Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Страна
Красивая странаРейтинги фокуса

Книголюб

Львиная доля книг, продаваемых сегодня в Украине, издана в России. Но генеральный директор и совладелец крупнейшего украинского издательства «Фолио» Александр Красовицкий считает, что у отечественных издателей тоже неплохие перспективы. И готовится весной предложить читателям новые книги Юрия Андруховича, Андрея Куркова и Лады Лузиной
000


— Книги были не самым типичным бизнесом для начала 90-х. Почему вы начали заниматься именно этим?
— Для тех времён этот бизнес был более типичным, чем сейчас. Тогда ещё существовал книжный дефицит, и приход новой структуры на книжный рынок был возможен — на рынке было свободное место.

— А какой сейчас объём книжного рынка? И какова доля «Фолио» на нём?
— Объём розничного книжного рынка Украины небольшой — от $200 до $300 млн. в год в розничных ценах. 90% от этого объёма — если не считать школьные учебники и юридическую литературу — это книги, привезённые из России. Украинские издательства теснятся в оставшихся 10% рынка, и «Фолио» занимает примерно четверть от этого объёма.

— Во сколько вы оцениваете свой бизнес?
— Сколько стоит «Фолио»? Думаю, от $5 до $10 млн.

— Засилье российских книготорговцев — это следствие украинской налоговой политики?
— Это следствие налоговой политики 10-15 лет назад. Сейчас налоговая политика в области книгоиздания в Украине даже более либеральная, чем в России: у россиян — 10% НДС, у нас — льгота. Но уже поздно. Потому что в России уже сформировалась очень мощная книжная отрасль с объёмами около $2 млрд. в год. Напечатать книжку в России существенно дешевле, чем здесь. За 12 лет льгот там появились новые кадры — маркетологи, менеджеры по продажам. На украинский рынок уже много лет новые кадры не приходили, а существовавшие — вымывались в другие отрасли. Кстати, в России были не только налоговые льготы. Там была создана широкая система содействия государства развитию отрасли. Это образование, это постоянные госзаказы в очень серьёзных объёмах с продуманной системой. Причём заказывался очень широкий ассортимент, чтобы это коснулось не двух-трёх издательств, а большего их числа. Этим занималось и государство, и Фонд Сороса, было очень серьёзное финансирование. А во многих регионах России были созданы региональные программы поддержки книгоиздательства. Одна Ростовская область в год поддерживает книгоиздание на большие деньги, чем вся Украина!

— В России были лоббисты этого бизнеса?
— Лоббистом был, в частности, лично Борис Ельцин. Система поддержки книгоиздания создавалась Ассоциацией книгоиздателей совместно с тогдашним министром печати Михаилом Полтораниным, а результаты контролировал лично президент.

— А ваше издательство имеет покровителей в кругах власти?
— Мы однозначно не имеем ни покровителей среди политиков, ни партийных привязанностей. Мы относимся к политической литературе как к зарабатыванию денег. Я не скрываю, что мы печатаем книги, связанные с политикой. Скажем, биография Юлии Тимошенко была издана тиражом 4 тыс., сейчас будет допечатываться ещё 3 тыс. По тиражам вы можете сами понять, что это не политический заказ, когда у нас кто-то выкупил огромные тиражи для раздачи. Это наши тиражи, которые мы продаём. А у книги «Хроніка помаранчевої революції» были безумные для нашего книжного рынка тиражи — 50 тыс. экземпляров. Они перестали продаваться 11 сентября 2005 г. (день отставки правительства Юлии Тимошенко — Фокус), и книги до сих пор есть в остатках. Но была издана и книжка, которая являет противоположный взгляд на баррикады — «Кінотеатр «Зоряний» Геннадия Коржа, руководителя пресс-службы штаба Виктора Януковича во время выборов. Мы стараемся представить максимально широкий политический спектр. Можно иметь покровителей, но лучше не иметь врагов.

 

Александр Красовицкий не боится острых тем. Одна из последних книг "Фолио" - о Степане Бандере
Александр Красовицкий не боится острых тем. Одна из последних книг "Фолио" - о Степане Бандере


— И вы, не имея покровителей, выигрываете тендеры на получение госзаказов?
— Мы не играем на рынке госзаказов на учебники. Там сложные правила игры, и заниматься этим можно только тогда, когда не занимаешься ничем другим. Мы участвуем только в госзаказах на книги по художественной литературе для библиотек. Нам не надо никак лоббировать интересы, если библиотеке нужна книжка Патрика Зюскинда на украинском языке. Библиотека не может её купить в другом месте, потому что исключительные права принадлежат «Фолио». Библиотекам нужны книги Павла Загребельного, Юрия Мушкетика, Олеся Гончара, переводная литература современных зарубежных авторов, которую нигде больше нельзя купить. Практически полная линейка украинской классики, которую проходят в школах, издана «Фолио». Мы покупаем права на те книги, которые нужны читателям, а значит, библиотекам эти книги нельзя купить нигде, кроме как у нас.

— И какие же книги нужны читателям? И какие жанры, наоборот, неходовые?
— Наиболее читаемые в стране жанры — это как раз те, в которые мы не идём. Потому что именно в них активно работают российские издательства на украинском рынке. Редакция «Фолио» имеет жёсткий запрет рассматривать рукописи в жанрах: детектив, женский роман, фантастика, детская литература. Безусловно, из любых правил есть исключения. Например, Андрей Курков написал детскую книгу, которую мы издали, и которую проиллюстрировала Евгения Гапчинская («Приключения чепухоносиков» — Фокус). Но это авторский проект двух известных людей, а не детская литература как массовый продукт. Мы продвинулись в более сложные жанры, но имеем меньше конкуренции. Допустим, зарубежная классика на украинском языке — это не десятитысячные тиражи, а двухтысячные. Но это тиражи, которые продаются стабильно, и где читатель уже привык, что он покупает книжки именно издательства «Фолио». Молодёжный роман и нехудожественная литература — тоже наша среда.

— А какова ситуация с печатью ваших книг?
— Я дважды был руководителем харьковской книжной фабрики им. Фрунзе, и дважды уходил. Второй раз — в конце января этого года. Я считаю свою карьеру руководителя государственного полиграфического предприятия законченной и буду развивать аналогичную структуру внутри «Фолио». У нас не будет таких мощностей, как на фабрике им. Фрунзе. Зато будет современное переплётное оборудование — это сейчас на рынке в дефиците. Поэтому я рассчитываю, что это будет привлекательно и для «Фолио», и для других заказчиков.

— Сколько времени и денег понадобится на создание полиграфических мощностей?
— Я не хотел бы называть цифры, но в любом случае речь идёт не о новом оборудовании. А что касается времени, то я надеюсь, что через три-четыре месяца мы сможем начать работу.

— В Киеве не прекращаются скандалы вокруг старых книжных магазинов — «Сяйво», «Знання», которые выселяют из помещений. По слухам, это «происки» крупных торговых сетей.
— Я прикладываю все силы для того, чтобы помочь сохранить магазин «Знання». Не думаю, что книжные сети имеют какое-то отношение к закрытию книжных магазинов. На сегодня на розничном магазинном рынке Киева этап конкуренции ещё не наступил, количество магазинов недостаточное. Скорее идёт конкуренция по линии магазины — «Петровка» (крупнейший книжный рынок столицы — Фокус). «Фолио» идёт по пути построения своей торговой сети с небольшими площадями, поскольку на большие площади денег нет. Пока это четыре магазина под брендом «Фолио» в Харькове и пять книготорговых точек в Киеве — два магазина и три киоска. А по поводу магазина «Знання» однозначно скажу — книжные магазины не могут выдерживать рыночную ставку аренды на Крещатике. Но и на окраине они не могут существовать. Во всём мире книжные магазины не находятся на периферии городов. Не ездят люди за книгами на окраину города! Удел книжных магазинов во всём мире — это законодательным образом сниженные ставки аренды. Иначе всё опять уйдёт на рынок.

— А вы продаёте книги через книжные рынки?
— Стихийным образом. Централизованно мы этим не занимаемся.

— Что всё-таки нужно сделать, чтобы украинские издательства потеснили россиян?
— Нужна системная работа. С одной стороны, работа над развитием инфраструктуры — розничные сети, госзаказы библиотекам, образование. С другой стороны, на местном уровне обязательно должны выделяться деньги на закупку книг для библиотек, на издание книг по региональным программам. Кроме того, должна быть таможенная политика. Много раз говорилось о квотировании ввоза книг. Дошло даже до проекта постановления правительства, когда вице-премьером был Вячеслав Кириленко. Я не был сторонником того текста, потому что там, кроме таможенного регулирования, были попытки в одном постановлении провести и языковое регулирование. Но, тем не менее, это соответствовало нормам и ВТО, и СНГ.

— Получается, без квотирования украинские издательства развиваться не смогут?
— Те издательства, которые существуют, могут развиваться за счёт экономии на налогах. Но новые не придут. И деньги в отрасль не придут.

— Вы упомянули о языковом регулировании. Вы выступаете против него?
— «Фолио» выпускает более 60% наименований книг на украинском, 40% — на русском языке. При этом 60% тиража на русском, 40% — на украинском. И динамика такая, что года через два и сумма тиража, и количество наименований на украинском дойдёт процентов до 80. Поэтому законодательное вмешательство в этот вопрос бессмысленно.

— Есть ли проблемы с авторскими правами? У вас был инцидент с Минобразования по поводу текстов Сергея Жадана, включённых в хрестоматию.
— У нас обязательно будет инцидент с издательствами, печатавшими согласно программам Минобразования те произведения, на которые у нас исключительные права. Мы подали иски в суд, в частности, по переводам на украинский язык «Зверобоя», книг Сервантеса. Что касается Жадана, то это предмет наших дальнейших действий, когда мы разберёмся, кто напечатал и на каком основании. Очень сложный момент с законом об авторском праве, который имеет странную формулировку о разрешении цитирования в учебных целях без оплаты. Что есть «цитирование» — нигде не разъяснено. Эта норма беспрецедентная, её нет в мировой практике, это украинские придумки.

— Что в ближайших планах вашего издательства?
— Этой весной планируются новые романы Юрия Андруховича, Андрея Куркова, Лады Лузиной и Андрея Мелехова.

— То есть, проверенные временем авторы?
— Если учесть, что романов Андруховича не было несколько лет, то рынок мог и подзабыть — не автора, а то, что у него бывают новые книги. Лузина и Курков тоже давно не писали новые книги. Это три автора, которые возвращаются спустя несколько лет молчания. 

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.