Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Политика
Красивая странаРейтинги фокуса

Бремя – деньги. Нынешний кризис может быть полезен экономике

Обвала курса гривны не будет, но решение проблем украинских металлургов затянется на неопредёленный срок. Однако кое в чём нынешний кризис будет даже полезен экономике, считает профессор Анатолий Гальчинский
000


Один из архитекторов рыночных реформ в Украине Анатолий Гальчинский был экономическим советником президента Кучмы и пять лет возглавлял Совет Нацбанка. Сейчас профессор не занимает высоких государственных постов и является директором Института стратегических оценок, тем не менее к его советам по-прежнему прислушиваются власть имущие. 

Виртуальные деньги 

– Можно ли сравнивать нынешний кризис с Великой депрессией 1929–1933 годов?
– Великая депрессия была примером так называемого структурного денежного кризиса, который отражал внутренние противоречия финансовой системы. По всем признакам нынешний кризис относится к этой же категории. Я не считаю, что основной причиной кризиса в США стали проблемы на ипотечном рынке. Ипотека связана с реальной экономикой, это важный инструмент инвестиционного спроса. Задолженность по ипотеке в США составляет 12–13 триллионов долларов. А вот операции на мировом валютном рынке – до 2 триллионов в день! И только 4–5% этой суммы – операции, связанные с реальной экономикой. Всё остальное – спекулятивные деньги. Масштабы спекулятивных операций увеличивались с колоссальной скоростью – на 12–15% в год. Денежная система, которая допускает подобную ситуацию, не может долго существовать: подрывается институт частной собственности, который требует реальных, а не виртуальных денег. И для преодоления кризиса нужна не национализация, а другие инструменты. 

– Но страны Евросоюза и США как раз пошли по пути национализации банков
– Рынок фактически посмеялся над властями США и Евросоюза: несмотря на то, что были сделаны беспрецедентные государственные вливания объемом до трёх триллионов долларов, рынок почти никак на это не отреагировал. Я против огосударствления банков. 

– И против национализации Проминвестбанка?
– В ней нет смысла: фактически это был бы подарок банку за счёт налогоплательщиков. ПИБ нужно продать и таким образом сохранить его платёжеспособность, тем более что есть частный покупатель. Банки по своей природе – коммерческие институты. Время государственных банков навсегда ушло в прошлое. А в национализации заинтересованы чиновники, ведь это прекрасная основа для усиления коррупции. 

Анатолий Гальчинский
Родился в 1935 г. в Богуславе Киевской обл.
1964 г. – окончил экономический факультет КГУ им. Т.Г.Шевченко
1975–1988 гг. — завкафедрой политэкономии Киевского пединститута иностранных языков
1988–1991 гг. — профессор кафедры политэкономии Института политологии и социального управления
1991–1992 гг. — завкафедрой денежных и валютных отношений КГУ им. Т.Г.Шевченко
1994–2005 гг. — советник президента Украины
2000–2005 гг. — председатель Совета Национального банка
С 2004 г. – директор Института стратегических оценок
Женат, две дочери


Обвала не будет 

– Из Украины стремительно уходит иностранный капитал. Как это отразится на курсе гривны?
– Думаю, курс гривны не снизится в 2–3 раза, как это бывало в прошлом. Обвала национальной валюты не будет. Однако очевидно, что процесс её обесценивания продолжится. Где предел, трудно сказать. Остановить падение гривны поможет кредит МВФ. 

– А не получится ли так, что 16,5 миллиарда этого кредита будут потрачены на обеспечение валютой иностранных инвесторов, которые выводят капиталы из Украины? 
– С этим надо смириться, ведь иного выхода у нас нет. В 1997–1998 годах МВФ нам тоже помог, выделил кредит, который фактически был использован на то же самое. Россия тогда объявила дефолт, признала себя неплатёжеспособной. Российские власти не стали поддерживать бегство краткосрочного иностранного капитала и благодаря этому сохранили золотовалютные резервы. Украина поступила иначе: мы сожгли не только свои валютные резервы, но и кредиты МВФ, обеспечив таким образом вывод капитала. Мы были терпимыми к иностранным инвесторам, сохранили лицо страны. Но в результате курс гривны тогда упал в 2,7 раза: в 1997 году он составлял 1,89 гривен за доллар, а в 1999-м – 5,22. 

– В чём отличие нынешней ситуации от событий конца 90-х годов?
– Тогда кризис сформировался не в эпицентре, а на периферии мировой финансовой системы – в Юго-Восточной Азии. На Западе кризисные явления на финансовых рынках не перелились в реальный сектор. Даже темпы роста экономики почти не снизились: в странах еврозоны ВВП в эти годы вырос на 2,8%, в США – на 4%. А сегодня в США и Великобритании уже рецессия, и говорят о грядущем спаде. Иной была ситуация и в Украине. В то время краткосрочный иностранный капитал концентрировался в государственных ценных бумагах. Сегодня же долги государства относительно невелики, но очень большая задолженность банков, ­частного сектора. Политика последних лет в этом вопросе была бездумной: залезли в долги по самые уши! 

Было время. Работа Анатолия Гальчинского советником Леонида Кучмы пришлась на период экономического подъёма Украины
Было время. Работа Анатолия Гальчинского советником Леонида Кучмы пришлась на период экономического подъёма Украины



Железное покаяние
 

– Насколько глубоким и разрушительным может быть кризис? 
– Структурный денежный кризис, как правило, состоит из трёх фаз. Первая охватывает банковскую систему, вторая – реальную экономику и производство, третья – финансовый сектор государства, бюджетную систему. Пока мы наблюдаем только первый этап кризиса. 

– Что же дальше?
– Для украинской экономики самым опасным является вхождение мирового кризиса во вторую фазу. Более 50% ВВП Украины обеспечивается экспортом продукции. А в отдельных отраслях – металлургии, машиностроении – более 70%. Вот здесь и концентрируются наши проблемы. Металлурги уже сегодня завалены металлом, его некуда девать, заводы останавливаются, стране угрожает массовая безработица. Власти должны концентрировать своё внимание прежде всего именно на этом. 

– Кто всё-таки виноват в проблемах украинских металлургов – китайские конкуренты или мировой кризис?
 
– Действуют оба фактора. В годы реформ мы не создали достаточных механизмов, которые бы стимулировали технологическое обновление производства. В свою очередь, собственники производства жили вольготно за счёт заниженного валютного курса: после девальвации гривны в 1997–1999 годах экспортёры увеличили свои прибыли в несколько раз только за счёт курсовой надбавки. А если деньги идут и так, то зачем тратиться на модернизацию производства? Как следствие, металлургическая промышленность теряет конкурентные преимущества не только по отношению к Китаю, но даже по отношению к Турции и России. Одновременно произошло резкое сужение спроса на мировом рынке. Это сочетание сулит нам очень серьёзные последствия. Если в Китае и России внутренний рынок достаточно широкий, то у нас он очень узкий. В Украине сформировалась типичная латиноамериканская модель экспортно-ориентированной экономики, уязвимой в условиях кризиса. 

Помочь кризису 

– Какими методами нужно бороться с кризисом?
– Необходимо найти механизм качественной перестройки денежной системы. Она должна быть органически связанной с реальной экономикой. Что касается тактических инструментов, то в каждой стране они могут быть специфичными. 

– Если говорить об Украине, о каких мерах может идти речь?
– В условиях «хорошей погоды» в экономике стимулируют предложение, а в условиях кризиса – прежде всего инвестицион­ный спрос. Например, президент США Франклин Рузвельт ввёл систему общественных работ, многие крупные проекты в Америке были реализованы именно в годы кризиса 1929–1933 гг. или после него. Это создавало спрос в экономике и, что самое главное, позволяло увеличивать занятость. Аналогичным образом должны поступать и мы. Следует в первую очередь более интенсивно рефинансировать банки. В условиях кризиса, когда цены падают и нужно оживлять экономику, следует внедрять политику дешёвых денег и низких процентных ставок. Для этого необходимы эффективные инвестиционные проекты. 

– Можете привести конкретный пример? 
– В частности, направлять деньги на реконструкцию железных дорог, которые находятся в критическом состоянии. Это создаст спрос на металл, стройматериалы. В конечном счёте, это и новые рабочие места. Здесь очень важна координация действий НБУ и правительства. В годы кризиса 1997–1998 годов нам удавалось решать эти вопросы достаточно эффективно. Сейчас же, в условиях безвластия, можно получить отрицательные результаты. Поэтому основой преодоления кризиса должно стать укрепление дееспособности власти. Но важно и другое. Функция кризиса – выбраковка неэффективных игроков рынка, обновление менеджмента, омоложение экономической системы в целом. Власть не должна тормозить этот процесс, а наоборот, обязана ему содействовать.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.