«Могила пуста», неизвестный художник для некоммерческой организации «The Association Life of Jesus Mafa»
Многоликий
Каким видят Иисуса и его учеников художники из Замбии, Танзании, Камеруна, Индии, Кореи, Гаити и США
Русые волосы, светлые глаза и тонкие черты лица. Представление о том, как выглядел Иисус, у каждого из нас формируется с детства. Кому-то помогают иконы, кто-то влюбляется в созданный европейскими художниками лик Мессии. Нам нравится этот образ, потому что он — отображение нашего типажа. У многих из нас такой же высокий лоб или такие же тонкие уста.

Каким представляют Сына Божьего христиане из африканских или азиатских стран? Верно, похожим на них. В этом можно убедиться, посмотрев на сюжеты страстей Господних глазами представителей других, непохожих на нашу, культур.

Триумфальный въезд Иисуса в Иерусалим
Художник Эммануэль Нсама (1941–2011) одним из первых в Замбии начал задумываться над тем, как с помощью искусства приблизить библейские сюжеты к африканской реальности.

На мурале «Триумфальный въезд Иисуса в Иерусалим», созданном Нсамой в 1969-м в городе Чома, мальчик, бросающий пальмовые ветви перед африканским Иисусом, одет по-европейски, а на женщине, по всей видимости его матери, традиционный замбийский наряд. Это не случайность. В 60-70-х годах ХХ века западная культура лишь начинала проникать в замбийский быт. Шорты, рубашки и другие предметы одежды из Старого Света носили только дети и подростки. Люди старшего возраста продолжали придерживаться традиционного стиля одежды. Художник хотел запечатлеть этот переходный период, и ему это удалось. Однако замбийские нотки не вызывают диссонанса. Кое-что всё же осталось неизменным: ослик, ликование толпы и традиционное одеяние Иисуса позволяют сразу узнать этот библейский сюжет, словно перед нами гравюра Альбрехта Дюрера или фреска Джотто.
Изображение сцен из жизни Иисуса и христиан было не единственной его страстью; он и сам проповедовал христианство, делая это с помощью искусства
Эндрю Муленга, исследователь творчества Нсамы
Омовение ног учеников
Индийский художник Джути Сахи появился на свет в мультикультурной семье: его мать была британской католичкой, а отец — пенджабским индуистом. Неудивительно, что Сахи с детства пытался навести мосты между христианством и индуизмом.

Даже сегодня 72-летний мастер, которого называют «теологом с кистью для живописи», не перестаёт удивлять учеников и почитателей буйством красок и энергетикой, которая исходит от его работ. Ещё одна особенность его полотен — умение соединить символы двух религий, не вызывая при этом неприязни к авторской интерпретации сюжета. К примеру, листок фикуса на картине «Иисус, омывающий ноги Петру» — один из буддистских символов, который означает просветление. Есть и другие малозаметные, но важные детали: к примеру, традиционная индийская лампа. В известной работе Луиса Комфорта Тиффани «Иисус моет ноги ученикам» наряд Христа — пурпурного цвета. У Сахи всё иначе: королевский цвет он присвоил облачениям Петра, нарядив Иисуса в смиренные шафрановые одеяния.
С трактатом «О подражании Христу» Фомы Кемпийского меня впервые познакомила моя мать, христианка из Англии, которая приехала в Индию преподавать в школе. Христиане верят, что жизнь Иисуса является образцом для подражания. Это натолкнуло меня на мысль о том, что индусам тоже можно передать суть жизни Христа, разделив её на четыре части, которые можно было бы сравнить с ашрамами в индийской культуре. Это и помогло мне представить Иисуса в индийском контексте
Джути Сахи, художник
Тайная вечеря
Однажды корейцу Унбо Ким Ки-чангу (1914–2001) во сне явился герой его картин: ему приснилось, что он обнимает ноги Христа, которого вот-вот должны захоронить в пещере.

В детстве мальчик Унбо оглох и частично онемел. Заботливая мать в надежде поддержать ребёнка начала обучать его азам рисования. Со временем бумага и чернила стали лучшими друзьями Ки-чанга, он нашёл себя в сравнительно молодом жанре — корейской иконографии библейских сюжетов. Его «Последняя вечеря» не похожа на знакомую нам «Тайную вечерю» Леонардо да Винчи. Фасад дома, где состоялась трапеза, Иисус и его ученики придают известному сюжету корейский колорит.
Я приложил немало усилий, чтобы изобразить Христа, ведь это должна быть глобальная фигура. Благодаря силе своего духа он стоит над классами и конфессиями
Унбо Ким Ки-чанг, художник
Моление о чаше
А на картине «Молитва Иисуса в Гефсиманском саду» Унбо Ким Ки-чанга лица Иисуса и его учеников не видны. Тем не менее одежда корейского учёного династии Чосон на Иисусе, а также гаты — корейские традиционные головные уборы на головах его учеников не дают усомниться в национальной принадлежности библейских героев.
Я пытался своими картинами донести до корейцев жизненный опыт Христа. И думаю, что у меня получилось изобразить благородное самопожертвование и дух христианской любви
Унбо Ким Ки-чанг, художник
Поцелуй Иуды
Гаитянский художник Аликс Бьежур после переезда в США создал на полотне свою интерпретацию библейских сюжетов. Одной из самых известных его работ стала «Верой, а не видением». Сюжет этой картины канонический (сравните, например, с «Поцелуем Иуды» Караваджо). Разве что у Бьежура и Мессия, и апостолы выглядят как темнокожие круглолицые гаитяне.
Иногда люди утверждают, что у Иисуса был «оливковый» цвет кожи и это говорит о его истинной этнической принадлежности. Существует два типа маслин: зелёные и чёрные. Думаете, Иисус был зелёным?
Майкл Эревна, писатель и изобретатель
Крестный путь
Чарльз Ндеге родился на севере Танзании. Большую часть жизни 50-летний художник посвятил африканизации библейских историй. Именно ему доверили расписать сценами страстей Господних стены католического храма Святого Иосифа Мукаса Баликудембе, который находится неподалёку от города Мванзы.

С выбором художника прихожане не прогадали. Иконописец сумел не только передать колорит Чёрного континента, но и приблизить образ Иисуса к своим соотечественникам как, например, на картине «Станция VIII: Иисус встречает плачущих женщин».
Приемлемо и правильно изображать Иисуса чернокожим, одним из сынов Африки. Раньше его срисовывали и с еврейских нищих, и с представителей ближневосточной знати, и с князей эпохи Возрождения, и с фламандских купцов, и с английских дворян. А сегодня он представляет самое многочисленное и постоянно растущее католическое сообщество в мире — церковь Африки
Диана Хайес, профессор теологии из Университета Джорджтаун
Распятие Христово и смерть
В 1970-х христиане-мафа, живущие на севере Камеруна, захотели создать собственную версию иллюстраций к библейским сюжетам. Для этого они обратились за помощью к французским миссионерам. Энтузиазм и сотрудничество французов и камерунцев помогли создать иллюстрации к 62 библейским сценам, от Благовещения до Пятидесятницы. Эти работы некоммерческая организация The Association Life of Jesus Mafa разослала в 83 страны.

«Распятие на кресте» и «Могила пуста» — примеры того, как могли бы выглядеть Иисус и его окружающие, если бы все описанные в Библии события происходили на севере Камеруна.
Если история и Святое Писание говорят об Иисусе как о человеке африканского происхождения, выходит, что изображать его как-то иначе, скрывая истину, означает выступать против Бога
Кертис Гейтвуд, старший пастор церкви Христианской Революции Нового Дня
Вознесение
Корейский художник Чан У-сон (1912–2005) пытался не только сохранить традиционную корейскую живопись, но и усилить её использованием лучших западных техник. У-сон не спешил показывать свои работы, пока не был уверен, что сделал для картины всё, что в его силах. Над картиной «Вознесение Иисуса» он работал тридцать шесть лет.

Как признавался сам художник, за это время он переосмыслил образ Иисуса, придя к выводу, что не может, как другие корейские иконописцы, одеть Христа в традиционный корейский наряд или наделить его азиатскими чертами лица. Его Иисус больше похож на жителя Индии.

В 93 года Чан У-сон прошёл обряд крещения.

Внешность Будды зависит от скульптора
Корейская пословица
Иисус воссоединился с Отцом и Духом
Джон Джулиани — американец с итальянскими корнями. Родители и родственники мечтали о том, что мальчик свяжет свою судьбу с искусством. Однако в 1960-м Джулиани решил стать священником. А в 90-х начал писать иконы.

84-летний художник признаётся: ему было важно знать, примут ли его работы коренные американцы — индейцы. Волнения были напрасны. Отец Джулиани и по сей день продолжает получать от них слова благодарности.

Изображая Святую Троицу на картине «Троица племени кроу», художник передал Дух изображением Священного Орла, чьи крылья окутывают мистическое единство Отца и Сына. На Иисусе — рубашка из дублёной кожи, которую носят только воины, её украшают стеклянные бусы, иглы дикобраза и горностаевые шкурки. Последнее — важный символ. У индейцев их носят лишь те, кто сумел отобрать оружие у своего врага. Иисус переступил через смерть, и Джулиани счёл нужным сделать на этом акцент понятным для индейцев образом.
Несмотря на то, что я не индеец, я очень уважаю культуру коренных народов этой земли. Их понимание мира природы и Бога, их акцент на том, что землю нужно не эксплуатировать, а любить и оберегать, — всё это удивительно созвучно с лучшими из христианских мыслей и традиций
Джон Джулиани, священник и художник
Теги: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,
4351
101
Делятся
Google+
Google+
2
Печать
Hide
Show
Show