Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Страна
Красивая странаРейтинги фокуса

Региональный медиабосс

Региональный медиабосс

Назначенный в сентябре этого года главой Госкомтелерадио Эдуард Прутник утверждает, что, придя во власть, продал весь свой бизнес. Однако привычки бизнесмена у него остались. Теперь по принципам рыночной экономики он пытается строить национальную телерадиосеть

000

 

Эдуард Прутник
Родился 15 января 1973 г. в Селидово Донецкой обл.
Закончил Приазовский государственный и Донецкий национальный университеты. кандидат экономических наук.
1997-1999 гг. – президент Фонда
социального развития производственных сил Донецкой обл.
1999-2001 гг. – президент Ассоциации финансовых, промышленных и торговых предприятий «Донбасский расчётно-финансовый центр».
2001-2002 гг. – зампредседателя
Донецкого облсовета, зампредседателя Донецкой облгосадминистрации.
2003-2004 гг. – советник премьер-министра Украины.
2005-март 2006 г. — председатель правления общественной организации «экспертно-аналитический центр «социум».
Март-сентябрь 2006 г. – народный депутат Украины (Партия регионов).
С 14 сентября 2006 г. – председатель Госкомитета по телевидению
и радиовещанию.
Женат, воспитывает троих детей.


–  Как вам спустя 2,5 месяца сидится в кресле главы Госкомитета по телевидению и радиовещанию? Всё ли оказалось так, как вы себе представляли?
 – Не кресло красит человека (Смеётся). А выглядит всё приблизительно так: медийное пространство, находящееся в ведении государства, в упадке,  отношение к государственным телеканалам и по частотному ресурсу, и по передаче сигнала оставляет желать лучшего. Так что мы сейчас расширяем региональную сеть, возвращаем лицензии областным государственным телерадиокомпаниям (ОГТРК). 

– А что значит «возвращаете лицензии»? Кто их отбирал?
– Вот, например, в Одессе праймовое время областной телерадиокомпании было отдано другой компании. Мы сейчас это повсеместное явление меняем через суды, через смену руководства областных телекомпаний, через решения Нацсовета  по телевидению и радиовещанию. 

– Как это увязывается с политикой разгосударствления СМИ?
– Пока речь идёт о разгосударствлении печатных средств массовой информации. А в сфере электронных медиа мы заканчиваем работу над программой общественного телевидения, потому что по концепции общественное телевидение – это всё-таки НТКУ, а общественное радио – национальное радио. Что касается ОГТРК, то по нашему видению, это потенциально мегарегиональный канал. Сейчас мы разрабатываем единый дизайн всех студий и будем налаживать между регионами обмен программами. К концу следующего года мы на всех ОГТРК заменим технику. Это будет «цифра», и всё будет работать в одном техническом стандарте. Это позволит нам использовать качественный продукт повторно, для УТР (украинский спутниковый канал, который вещает более чем в 70 странах мира – Фокус), потому что то, что сейчас показывает этот канал, предлагаю даже не обсуждать. 

– Где вы возьмёте деньги и специалистов для внедрения цифрового формата во всех областях?
– У нас деньги есть. Это прописано в проекте бюджета на 2007 г. – 43 млн. грн.  Переоснащение началось ещё до меня,  и сейчас мы уже на 12 региональных каналах поменяли технику. А работать с техникой научит производитель. С этим проблем не будет, люди в регионах умеют работать. 

– Вы хотите сказать, что региональные каналы в итоге составят конкуренцию коммерческим?
– Сейчас они разрозненно работают, поэтому говорить о глобальной конкуренции невозможно. Но через полгода, когда заработает система, я уже смогу сказать, насколько будет реальная конкуренция. В среднем каждая ОГТРК собирает по 1,5-2 млн. грн. с рекламы, то есть вместе от рекламного бюджета страны они «откусывают» порядка 40 млн. грн., поэтому я считаю, что потенциал есть. 

– Как вы относитесь к инициативе ограничить полномочия Нацсовета в части выдачи лицензии частным компаниям?
– В лицензировании аналоговых частот уже менять  что-то нет смысла, так как с 1 января 2007 г. они выдаваться не будут. У нас ориентир на «цифру». А вот по методике выдачи цифровых частот у нас ещё идёт диалог. Нет критериев оценки компаний, которым они должны выдаваться, технических условий, сроков запуска. Не понятно, кому выдавать: тем теле- и радиокомпаниям, которые уже существуют на рынке, или новым? Недавно Кабинетом министров была утверждена концепция государственной программы внедрения цифрового телерадиовещания. Так что работа только начинается. Надеюсь, под принятые программные шаги будет найдено соответствующее финансирование.  

– Означает ли это, что Нацсовет в итоге не будет принимать в этом участие?
– Думаю, нет. Это не может быть решением одного органа. Будут совместные группы.

– В одном из интервью накануне назначения  вы сказали, что ваша задача на этой должности – объединение интересов государства, общества и бизнеса в информационной сфере. Получается?
– Пока да. Это диалог с большими и маленькими компаниями, а у них интересы разнятся.  Большие хотят быть больше, а маленькие хотят подрастать, но объём-то один, поэтому  нужно увеличивать объём, а не делить остаток. Это же бизнес, это рынок. 

– На государственной должности вы продолжаете мыслить и действовать по законам бизнеса…
– Место сидения определяет точку зрения... Для меня — что бюджетные, что заёмные, — это всё равно деньги. Но бюджетные деньги — это большая ответственность. И их нужно использовать рационально и с максимальной эффективностью. 

– Вы ведь могли попасть и в Нацсовет, вас называли одним из претендентов?
– Я от вас первый раз слышу. Да и это место было сюрпризом. Учитывая мои взгляды на отрасль, поступило предложение попытаться навести в ней порядок. Ведь у государства есть свои задачи помимо информирования, например, вопросы национальной безопасности. В Австрии  есть система, сориентированная на полицию. Когда необходимо, что бы ни шло по радио, трансляция прерывается, и на всех существующих каналах сообщается о чрезвычайном происшествии. А у нас, если станет вопрос, не дай бог, о какой-то кризисной ситуации, единовременного массового оповещения населения в стране не существует. А это вопрос номер один, и поэтому мы и ведём диалог с Кабмином и Минтранссвязи о передаче концерна РРТ (концерн радиовещания, радиосвязи и ТВ – Фокус) в ведение комитета, как это было до 2001 г. 

– Есть другая версия: вы знали о своём назначении задолго и даже заручились поддержкой Соцпартии, выкупив по номинальной стоимости последний пакет фабрики «Калиниская», где у вас уже было более 50% акций. Таким образом вы помогли Валентине Семенюк хоть какие-то деньги от приватизации заработать к концу года.   – Ерунда. Не я покупал пакет, потому что перед тем, как стать депутатом, я продал все свои акции в фабрике. Это отражено в декларации. 

– А кому вы продали бизнес?– Разным людям, разным компаниям. Я вышел в чистые деньги и заплатил приличные налоги. 

– Вы хотите сказать, что у Эдурада Прутника  сейчас вообще не осталось никакого бизнеса?
– Фамилия Прутник не записана ни в каком бизнесе. Мы же живём  по закону, а по закону бизнес имеет отношение к человеку, который им занимаемся. А я им не занимаюсь. Я за него уже получил деньги.

– Но вы могли продать близким к себе структурам, как это часто делается. Фамилия не фигурирует, а вы продолжаете контролировать предприятия...
– Неправда. У меня нет родственников, я без родителей. У меня только жена. На неё я не оформил ничего. Дети ещё маленькие. 

– Тогда, как бывший собственник и человек, создавший канал НТН, скажите, что по вашему мнению, стало причиной конфликта между журналистами и новыми собственниками? Смена формата?
– Думаю, банальная смена менеджмента. Формат канала определяется лицензией, а отклонение от неё – нарушение, за которое лицензии могут лишить. Поэтому, кто бы там ни  был собственником, он будет действовать в рамках выданной лицензии. 

– Что ещё из опыта бизнесмена вы привнесли в комитет?
– В октябре нам передано предприятие ГАК «Укриздатполиграфия». И сейчас мы работаем над идеей создания национального издательского дома и строительства медиа-сити. Национальный издательский дом – это будет специализированное помещение, думаю, красивое здание, технологически способное вместить издателей и не только государственных, но и частных. Что касается медиа-сити, речь идёт о создании в одном месте съёмочных площадей, продакш, постпродакшн, офисов для крупных и маленьких телекомпаний, единой системы техоснащения.

– И какова стоимость проекта?
– Думаю, где-то за сто миллионов долларов. Но мы справимся, надо суметь продать идею. Если будет классная идея, а она классная, мы её продадим. 

– Что будет с концерном «Укриздатполиграфия»?
– Мы сейчас серьёзно занялись проверкой уставов, приведением их в соответствие с законом, принятием от них бизнес-планов, потому что каждый жил своей жизнью. Не знаю, почему до этого никому не приходило в голову, что полиграфия – это такая же отрасль, как и любая другая, и достаточно серьёзная. К примеру, в России этот бизнес занимает 5 место по доходности. Это огромный пласт экономики. Оценка украинского рынка на сегодняшний день $ 750-800 млн. Это белая часть, спрогнозированная за 2006 г. А с теневой составляющей я оцениваю рынок в $1,2 млрд. Под такой рынок найти  инвестиции – не проблема. Даже при 100% госсобственности. А у ГАК сейчас оборот 200 млн. грн., грубо говоря, мелочь. Но я думаю, что на следующий год мы займём достойную позицию на этом рынке. 

– Предприятия ГАКа будут продаваться?
– Нормальный хозяин продаёт свои акции, когда они на пике: надо поднять, раскрутить, потом можно рассматривать вопрос продажи. 

– Но три или четыре предприятия были запланированы к продаже в 2007 г.

 – Двадцать два. Это в первом чтении, потому что мы уже везде написали письма и получили подтверждение, что ко второму чтению их там не будет (пока верстался номер, депутаты утвердили список объектов приватизации, в котором действительно нет предприятий «Укриздатполиграфии» - Фокус). 

– Зачем вы всё себе забираете — ГАК, РРТ?
– Я отвечаю за эту отрасль. А вы считаете это нормальным, когда мы производим продукт, отвечаем за его выдачу, а та часть, которая обеспечивает транспортировку канала – не у нас. Как я могу отвечать за качество приёма? 

– РРТ явно не желает возвращаться к Госкомтелерадио  и жалуется, что в 1994-2001 гг.  недополучил финансирования от комитета?
 – А какой отрасли до 2001 г. было хорошо? И какая отрасль не имела проблем с финансированием? Самое важное, что зона покрытия УТ-1 была 95% территории страны, а сегодня – 70%, РРТ не работает, там они не меняют передатчики, там их отключают. При этом тарифы за трансляцию выросли более чем в два раза. 

– У вас трое детей, время на них остаётся?
– Воскресенье... (После паузы) Вторая половина дня. А если остаётся окно среди недели, я в спортклуб еду вечером  и минимум 40 минут на беговых дорожках провожу. Это отвлекает очень сильно. А ещё отвлекает гольф, хотя я и не профессионал. Но когда ты хочешь забить шар и думаешь не о шаре, ты его не забьёшь. А так  – 10 минут в гольф, и уже можно заниматься делом. .

0
Делятся
Google+

Читайте также на focus.ua

Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.

Ukr.net — новости со всей Украины.