Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Политика
Красивая странаРейтинги фокуса

Лимоновый Че

Отметивший 22 февраля день рождения, писатель Эдуард Лимонов – лидер гонимой российской Национал-большевисткой партии (НБП) – неприхотлив в быту. В свои без малого 64 года не обзавёлся квартирой. Зато обзавёлся новой – четвёртой по счёту женой – и первенцем-сыном. Противоречивая натура: не романтик, но оживляется, говоря о событиях на украинском Майдане. Сообщает об утрате иллюзий, но пишет стихи. Уверяет, что стал мудрее, но по-прежнему бодается с дубом российской автократии. Лишь в одном Лимонов последователен: подобно своему кумиру Троцкому, любит не столько революцию, сколько себя в ней…   
000


С Эдуардом Лимоновым мы встретились в одной из двух квартир, что он снимает в Москве. В комнате, где состоялось интервью, много книг. Интерьер без затей. На видном месте – биографии Че Гевары и Троцкого. Если скрестить обоих, как раз и получится Лимонов: с усами и желанием «хлопнуть дверью так, чтобы мир содрогнулся» Льва Давыдовича и запалом кубинского партизана, мечтавшего о каком-то своём социализме, не похожем ни на какой другой. За такие мысли, само собой, по голове не гладят. Орудуют либо киркой, либо – в «бобик», и на нары. О том, что Лимонов прошёл испытание тюрьмой, напоминает бордовая подушка, брошенная на кушетку. С ней он, оказывается, «от звонка до звонка». 

– Судя по обстановке, вы неприхотливый в быту человек. Вот только, по старинке, не можете обойтись без книг. Что-нибудь посоветуете читать молодёжи?
– Ничего. От  того, что больше будешь читать, умнее не станешь. 

– Гм... Но сами-то вы читаете книги? 
– Романы – не читаю лет двадцать. В основном – биографии интересных людей. В тюрьме читал книги из серии  «ЖЗЛ». В «Лефортово» была неплохая библиотека. Недавно купил книгу Исаака Дойчера о Троцком. Два тома. Есть ещё третий. Но его в магазине не оказалось…

– В вашей партии много молодёжи. Что побуждает её вступать в Национал-большевистскую партию?– Иногда я задаю себе этот вопрос – в чисто утилитарном плане.  Хотя, полагаю, такие вопросы находятся вне компетенции партии. Каждый приходит по своим причинам. Пытаться выделить их в какие-то категории бесполезно. Думаю, большинством движет протест. 

– В восемнадцать ты всегда против всех.
– Не все. Большинство – «за», иначе в рядах НБП были бы миллионы, а так – только десятки тысяч. 

– Нация, национальный – эти слова эксплуатируют многие …Что они значат для вас?

– Много лет назад, создавая партию, мы их растолковали: русский тот, кто считает русскую цивилизацию своей, русскую историю своей и готов пролить кровь за Россию. 

– Несогласие – что-то вроде кредо вашей партии. По-вашему, оппозиционный «Марш Несогласных» (очередной запланирован на 3 марта в Санкт-Петербурге), может повлиять на политическую ситуацию в стране?
–Такие акции дичайшим образом раздражают президента Путина и его группу. Конечно, они имеют влияние – паника в кремлёвских кабинетах создана. Официально московское ГУВД признало, что во время «Марша несогласных» 16 декабря прошлого года было мобилизовано 8,5 тыс. человек ОМОНа. В действительности, думаю, больше. Власти просто постеснялись об этом сказать (Лимонов начинает говорить почти страстно. Его глаза за очками азартно поблёскивают – Фокус). Они даже вызвали два вертолёта! Создалось впечатление, что действие происходит не в Москве, а в Грозном. Триумфальная площадь выглядела совершенно устрашающе. Я впервые видел на Брестской улице такие огромные катушки с колючей проволокой. И собаки! Много собак. Совершенно прелестно…

– Вам понравилось?
– Конечно. Я человек боевой. Много раз бывал на фронте. Считаю, выведение противника из равновесия – уже небольшая победа. 

А так выглядел «вечный революционер» Лев Троцкий. 30-е годы
А так выглядел «вечный революционер» Лев Троцкий. 30-е годы


– Вы, насколько мне известно, трижды участвовали в боевых действиях в бывшей Югославии на стороне сербов. Были в Абхазии и Приднестровье. Совпало ли ваше представление о войне с действительностью?
– Война – это окопы, глина. Грязи много, она повсюду: под ногтями солдат. Даже ветер войны грязный. 

– Вам приходилось стрелять в людей?
– На войне вообще принято стрелять. Но я предпочёл бы не отвечать на этот вопрос: при моём нынешнем положении в России это для меня небезопасно. 

– Вы по-прежнему поддерживаете отношения с Дмитром Корчинским, лидером украинской партии «Братство»? Иногда его у нас называют украинским Лимоновым…
– Нет. Раньше встречался с ним во время его приездов в Москву. Однако, когда узнал, что он читал лекции «нашистам» (пропутинская молодёжная организация – Фокус) на Селигере, все мои отношения с ним закончились. Это беспринципный жест. 

– Возможно, вам интересны другие калиберные личности украинской политики.  К примеру, Виктор Янукович?
– Абсолютно неинтересен. Также как  Виктор Ющенко и Юлия Тимошенко. Мне интересны революционеры. К сожалению, на Майдане в 2004 г. не было выбора, скажем, между  Януковичем и Че Геварой, а был выбор между двумя премьер-министрами. Если что и было мне любопытно, так это энтузиазм людей, которые пришли на Майдан. Одни из них, возможно, надеялись, что смогут грабить магазины. Другие – верили, что изменится их жизнь. Ясно, что на Майдане присутствовала революционная ситуация. Но то, что революция не состоялась – тоже ясно. 

– Но на Майдане был некий дух правды...
– Совершенно верно! У нас в 2004-м проходил пятый съезд партии. У делегатов, прибывших с Украины, я спросил: «Зачем вы приехали? Почему вы не на Майдане? Вы просто обязаны были быть в этой революционной ситуации, а не здесь на съезде!». Потом был большой скандал. Газеты писали, что я поддержал Оранжевую революцию. Ничего я не поддерживал! Я просто говорил, что завидую украинцам: на Майдане у людей горели глаза. 

Лидеры оппозиционного объединения «Другая Россия» — чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров (под флагом НБП) и Эдуард Лимонов
Лидеры оппозиционного объединения «Другая Россия» — чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров (под флагом НБП) и Эдуард Лимонов


– Сейчас ваш въезд  в Украину невозможен. Вы пытались добиться отмены запрета?
– Украинское государство поступает неправомерно по отношению ко мне. Я не проходил в Украине по уголовным делам, ни в чём не обвинялся. Пробовал въехать в Украину только один раз, после выхода из тюрьмы в июле 2003-го. Затем пытался добиться снятия запрета. Но его не только не сняли, а продлили ещё на год. Мне известно, что Президент Виктор Ющенко, отвечая на вопросы журналистов в Харькове, обещал заняться моим делом, но слова его оказались пустым звуком. Как-то я участвовал в передаче Савика Шустера «Свобода слова», на которой присутствовал министр внутренних дел. Ему тоже был задан вопрос обо мне. Чиновник обещал разобраться. Прошло уже более года после этой передачи, но никто до сих пор ничего не сделал, чтобы я смог въехать на родину. Я на это уже и не надеюсь… Единственное, что беспокоит: у меня мать в Харькове совсем старая…

– Мне кажется, вы остаётесь романтиком?
– Романтичными могут быть только молодые люди. Романтика – это иллюзии. Я уже не могу быть романтичным. Скоро мне 64 года. Я могу быть либо циником, либо мудрым человеком. Стараюсь быть мудрым. 

– Вы не были на похоронах поэта и издателя Ильи Кормильцева. Насколько мне известно, именно вашей книгой он открыл серию «Жизнь запрещенных людей»?
– Обычно я не хожу на похороны. Был только на похоронах Политковской, поскольку она была убита, и надо было выразить свою солидарность, протест против этого убийства. А Илья умер своей смертью, это очень печально, настоящая трагедия для его жены, дочери… Лично я не ожидаю, что на мои похороны кто-то там пойдёт. Когда человек умирает, это в порядке вещей. Жил – надорвался – умер. Вот и всё. 
 
Читала в одном из ваших интервью:  в тюрьме вы поняли, что не боитесь смерти.
– По-моему, если поднатужиться, любой человек придёт к такому же выводу. Чего её бояться, когда она в расписании жизни? Когда-то я говорил: смерть – это профессиональная болезнь человека. Но это не самая точная формулировка. Смерть появляется в момент, когда человек рождается, и с тех пор всегда рядом. Бессмертия индивидуума не существует, существует лишь бессмертие вида. С возрастом привыкаешь к этой мысли.

– В прошлом году вышла книга ваших новых стихов «Ноль часов». Вы продолжаете ощущать себя поэтом, писателем?
– В последнее время снова стал писать стихи. А вот романов, рассказов не пишу с 90-го года. Пишу либо журналистские тексты, либо эссе. Первые стихи сочинил в пятнадцать лет, но они были не очень самостоятельными. Первые настоящие стихи написал в 23 года.

– Уж не рождение ли ребёнка вдохновило вас на творчество?
– Видите ли, если у человека ребёнок рождается, когда ему 21 год, то, наверное, это его меняет. Меня уже трудно изменить. 

– Как вы назвали малыша?
– Богдан. Ему три месяца. Такой красивый, упрямый, не крикливый. Достойный сын. С красивыми руками, тонкими пальцами. Любимец всех докторш и роддома.  Высоким, видно, будет. Либо – в моего деда, либо в Катиного брата. Он уже на четыре сантиметра выше роста, полагающегося в этом возрасте. Это все доктора отмечают. 

– У вас молодая жена и ребёнок. Но по-прежнему нет прописки в Москве. Ну, хоть где-нибудь вы прописаны?
– Нигде. 

– Почему не купите квартиру?
– На это у меня нет денег. Живу, как говорила моя бабушка, одним днём. (Пауза) Но при этом вполне счастлив.  

P.S. В этот момент залаяла собака, судя по голосу – большая. Лимонов задумчиво, как будто себе, сказал: «Сколько времени снимаю эту квартиру, столько мечтаю, чтобы эта собака, наконец, издохла».

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.