Отражения Донбасса

ОККУПАЦИЯ
Фокус узнал, как выживают предприятия оккупированного Донбасса и почему многие из них оказываются в России
«Ни у России, ни у Украины нет возможности поднять разорённый, разгромленный, обнищавший регион, в котором омертвело всё, в котором распилены на металлолом, положены в грязь и дерьмо все предприятия, где сотни тысяч безработных, где процветает бандитизм, где уже даже не коррупция, а что-то выходящее за пределы человеческого понимания. Никому это не надо — ни России, ни Украине, никому»


Александр Невзоров
Российский журналист в интервью Фокусу
Дмитрий Синяк
Обозреватель Фокуса. Побывал в Донецке перед самой войной, работая в компании, принадлежащей крупным донецким бизнесменам. В течение последних двух лет большинство материалов автора были посвящены войне
Александр Чекменёв
Фотокорреспондент Фокуса и бывший житель Луганска, начал фотопроект DONBASS в спокойном 1994 году. Последние фото проекта датированы 2015-м, когда малая родина автора была уже разорвана и разграблена войной
С тех пор, как часть восточного Донбасса оккупировали, мало кто владеет полной информацией о происходящем на местных заводах. С запросами о судьбе крупнейших донецких заводов и фабрик Фокус обратился в украинские министерства и ведомства, но отовсюду получил либо отписки, либо номера приказов о ликвидации компаний. «Предприятия, находящиеся на временно оккупированной территории, прекратили подавать статистическую отчётность в органы статистики, — отмечается, к примеру, в ответе Минэкономразвития и торговли. — Поэтому в министерстве отсутствует достоверная информация о фактическом состоянии указанных предприятий». По этой же причине Государственное управление статистики исключило из своих отчётов «часть зоны проведения антитеррористической операции». Информацию об экономической жизни оккупированных территорий регулярно собирают в основном три структуры: Главное управление разведки Минобороны, группа «Информационное сопротивление» Дмитрия Тымчука и волонтёры инфопроекта «Донбасс: полный доступ», созданного донецким журналистом Алексеем Мацукой. Поскольку уровень доступа к информации у трёх источников разный, получается три разных представления о промышленности оккупированного региона. Хотя на самом деле таких Донбассов гораздо больше: они существуют в историях переселенцев, в рассказах воинов АТО, в глазах жителей оккупированных территорий. Особенность же ситуации в том, что на самом деле никто не знает, какой из Донбассов настоящий. Истину приходится искать на пересечении этих нередко противоречащих друг другу реальностей.
ТЕРРИТОРИЯ ВОЙНЫ
Многие заводы оккупированного Донбасса превратились в военные базы либо в мастерские по ремонту боевой техники террористов
Украденный
Донбасс глазами Главного управления разведки
В апреле прошлого года Пётр Порошенко заявил, что за время войны 27% промышленного потенциала Донецкой и Луганской областей вывезены в Россию. Главное управление разведки Минобороны в ответ на запрос Фокуса сообщило о 23 «наиболее прибыльных и стратегически важных предприятиях Донбасса», оборудование которых «полностью или частично вывезено в Российскую Федерацию». Среди них несколько крупных заводов, таких как Ясиноватский машиностроительный и Стахановский вагоностроительный, на которых до войны работало по 3 тыс. человек. В некоторых случаях украинские разведчики называют и место вывоза предприятий. К примеру, часть линий Брянковского рудоремонтного завода, по данным ГУР, перевезена в Ростовскую область. Завод «Луганский машиностроитель-43», по информации ГУР, вывезен в Чебоксары. Часть оборудования луганского завода «Поли-Пак» оказалась в Индустриальном парке «Масловский» в Воронежской области РФ.

Ещё как минимум 9 предприятий разграблены либо разобраны на металлолом. Среди них Чернухинское вагонное депо, Луганский завод теплотехнического оборудования, Луганский завод автомобильных клапанов, Ясиноватский цементный завод и др.

«За последние два года незаконные террористические формирования и российские оккупационные войска на востоке Украины взяли под контроль 50% промышленного потенциала Донецкой и около 80% Луганской областей, — говорится в сообщении Главного управления разведки. — Значительная часть других компаний оккупированных территорий вынуждены приостанавливать работу, массово сокращать персонал и накапливать многомесячную задолженность по зарплате».

Среди таких предприятий Главное управление разведки называет «едва ли не все предприятия оборонно-промышленного комплекса», «Луганскуголь», «Лугансктепловоз», «ДТЭК Свердловантрацит», «ДТЭК Ровенькиантрацит» и др.

В своём ответе Фокусу ГУР также ссылается на СМИ оккупированных территорий, цитирующих должностных лиц самопровозглашённых республик. Так, по словам «исполняющего обязанности министра промышленности ЛНР» Дмитрия Божича, с начала года в его «республике» возобновили работу около 40 предприятий и теперь их общее число выросло до 283 (в конце 2013 года на Луганщине работало 420 предприятий). А «председатель администрации» Донецка Игорь Мартынов во время встречи с главарём «ДНР» Александром Захарченко проговорился, что промышленные предприятия города работают лишь на 5–20% от расчётной мощности. При этом численность сотрудников донецких заводов составляет 146,1 тыс. человек. Это вдвое меньше, чем год назад. Сепаратистские СМИ называют и такую цифру: из 856 донецких предприятий только 205 прошли перерегистрацию в самопровозглашённой республике.
ПОЧТИ В ПРЕИСПОДНЕЙ
Работа шахтёров, воспетая советской пропагандой, на деле всегда была адским трудом, вредным для здоровья и опасным для жизни

Обречённый
Донбасс глазами группы «Информационное сопротивление»
Координатор группы «Информационное сопротивление» Юрий Карин в целом подтвердил информацию о вывозе в Россию предприятий из списка ГУР. Но заметил, что в последнее время владельцы некоторых компаний Донбасса специально распространяют информацию о якобы вывозе их активов в Россию. Цель — попасть в соответствующие списки кандидатов на компенсацию. Донбасс «Информационного сопротивления» уже не так однозначен, как тот, который видят разведчики.

— Оккупанты действительно вывезли или позволили распилить на металлолом самые ценные и, что важно, работающие предприятия, — рассказывает Юрий Карин Фокусу. — Лучшее средство заставить людей идти на войну — оставить их без работы. Возможно, поэтому заводы Донбасса стали уничтожаться буквально с первых дней оккупации. В мае 2014 года в моём родном Стаханове выстрелами из гранатомёта уничтожили электростанцию Стахановского ферросплавного завода лишь за то, что предприятие принадлежало страшилке «ватников» — Игорю Коломойскому. Завод, на котором работали свыше 1,5 тыс. человек, остановился. Такая же судьба постигла и другие крупные предприятия Донбасса, в том числе те, продукция которых была ориентирована на Россию. Перед каждыми выборами их владельцы пугали своих сотрудников: «Если Украина пойдёт в Европу, вы окажетесь на улице! Европе эта продукция не нужна!» Но вот пришла Россия — и от огромных заводов остались лишь пустые корпуса, превращённые боевиками в базы военной техники.

Лутугинскому научно-производственному валковому комбинату, который также входит в список ГУР, повезло больше: он ещё жив. Об этом сообщает портал «Информационного сопротивления». Правда, завод работает лишь на 2% от довоенного уровня. Тем не менее только за март нынешнего года предприятие изготовило 80 т валков на сумму 3,3 млн грн. Однако из-за того, что российские предприятия и госструктуры отказались заключать договоры с заводом, сейчас он на грани закрытия.

— В 2013 году Донбасс поглотил 44 млрд грн государственных дотаций, — утверждает Юрий Карин. — Сейчас из этого региона выехали специалисты, ушли инвесторы, кроме того, оборвались экономические связи с большой Украиной, от которой оккупированные районы отделяет линия фронта. Поэтому на всей территории самопровозглашённых республик фиксируются серьёзные социально-экономические проблемы: люди по 2–3 месяца не получают зарплаты, в больницах нет элементарных лекарств, а гуманитарная помощь разворовывается. И если бы люди на оккупированных территориях не находились фактически под дулом автомата, уже давно бы начались социальные бунты.

По данным «Информационного сопротивления», только на предприятии «Орджоникидзеуголь» в Енакиево и на шахте «Углегорская» в Углегорске задолженность по зарплате достигает 45,3 млн грн. В Донецке в течение нынешнего года 27 предприятий остановились либо существенно сократили объёмы. Среди них sprotyv.info называет филиал Центральной обогатительной фабрики «Чумаковская», компании «Энергоимпекс», «ПО ТК-Донбасс», Донецкую картонно-бумажную фабрику, деревообрабатывающий комбинат «Агатис» и др.

До войны противники евроинтеграции Украины утверждали, что рынки сбыта предприятий Донбасса находятся в России. По словам Юрия Карина, теперь, когда граница между самопровозглашёнными республиками и РФ стала условной, оказалось, что разрушенному войной Донбассу практически нечего предложить стране-оккупанту, кроме сырья. Стратегически важные предприятия, такие как донецкий завод «Топаз», выпускающий станции радиотехнической разведки «Кольчуга», Луганский патронный завод, Луганский завод электронного машиностроения и другие, Россия вывезла с «территории войны», и теперь они не участвуют в «экспорте из молодых республик». А в донецком сырье Россия, как оказалось, особо не нуждается. Значительная часть угля и стали, поступающая в РФ с оккупированных территорий, не задерживается там, а уходит за границу — уже как российская продукция.

— Экономика непризнанных республик может держаться только на российских субсидиях, — убеждён Юрий Карин. — Содержание «ДНР-ЛНР» обходится бюджету России примерно в 48 млрд руб. (18 млрд грн) в год, Крыма — в 43,5 млрд руб. (16,3 млрд грн) в год. Но учитывая санкции и провальную политику российского правительства, можно с большой долей вероятности утверждать, что в экономическом смысле оккупированные территории обречены.
ОНИ «КОРМИЛИ УКРАИНУ»
Задолго до войны Донбасс от остальной страны отличала бедность шахтёров и рабочих и непомерные богатства олигархов
Разрушенный
Донбасс глазами менеджеров предприятий Рината Ахметова
Донецкие предприятия бывшего короля Донбасса Рината Ахметова, оставшиеся на оккупированных территориях, уже далеко не так успешны, как раньше. Работа многих из них осложнена «колоссальными повреждениями», о чём Фокусу сообщили в «ДТЭК Энерго». Тем не менее массовые сокращения персонала и многомесячную задолженность по зарплате на предприятиях «ДТЭК Свердловантрацит» и «ДТЭК Ровенькиантрацит», о которых упоминало Главное управление разведки, там отрицают.

По словам руководителя пресс-службы «ДТЭК Энерго» Ирины Милютиной, эти предприятия существенно пострадали от артобстрелов. Всего же на временно неконтролируемых территориях Донецкой и Луганской областей функционируют 8 предприятий ДТЭК, на которых работают около 35 тыс. сотрудников. Уровень загрузки компаний разный — от 25% до 80%.

— В связи с военными действиями в Донбассе около 1000 раз были повреждены линии электропередачи напряжением 35–110 кВ, около 900 раз — подстанции напряжением 35–110 кВ, более 10 000 раз — трансформаторные подстанции напряжением 6–10 кВ, — рассказывает Милютина. — До сих пор требуют восстановления 60 высоковольтных линий, 25 подстанций и 213 трансформаторных подстанций, из-за чего только в Донецкой области без электроэнергии остаются 13 населённых пунктов, где проживают более 17 тыс. семей.

По данным группы «Метинвест», на неподконтрольных Украине территориях остались: объединение «Краснодонуголь», Комсомольское рудоуправление, Харцызский трубный завод (ХТЗ), Енакиевский металлургический завод (ЕМЗ), Енакиевский коксохимический завод и Макеевский филиал ЕМЗ. Все они, кроме Енакиевского коксохима, который всё ещё находится в процессе регистрации в Дружковке, уже перерегистрированы на территории Украины. «Все предприятия группы «Метинвест», в том числе и такие, которые находятся на неподконтрольной Украине территории, платят налоги в государственный бюджет Украины. Сотрудники этих предприятий получают зарплату в гривне», — заявили Фокусу в пресс-службе Мет­инвеста.

Вместе с тем там сообщают о фактическом закрытии предприятия «Донецккокс», с которого уволены все сотрудники. А также о временной приостановке работы Харзызского трубного завода. Всего за время войны количество сотрудников Метинвеста уменьшилось на 8,6 тыс. человек. Кроме того, если 2014 год группа окончила с прибылью $159 млн, то в 2015-м показала убыток $1 млрд.
УБИЙСТВО ТРУДОМ
Годы работы в шахте часто превращали шахтёров в живые тени. Среди населения Луганской и Донецкой областей при Союзе это была самая распространённая профессия
Борющийся за выживание
Донбасс глазами топ-менеджеров «потерянных» заводов
Телефоны многих предприятий из списка Главного управления разведки молчат либо отключены. А в интернете, в том числе на сайтах предприятий, последняя информация о многих из них датирована 2013–2014 годами. Тем не менее нам удалось связаться с руководителями нескольких «потерянных» управлением разведки заводов. Они категорически опровергают информацию о вывозе их оборудования в Россию.

Директор по связям с общественностью АО «Мотор-Сич» Анатолий Малыш сообщил, что «ни один станок» из оборудования Снежнянского машиностроительного завода, указанного в списках ГУР и принадлежащего запорожской Мотор-Сичи, «не был вывезен на российскую территорию». Попыток ограбить завод за время войны также не было. По словам Анатолия Малыша, Снежнянский машиностроительный продолжает работать, ведя взаиморасчёты с головным предприятием в Запорожье исключительно в гривне. А сокращения персонала на нём не превышают аналогичных показателей на других предприятиях АО «Мотор-Сич».

О планах переезда Луганского завода трубопроводной арматуры «Маршал» в Воронежскую область писал российский «Коммерсантъ».

— У нас давным-давно открыт торговый дом в Москве, — рассказали Фокусу в приёмной Луганского завода трубопроводной арматуры «Маршал», ссылаясь на слова гендиректора. — Позвоните туда — вам всё объя­снят. Никуда из Луганска завод не переезжал.

Фокус связался с коммерческим директором Торгового дома «Маршал» в Москве Екатериной Бакулиной, которая сказала, что в течение двух последних лет луганчане не только не вывозили оборудование завода «Маршал» в Россию или куда-либо ещё, но даже завозили в Луганск новое. Есть и ещё одна особенность: московский торговый дом — не владелец завода, а торговое представительство луганского предприятия.

— Не только оборудование — ни одной единицы своей продукции мы не отправили в Россию за всё время войны, — рассказывает Фокусу генеральный директор донецкого завода «Норд» Виктор Сташенко. — Она на российском рынке неконкурентноспособна. А в самом Донецке не востребована из-за низкой покупательной способности населения. Всю продукцию нашего завода мы отправляем через линию разграничения — на территорию, контролируемую украинским правительством. Но с пересечением этой линии существуют огромные проблемы, несмотря на наличие у нас всех необходимых разрешений. Местные вооружённые формирования, которым мы не имеем возможности платить, часто не выпускают нашу продукцию в Украину. Из-за этого завод практически остановлен. Из 2600 сотрудников большинство в отпусках за свой счёт.

По словам Виктора Сташенко, сроки поставки материалов и вывоза готовой продукции увеличились с трёх дней до двух месяцев, что требует дополнительных оборотных средств, которых у завода нет. Из-за этого сотрудники выходят на работу, когда удаётся привезти сырьё, а когда оно заканчивается, расходятся по домам.

— Мой завод никто не грабил, не резал на металлолом и в Россию не вывозил, — признаётся Артём Никулин, собственник Луганского завода теплотехнического оборудования «Лугатерм». — Просто с начала войны производство законсервировано. Никто и никогда не пытался отобрать его у меня, несмотря на то, что я уехал в Харьков, где организовал аналогичное предприятие. Вывезти оборудование не пытался, зная, что этого мне не позволят местные власти. Я, к примеру, знаю, что завод «Лугансклокомотив» хотел вывезти купленные перед самой войной станки, которые даже ещё не успели распаковать. То есть их можно было классифицировать как товар. Но им всё равно не разрешили. В принципе я готов запустить свой луганский завод хоть завтра. Но как завозить на него сырьё и как вывозить продукцию? Скорее всего, законным путём это сделать невозможно. А незаконным я не хочу.

«Я не знаю ни одного настоящего завода, который бы принял решение о переезде в Россию, — заявил информагентству «РИА Новости Украина» ещё в марте 2015 года председатель наблюдательного совета Луганского ЧАО «Автомотозапчасть» Андрей Недовес. — Открытие новых производств на территории РФ — да: это уже сделал ЛЭМЗ, планирует «Маршал». Но уничтожать производство в Луганске и лишать луганчан работы не собирается никто».

Завод Недовеса, специализирующийся на производстве автоклапанов, также фигурирует в списке ГУР. По словам владельца, его предприятие в Луганске работает, хоть и с большими проблемами: из полутысячного коллектива осталось больше половины, тем не менее производство достигло 80% довоенных объёмов.

От ответа на вопрос, как предприятия оккупированных территорий реализовывают свою продукцию в самопровозглашённых республиках, уже давно вошедших в рублёвую зону, многие гендиректора предприятий уходят. Некоторые говорят, что принимают оплату за свою продукцию в гривнах на банковские карточки. Но большинство руководителей утверждают, что ничего в Донецке — Луганске не покупают и не продают.

— Других ответов от них сложно было бы ожидать: кому нужны обвинения в пособничестве терроризму в Украине и обвинения в развале промышленности «молодых республик» в «ДНР-ЛНР», — комментирует слова руководителей донецких и луганских предприятий Юрий Карин. — Они теперь часто чувствуют себя своими среди чужих и чужими среди своих.
БЕЗ БОГА
Религию в Донбассе выкорчевали ещё до Второй мировой войны, пытаясь заменить её коммунистической идеологией. А когда эта идеология потерпела крах, в душах людей возникла пустота, которую нечем было заполнить
Оживающий
Донбасс глазами Donbasleaks
Создавая проект «Донбасс: полный доступ», донецкий журналист Алексей Мацука стремился нарушить монополию сепаратистов на информацию о социально-экономической ситуации в ОРДЛО. На сайте проекта публикуется немало материалов украинских аналитиков и журналистов. Но есть там и сухая информация из местных СМИ об экономической жизни оккупированных территорий. Из сообщений сепаратистской прессы исключены пропагандистские клише и выбраны только факты. Из них создаётся образ Донбасса, далёкого от скорой гибели.

«До нового года Ясиноватский машиностроительный завод (оборудование которого, по данным ГУР, вывезено в Россию. — Фокус) изготовил комбайн КСП-35, — сообщает 22 февраля 2016 года www.dan-news.info. — Этот комбайн, по словам членов незаконной организации «ДНР», пойдёт на внешний рынок. Данный тип оборудования может использоваться на горнодобывающих предприятиях ОРДО, России и Украины. Приблизительная стоимость оборудования в Украине — более 10 млн грн».

«За первый квартал поднято на-гора порядка 4 млн тонн угля, введены в эксплуатацию 4 новых очистных линии на шахтах «Иловайская» ГП «Шахтёрскантрацит», «Холодная Балка» и «Северная» ГП «Макеев­уголь», «Заря» РП «Снежноеантрацит»… Удалось накопить на угольном складе Старобешевской теплоэлектростанции около 220 тыс. тонн топлива, создать стратегический запас для энергетической безопасности… Осуществлены выплаты работникам ГП «Макеевуголь» в размере 117 млн 209 тыс. руб., или 144% от месячного фонда оплаты труда, ГП «Шахтёрскантрацит» — 49 млн 4 тыс. руб. (111,5%), ГП «Торезантрацит» — 49 млн 953 тыс. руб. (100,4%), РП «Снежноеантрацит» — 21 млн 494 тыс. руб. (89,7%), РП «Донбассуглереструктуризация» — 18 млн 995 тыс. руб. (102,6%)».

Это цитата из газеты «Енакиевский рабочий» за 19 апреля 2016 года, правда, в этой же статье журналисты признают: «Общая сумма образовавшейся задолженности по заработной плате… составляет около 410 млн грн (без учёта долгов госпредприятий «Артёмуголь» и «Орджоникидзеуголь», не ведущих работ по добыче угля)».

— Ситуация в экономике оккупированных территорий не настолько катастрофична, как зачастую представляют украинские СМИ, — уверяет Фокус Алексей Мацука, основатель проекта «Донбасс: полный доступ». — Жители «ДНР-ЛНР», фактически предоставленные сами себе, вынуждены как-то выживать. Поэтому они занимаются бизнесом, организовывают торговлю, предоставляют услуги. И если сравнивать нынешнюю ситуацию с 2014 годом, можно констатировать, что экономическая жизнь в самопровозглашённых республиках постепенно оживает.
НЕЗАКОННЫЙ УГОЛЬ
В «копанках», где чёрное золото добывают открытым способом, не нужно платить налоги и зарплаты. Сейчас количество таких шахт на оккупированных территориях растёт, а законные шахты закрываются
Сожжённый
Донбасс глазами крупных предпринимателей, поддержавших Украину
Сергей Шахов до войны возглавлял «Луганскую промышленную группу». В 2006 году стал депутатом Луганского областного совета, а в 2010-м вошёл в исполком Стахановского горсовета. В начале войны открыто поддержал Украину, основав волонтёрскую организацию «Народное доверие», которая помогала украинской армии. Боевики отомстили ему, конфисковав и разграбив все его предприятия. А чтобы другим не повадно было, демонстративно сожгли 13 автобусов Шахова, работавших на городском маршруте Стаханова.

— Промышленность Донбасса уничтожили не россияне — её методично уничтожала Партия регионов и коммунисты в течение всех лет независимости, — говорит Сергей Шахов. — За это время только в Луганской области на металлолом порезали оборудование около 2000 (!) предприятий, примерно две трети промышленного потенциала. Где, к примеру, стратегическое предприятие «Лисичанск-Сода»? Его задолго до войны сдали на металлолом. Россияне только завершили процесс разрушения экономического потенциала Донбасса. На оккупированных территориях на металл сейчас режут уже не только цеха заводов, но и заборы, рельсы, вагоны. Мне известно о том, что за время войны на переработку ушло более 12 тыс. железнодорожных вагонов.

Фокус обратился по этому вопросу к Укрзализныце, однако там не подтвердили и не опровергли эту информацию, заявив лишь, что «нет возможности провести инвентаризацию на оккупированных территориях».

Факт массового распила на металлолом и вывоза в Россию предприятий оккупированного Донбасса подтверждает и донецкий предприниматель Андрей, попросивший не называть его фамилию. До войны он владел несколькими заводами, от которых теперь остались только стены.

— Самое ценное оборудование госпредприятий Донбасса уже вывезли под контролем ФСБ, в структуру которой входят и российские погранвойска, – рассказывает Андрей. — Но частным предприятиям едва ли позволили бы вывезти через российскую границу всё своё оборудование. Если что-то и вывозили, то, скорее всего, лишь самое ценное. Зная, что через границу им не дадут вывезти дорогостоящие станки захваченных предприятий, казаки попросту режут их на металлолом. Мне, к примеру, достоверно известно о превращении в металлолом угольных комбайнов стоимостью в десятки миллионов гривен каждый. Вывезти в Украину их не разрешило бы «правительство ДНР». А если бы казаки попытались вывезти их в Россию, ФСБ конфисковала бы их на границе. Тем более что никаких документов на захваченное оборудование у рейдеров нет.

По словам предпринимателя, на металлолом порезан даже кровавый металл Донецкого аэропорта, причём неразорвавшиеся снаряды и шальные пули, которые могли прилететь из боевых порядков украинских войск, не остановили сборщиков металлолома. Значительно легче резать оборудование заводов, владельцы которых бежали в Киев.
Андрей мог бы попытаться вывезти свои станки в Украину — через линию разграничения либо через Россию. Однако подсчитал, что это экономически невыгодно.

— За одного «укропа», пойманного в «ДНР», требуют выкуп в $50 тыс., — продолжает Андрей. — Такая такса. Я уже не говорю о том, что на оккупированных территориях любого человека, заподозренного в проукраинской ориентации, могут просто убить. Я не хочу рисковать ради оборудования ни собой, ни своими людьми. Тем более что технологии за два года пошли вперёд и теперь выгоднее купить новые станки, чем вывозить старые с риском для жизни.

По словам Андрея, донецкий бизнес в последнее время сильно измельчал: парикмахерская и чебуречная уже считается хорошим собственным делом и даже привлекает внимание властей. Знакомый Андрея, создавший в Донецке сеть ресторанов, недавно был вынужден включить в список учредителей людей Захарченко. С этим предложением к нему пришли сразу из нескольких «министерств».
P.S.
Когда Донбасс вернётся в Украину и будет восстановлен контроль над границей, Фокус поедет в Донецк и Луганск, чтобы лично проверить, как работают предприятия. Но пока на этих территориях существует чёрная информационная дыра, многие вопросы останутся без ответов, а журналисты будут пытаться собрать целую картинку из разрозненных кусков официальной информации и рассказов людей, имеющих или имевших отношение к этой территории.
Теги: , , , , , ,
3094
13
Делятся
Google+VKontakte
Google+
1
VKontakte
0
Печать
Hide
Show
Show