспомнить: это Роздол, ныне посёлок городского типа в Николаевском районе Львовской области. Именно там находилась резиденция Ржевуского. Правда, был он не гетманом, как полагал Казанова, а подольским воеводой и сенатором, но и этого вполне достаточно, чтобы считаться политическим тяжеловесом. «То был крепкий старик, носивший длинную бороду, — вспоминал Казанова. — Человек он был богатый, учёный, набожный до суе­верия, вежливый до чрезвычайности».


ЗАМОК КРЕПКОГО СТАРИКА
В стенах этого замка в Роздоле подольский воевода Михал Юзеф Ржевуский консультировал Джакомо Казанову
Гость привёз «крепкому старику» письмо от князя Любомирского — тот объяснял ситуацию, в которой оказался итальянец, и просил помочь. Тем более что воевода собирался ехать в Варшаву, чтобы выступить в сейме против пророссийских указов короля. Естественно, все разговоры Ржевуского и Казановы касались придворных интриг. «Сей магнат, — вспоминал последний, — непрестанно беседовал со мной о политике».
В Роздоле Джакомо провёл три дня, после чего отправился к ещё одному влиятельному воеводе — киевскому. Это был Франциск Салезий Потоцкий, представитель знаменитого аристократического рода. Его резиденция находилась в Кристинополе — городе, построенном его дедушкой и названном в честь бабушки (ныне это Червоноград Львовской области).

Казанова вручил ему письмо от графа фон Брюля. Прочитав его, Потоцкий радушно принял гостя и уделил ему немало времени. В своё время Франциск Салезий был претендентом на польскую корону, поэтому хорошо разбирался во всех нюансах околодворцовых хитросплетений. Неудивительно, что изгнанник провёл у него две недели.

КИЕВСКИЙ ВОЕВОДА
Франциск Салезий Потоцкий, принимавший Казанову в Кристинополе.
Портрет неизвестного художника
Насколько полезным оказался политический консалтинг, можно лишь предполагать. Факт, что Казанова вернулся во Львов в отличном настроении, неделю развлекался в гостинице с «прелестной девицею», а затем засобирался в Варшаву. Видимо, результаты секретного вояжа по Галиции давали ему основания рассчитывать на положительный результат.

Увы, в Варшаве к нему в отель примчался королевский гонец и передал требование главы государства немедленно покинуть страну. Граф Браницкий явно представил королю дуэльную историю в нужном свете… Казанова выехал в Германию.
ТА САМАЯ РУКОПИСЬ
Первая страница мемуаров Казановы, в которых «великий обольститель» в том числе описал и вояж по территории современной Украины
Прокол с Потоцкой

Некоторые эпизоды в мемуарах сердцееда не блещут достоверностью. Например, гостиничное приключение с упомянутой «прелестной девицею». Как благородный джентльмен, Джакомо не называет её имени, но мы можем разобраться и самостоятельно. Так, он уточняет, что «забавлялся с прелестной девицею, что в скором времени так сумела приворожить графа Потоцкого, что он на ней женился».

Намёк ясен! Обычно Потоцкие женились на аристократках. Исключение составил лишь Станислав Потоцкий, взявший в жёны красавицу-простолюдинку Софию Глявоне, для которой построил «уманское чудо», тот самый знаменитый парк — «Софиевку».

Однако не торопитесь делать сенсационные выводы. Ведь достоверно известно, что как минимум до 1778 года девушка проживала в Константинополе и оказаться в 1766-м во львовской гостинице не могла. Зато к моменту написания мемуаров она уже стала Софией Потоцкой и её скандальная история была на устах у всей Европы. Похоже, именно тогда Казанова и решил приукрасить мемуары присутствием сей известной особы. Правда, назвать её прямо он не решился — Потоцкая была жива, могли возникнуть проблемы.

Биографы знаменитого соблазнителя подсчитали, что его «донжуанский» список включает 122 женщины. Одних эта цифра впечатляет, другие делят её на 39 лет и разводят руками — всего три любовных приключения за год? Маловато как для классика жанра.

Не исключено, впрочем, что и эта цифра изрядно преувеличена. Не являются ли некоторые другие «подвиги» по женской линии плодом буйной фантазии мемуариста?
ПРЕЛЕСТНАЯ ДЕВИЦА
София Глявоне (Потоцкая), «победой» над которой обольститель приукрасил свои мемуары. Портрет неизвестного художника
Джакомо? Ну да, знакомо!

«Украинский» вояж Казановы длился около месяца. «Так повидал я Подолию, Покутье и Волынь, что через несколько лет стали именоваться Галицией и Лодомерией», — подытожил он. И сделал странный вывод: «А в общем, женщины в тех краях некрасивые». Почему же некрасивые? Ведь сам великий обольститель не пожалел слов и чернил, чтобы описать свои многочисленные увлечения местными дамами. Из этих описаний напрашивается противоположный вывод…

Надо полагать, после вышеизложенного читателю не покажется странным рассуждение о том, что спустя девять месяцев, в ноябре 1766-го, в некоторых западноукраинских городишках родились дети Казановы. А спустя ещё два десятилетия — его внуки. Потом пошли правнуки, праправнуки… Словом, не чужой он нам человек, Джакомо Казанова. Куда уж ближе: родственник и прямой предок нескольких сотен наших сограждан!

Впрочем, род Казановы имеет и другое касательство к Украине. Дело в том, что у знаменитого соблазнителя был младший брат Франческо, известный художник-баталист, член Французской академии художеств, по праву занимающий почётное место в истории европейского и мирового искусства XVIII века.

Сюжеты некоторых работ Казановы-младшего имеют прямое отношение к событиям, происходившим на юге современной Украины. Например, «Осада Очаковской крепости», «Подвиги Потёмкина». Но главная «изюминка» заключается вот в чём. На некоторых полотнах академик изобразил своего близкого друга — подольского принца Шарля де Нассау-Зигена, проживавшего в имении своей жены в селе Тынна, ныне Дунаевецкого района Хмельницкой области. Неподалёку от этих мест и путешествовал Джакомо Казанова.
ДВАДЦАТИЛЕТНИЙ ДЖАКОМО КАЗАНОВА
Портрет Франческо Казановы
Фото: Getty Images, открытые источники
Теги: , , , , , , , , , , , ,
8463
78
Делятся
Google+
Google+
0
Печать
Hide
Show
Show