Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Страна
Красивая странаРейтинги фокуса

Донецкая антропология

Донецкая антропология

Люди Донбасса, благодаря событиям новейшей украинской истории, стали восприниматься согражданами по-особенному. Для одних они — схватившие бога за бороду выскочки, для других — зловещие мракобесы, для третьих — герои-труженики, кормильцы страны. Фокус заинтересовался реальным портретом обитателей востока Украины, причём — в интерьере 

000

Дела в стране обернулись так, что народ не на шутку начал судачить об особенностях соотечественников — тех, кто живёт на востоке, в Донецкой области. Да и сами жители этого региона не менее серьёзно стали говорить о своей «самоидентификации», употребляя это слово всё чаще. В Донецком национальном университете солидные учёные страны в ноябре даже провели конференцию (в ДонНУ мы ещё заглянем), в название которой было вынесено слово «идентичность». Так что к беспощадному труду с килотоннами выдаваемого на гора угля и выплавляемой стали, к миллионерам, к криминалу, к топ-политикам — ко всему тому, что рассматривают в окраске определения «донецкое», добавляется и характер человека, донбасского обитателя.

Дым в шоколаде
—В основу «донбасского характера» лёг, конечно, шахтёрский труд. С колоссальными нагрузками, с опасностями. Индустрия, тяжёлая мужская работа без особых сантиментов. Слабохарактерные тут не выживали. Да и на работу устраивались не всегда особо благополучные люди, — говорит эксперт-социолог Евгений Копатько, более полутора десятков лет занимавшийся в Донецке социологией. С ним я встретился в Киеве, приступив к изучению вопроса. И, получив рекомендации, спустя три часа занял место в синем вагоне «Донбасса».

Впереди — полусутки железной дороги в Донецк, город, в котором бывать прежде не приходилось, но о котором я слышал всякое. Позади — разговор со специалистом по Донецкому краю: «В 2004 г. нас всех назвали бандитами, независимо от пола, возраста, социального положения. И это нас мобилизовало, усилило самоидентификацию. Донбасс — серьёзная территория, с которой так просто обращаться нельзя. И люди тут живут с серьёзным характером, это могу отметить без ложной скоромности», — услышал я накануне поездки от Евгения Копатько.

К выступлениям на площади «донецкого республиканца» Александра Цуркана (справа) горожане уже привыкли и не обращают на них внимания
К выступлениям на площади «донецкого республиканца» Александра Цуркана (справа) горожане уже привыкли и не обращают на них внимания


Стучат колёса, в вагоне-ресторане за соседним столиком пьют пиво, беседуют и курят двое крепышей в неплохих костюмах (впрочем, спортивных). Один — киевлянин, другой едет домой.

—Так, только давай вот не будем про политику — осадил один своего собеседника. Их разговор зажурчал по футбольному динамовско-шахтёрскому руслу, лишь иногда завинчиваясь в политические водовороты: «Да им ведь тогда платили… А вашим будто там не платили!». Они оба ехали в Донецк по какому-то общему делу. Между ними почему-то лежала запечатанная плитка шоколада. Её секрет быстро и весело раскрылся: когда я зажёг сигарету, официантка заявила: у нас можно курить, только если взять шоколадку. Сколько? Десять гривен! Я не стал жалеть командировочные, допил чай, и прежде чем пойти спать, вернул взятую в обмен на пепельницу молочную «корону» восвояси (девица приняла гостинец без следа горняцкой гордости).

Ранним утром вокзальная площадь в Донецке ничем особым не примечательна. Много маршруток, много рекламы, в сторонке — фастфуд «Картопляна хата». Довольно людно: теория Ломброзо дает сигналы примерно той же интенсивности, что и в любом другом городе, в районе вокзала. Троллейбус №2 ходит каждые пять минут. Четверть часа езды по центральной улице Артёма, и тут начинается нечто неожиданное. Скучный прежде путь вдруг превращается в респектабельный проспект с зеркальными витринами, разными — классическими, модерновыми, но — неизменно отреставрированными фасадами. Колоннады театров. По правому борту — венец блеска: знаменитая гостиница «Донбасс Палас», слева — казино, почти как в Лас-Вегасе. Вагонетки, может, где и ржавеют, но здесь жизнь клокочет.

После становится понятно, что шик тускнеет и довольно быстро сходит на нет с каждым кварталом в сторону от центральной улицы. В пятистах метрах восточнее главной городской магистрали — уже почти запустение. Но нам важнее люди, живущие в столице Донецкого каменноугольного бассейна.

Люди из бассейна
Полдень, прорывается тонкая снежная сыпь, минус два градуса. На площади Ленина, у памятника вождю рабочего класса — человек шесть. На столике лежат агитки, динамик хрипит революционными песнями, из мегафона раздаются лозунги про «оранжевых фашистов». В глаза прыгает строка из листовки: «Вырожденные недославяне во главе с выродком-тираном, захватившим проклятый Киев».

Коренной житель Донбасса  предприниматель Андрей Толочко считает, что идея местного патриотизма доведена до абсурда
Коренной житель Донбасса  предприниматель Андрей Толочко считает, что идея местного патриотизма доведена до абсурда


—Кто вы?

—Александр Цуркан, руководитель «Донецкой республики». Так называется наша общественная организация, которая занимается развитием демократии, культурно-исторического и духовного наследия донецкого края.

—Как вы относитесь к евреям, грузинам, армянам?

—Причём здесь они? Недославянские выродки — это бандеровские холуи. Если б они были славянами, то никогда б не воевали против славян.

—Понятно. Но многие украинцы считают, что Бандера — герой нации!

—Бандера — сволочь редкая! И преступник редкий. А мы — интернационалисты! Мы не сторонники отделения от Украины, но, как народ, мы имеем право на самоопределение. Против Донецкой федеративной республики из шести восточных областей в составе Украины мы не возражаем.

—Какие именно области?

—Донецкая, Днепропетровская, Запорожская, Луганская, Харьковская и Херсонская!..

Хватит. Прощай, республика: смена обстановки. Мы — в помещении общественной приёмной Партии регионов; мой собеседник — депутат Донецкого облсовета, «регионал» Игорь Чечасов.

—Да никакого сепаратизма тут нет, — говорит депутат. — И о присоединении к России никогда мыслей не было. Я вообще думаю, что национальная буржуазия Украины сформировалась именно в Донецке. Поговорите с любым бизнесменом: никого не тянет в СССР, никого не тянет в Россию. Донецкие мы по месту жительства. А так — украинцы. Кстати, в Донецкой области электорат менее политизирован, чем на той же Западной Украине и в центральных областях. Потому что у нас люди заняты тяжёлой работой. И ещё, как бы это пафосно ни звучало, у нас есть патриотизм: мы любим Донбасс.

—Уточним: региональный патриотизм!

—Да, региональный патриотизм. И как бы там среда ни формировала своё отношение, какие бы там ярлыки ни навешивали на жителей Донбасса, мы считаем, что Донбасс — это звучит гордо. Вот говорят, дескать, донецкие оккупировали всё. Но мы хотим что-то улучшить! У нас ценят профессионалов в первую очередь. Я не могу сказать, отождествляет ли наше население себя с властью. Поддерживают её — это да, и большое значение тут имеет личность самого премьера. Но следует помнить, что к власти у народа всегда отношение негативное. Может быть и так — Януковича поддерживают, в огонь и в воду за него, а вот когда разговор заходит о власти — тогда проявляется критичное отношение. Надо поддерживать своих. У нас чувствительно воспринимается принцип «свой-чужой».

Они не пройдут?
Справедливости ради: я был чужеземцем в Донецке, но не поймал ни одного неприязненного взгляда. А в магазинах и кафе встречал ту самую обходительность и предупредительность, которая в последние годы перестала быть свойственна столице: от этого даже сделалось слегка обидно. Но не всё так светло. Ещё одна встреча, и ещё один разговор.

Профессор-философ ДонНУ татьяна андреева: «большинство моих студентов накрепко связывают себя с Украиной»
Профессор-философ ДонНУ татьяна андреева: «большинство моих студентов накрепко связывают себя с Украиной»


Андрей Толочко, по его словам, формально числится в «Нашей Украине», будучи в политсовете организации Киевского района Донецка. Раньше был в Народном Рухе, живёт здесь с рождения, занимается торговым предпринимательством.

—У нас не просто массовая фашизация населения, у нас ещё достаточно умные фашисты, которые хорошо разбираются в политике и знают, что и как нужно делать.

—Что вы имеете в виду?

—Фашизм — это, во-первых, когда человек идентифицирует себя с некой общностью, которая «выше» прочих. В примере с Донбассом речь идет не о национальности. Частично тут упор делается на русское православие. Но главным образом нажимают на принадлежность к самой местности. Идея местного патриотизма доводится до абсурда. Здесь есть единство: миллиардер и самый нищий люмпен — представители одной новой общности. А во-вторых — своеобразное понимание демократии. Ведь в Германии фашисты пришли к власти демократическим путем. Реально за них стояла большая часть населения. И далее — причисление к «сверхчеловеку», даже если он роется тут в помойной яме. Возрождение мифов, легенд; если их нет — они создаются. В результате Донбасс гордится всем. Полууголовная гордость была всегда. В СССР это помогало: во Владивостоке тебя встречают в тёмном углу, и если скажешь, что ты из Донецка, назвав пару улиц и кабаков, в 90% — тебя отпустят.

Андрей Толочко видит опасность фашизации и в том, что, по его убеждению, в Донецком регионе, случись такая возможность, неминуемо проголосовали бы за Путина-президента.

—Откуда такая уверенность?

—Тут сказывается любовь к фюреру. Путин — в какой-то степени олицетворение донецкого характера, как его понимают. Сильный, свой мужик.

—Вы любите Донбасс?

—Безусловно! И я знаю, чем можно гордиться. Я знаю, что Донецкий горсовет одним из первых в стране поднял сине-желтый флаг. А во время путча в 91-м здесь висели плакаты: «Государственному перевороту — гражданскую войну!». Шахтёры собирались взрывать шахты, затапливать их. Вот этим я горжусь. А что касается своеобразной любви к Украине — так здесь вина не Донбасса. Для того, чтобы тут её полюбили, — нужно, чтобы в стране было то, чем можно гордиться и что можно любить. Чтоб Украину тут полюбили, она должна быть гораздо лучше, чище и порядочней той же России и той же Белоруссии.

География, философия
Теперь — визит в Донецкий национальный университет (ДонНУ). Вверх по ободранной лестнице на пятый этаж, где, окутанная вековой мудростью (которая должна быть универсальной повсеместно), гнездится кафедра философии. Тут недавно отмечали её сорокалетие и приурочили к юбилею конференцию: ту самую, с которой начата статья, и на которой две сотни учёных обсуждали не что иное, как «идентичность в современном социуме». Примерно переводя на человеческий язык — тут говорилось, каким осознаёт себя человек, и каким он является.

—Размышлять о каком-то особом характере жителей донецкого региона возможно, но мне не нравится, что сейчас вошло в обиход такое понятие как «донбасская идентичность», — говорит профессор ДонНУ Татьяна Андреева. Она двадцать лет назад окончила МГУ, попала сюда по распределению и полюбила донецкий край. — Ведь когда говорят о том, что характерно для жителей Донбасса, то в первую очередь представляют шахтёров, шахтёрскую психологию и болельщиков «Шахтёра». Люди приезжали на конференцию и говорили, что воспринимают Донбасс как край рабочих с их трудовой деятельностью. Или как край, откуда родом Ахметов и Янукович.
Но здесь ведь есть и остальное! Когда я навскидку предложила в обычный день позвонить в театр и выяснить, есть ли билеты на спектакль — их не оказалось, они были раскуплены! 

При этом профессор отметила: — Вот обычные студенты, с которыми я сталкиваюсь каждый день: никаких сепаратистских настроений у них нет. И среди них очень много таких, кто накрепко связывают себя с Украиной.
Итак, осталось всё сказанное интегрировать в мысль. Вот она: восточный край штолен, штреков, шурфов и шахт, где ежедневные обыденные путешествия в сторону центра Земли нередко оканчиваются трагедиями, где производят 25% ВВП и где проживает 10% всего украинского населения — к этому краю можно относиться как угодно, и люди там отыщутся самые разные. Но вот чего этот регион не заслуживает категорически, так это презрительного неприятия.

0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.