Все статьиВсе новостиВсе мнения
Главная
Страна
Красивая странаРейтинги фокуса

Большой Брат

13 августа 1961 г. началось возведение Берлинской стены — символа многолетнего разделения немецкой нации. Но сквозь кирпичный занавес на Западный Берлин в течение десятилетий смотрело недремлющее око министерства государственной безопасности ГДР — «Штази». Фокус побеседовал с Петером Айхлером, подполковником МГБ, который отдал «Штази» почти 30 лет, с 1962-го и до последнего дня существования спецслужбы
000

 

«Штази» (неофициальное сокращение слова Staatssicherheit — госбезопасность), одна из наиболее мощных спецслужб мира. Но её блестящая карьера закончилась крахом. В 1989г. работники просто разбежались из штаб-квартиры, или, как её называли, Дома № 1. Главный надсмотрщик граждан Восточной Германии, много лет контролировавший их поведение и пресекавший некорректные, с точки зрения политики, поступки, приказал долго жить.
На днях в архивах МГБ был найден письменный приказ, датированный 1 октября 1973 г. В нём дословно говорится: «Не оттягивайте применение оружия даже в случае попытки нарушения границы женщинами и детьми». Сенсационный секретный документ объемом 7 страниц был найден во время работы местного журналиста над статьей, посвященной очередной годовщине постройки берлинской стены и строительства укреплений по всей длине границы ГДР с ФРГ. Комплекс укреплений назывался тогдашней партийной пропагандой «антифашистским валом».
Пограничный спецназ «Штази» был создан в 1968 году с целью предотвращения побегов на Запад самих солдат пограничной службы и просуществовал до 1985 года. При попытке преодолеть стену, погибло 133 человека. Всего на Запад бежало более 2800 человек.

У    Петера Айхлера нет старых фотографий, на которые очень бы хотелось посмотреть. Он до сих пор абсолютно уверен, что служил достойной цели, и, если бы представилась возможность, повторил бы свою судьбу, не задумываясь. Притом что, в отличие от коллег и патронов из КГБ в бывшем СССР, в объединённой Германии сотрудникам «Штази» живётся несладко.

— Принято думать, что министер­ство государственной безопасности ГДР было филиалом КГБ.
— ГДР была страной Восточного блока, то есть Варшавского договора. Это изначально определяло как внеш­нюю, так и внутреннюю политику. Естественно, политика госбезопасности, особенно в начале, контролировалась КГБ. Поэтому на всех территориальных уровнях были советники. К концу 50-х годов мы перестали ощущать это мощное влияние, хотя, конечно, на уровне обмена информацией контакты были очень тесными. Вся политика в сфере безопасности в ГДР так же, как и в других странах Восточного блока, определялась совместно с Москвой. Например, одна американская организация, которую направляла секретная служба, напечатала Библию для распространения в советских местах заключения. Книги должны были конспиративно поступить в Советский Союз через ГДР. Они были упакованы в консервные банки. Мы, конечно же, не могли этого допустить и перекрыли конспиративный канал.

— В июне 1953 г. по ГДР прокатилась волна забастовок строительных рабочих против ускоренной социализации экономики и нереально завышенных норм производства. Волнения были подавлены советскими войсками при поддержке полиции ГДР. Было ли это спонтанной реакцией народа на плохую экономическую ситуацию в стране или всё спланировали и направляли из-за рубежа?

— Недовольство тяжёлой экономической ситуацией в стране было. К тому же, правительство решило увеличить рабочую неделю. В тогдашней ФРГ лелеяли надежду покончить с восточной зоной, то есть ГДР. Через границу были заброшены люди, которые в недовольство экономическими вопросами привносили политическую окраску. Это документировано, в том числе западными исследователями. Но в Германии информация замалчивается, принято говорить только о советских танках. И ни слова о пострадавших, избитых, убитых не только коммунистах, но и, например, бургомистрах, полицейских, солдат от рук так называемых повстанцев. Это стало причиной отказа в проведении научной конференции в Берлине 17 июня нынешнего года, посвящённой «Штази». На встрече планировалось обнародовать эти факты.

Петер Айхлер уверен, что многие обвинения  против «Штази» — это попытка найти крайнего в социалистическом прошлом ГДР
Петер Айхлер уверен, что многие обвинения  против «Штази» — это попытка найти крайнего в социалистическом прошлом ГДР



— Являлась ли в таком случае «Штази», что называется, вездесущей, если восстание произошло неожиданно?
— Госбезопасность обвинили в том, что она была не готова. Но во-первых, МГБ тогда было только 3 года. А, во-вторых, задачей госбезопасности ни тогда, ни потом вплоть до 90-го года не было тотальное наблюдение. Не мы осуществляли политику страны. Монополия на насилие принадлежит государству. Другое дело, что это за государство и в какой форме осуществляет насилие. Госбезопасность ГДР была организована в 1950 г., потому что против страны действовали враждебные секретные службы, в частности внешняя разведка ФРГ, образованная первоначально из бывших членов гитлеровских спецслужб. Было известно, что готовятся теракты, взрывы мостов, например, с целью прервать сообщение между Берлином и Москвой. Но мы отслеживали правонарушения в сфере подпольной политической деятельности. Данные передавали в соответствующие партийные органы, а уже потом в суд. Я лучше приведу пример. Некоего учёного в университете Карл-Маркс-Штадта мы подозревали в принадлежности к группе, выступавшей против государственного строя ГДР. Мы передали информацию в партком. Они там решили: человека надо арестовать и уволить. Мы ответили, что для этого нет достаточных улик. Тем не менее, парт­ком университета и потом партком министерства всё равно поступили по-своему. На самом деле не мы его уволили. Мы сообщили, что есть проблемный человек, несогласный с положением вещей в ГДР. Остальное — их дело. Или другой случай: уже под конец существования ГДР население массово стремилось покинуть страну. Тогда партийное руководство обвинило нас, — не было ли случаев вмешательства извне с целью уговорить жителей ГДР так поступать. А суметь понять почему это происходило они не смогли.

— Как вы прокомментируете неонацистские проявления на востоке страны сразу же после объединения — поджоги общежитий иностранцев в Ростоке в 1992-93 годах? Не значит ли это, что неонацизм и антисемитизм уже существовали в ГДР?

— Такие утверждения — попытки задним числом дискредитировать ГДР, Социалистическую единую партию Германии (СЕПГ) и госбезопасность. Выбить из голов и опозорить всё, что называлось социализмом или попыткой социализма. Я почти 30 лет прослужил в госбезопасности и могу об этом судить. У нас в округе Карл-Маркс-Штадт были группы скинхедов западного образца. Они не были изобретением Москвы или ГДР. Они называли себя правыми. Весной 90-го во время ликвидации государственных органов ГДР, мы передали в полицию досье на этих людей. Но квалифицировать наличие таких групп как целое нацистское движение нельзя. Если посмотреть статистику приговоров по экстремистской деятельности в последние годы ГДР, то это мизерный процент. Тенденция возникла позже. Известно, что руководители нынешнего неонацистского движения пришли с Запада. Я имею в виду не тех, кто бросал зажжённое тряпьё и участвовал в беспорядках, а идеологических, духовных лидеров.

В этой консервной банке с двойным дном перевозили микрофильмы
В этой консервной банке с двойным дном перевозили микрофильмы


— Если они пришли из других земель, то кадровый потенциал всё-таки был?
— Были и у нас участники войны, которые не хотели признать, что они войну проиграли. Я зашёл как-то в кафе и застал там двух стариков-инвалидов. И о чём они говорили за бутылкой вина? О том, как им хорошо было в оккупированной Украине! Речь шла не о том, что стреляли и убивали, а о том, какие там были хорошие женщины. Эти люди в какой-то мере влияли на молодёжь даже во времена ГДР. Да, я сам сын солдата вермахта. Он был в плену в Сибири и умер сразу после возвращения в 49-м году. Я не сталинист, но понимаю, чего стоила оккупация Советскому Союзу. Но данных о том, что в ГДР были многочисленные неонацистские группы нет. Во всём виновата безработица маленьких городков. Плюс коверканье истории ГДР. Это делают люди, которые здесь никогда не жили. Всё представляется так, будто власть держалась на русских штыках, госбезопасность — это гестапо, СЕПГ — то же самое, что партия Гитлера.

— Как живётся сегодня экс-офицеру «Штази» в сравнении с бывшими партийными функционерами?

— То, что вокруг нас происходит, — идеологическая и пропагандистская бойня. Началось это в 90-м году с подачи тогдашнего руководства ГДР. Сразу же были сочинены мифы о госбезопасности: вездесущая, всемогущая и т.д. Всё, чтобы отвлечь внимание. Партия сама это поддерживала и перекладывала вину на МГБ. Фактически стал действовать запрет на профессию. В 90-м году я, юрист, окончивший берлин­ский университет, работал сторожем в магазине в Хемнице, бывшем Карл-Маркс-Штадте, но меня очень быстро уволили. Я получаю так называемую штрафную пенсию на уровне базового обеспечения (в ФРГ дифференцированная система пенсионного обеспечения, базовая пенсия выплачивается по достижении пенсионного возраста или по болезни — Фокус). Это же касается только высшего руководства СЕПГ, первых секретарей, секретарей ЦК, начальников полиции, и высших армейских начальников. В то же время все служащие МГБ попадают под категорию лишенцев.

— Было ли в последние месяцы существования ГДР соглашение на дипломатическом уровне с федеральными властями о том, что партийные руководители не пострадают в результате поглощения ГДР?

— Я не могу утверждать, но, возможно. Ведь были же дипломатические контакты между ФРГ и ГДР. Были диппредставительства и визиты. Обсуждались ли некие персональные условия на период после объединения, не знаю. На эту тему можно только спекулировать. Правда, с другой стороны, после объединения проводилось расследование по поводу так называемых преступлений правительства. Но кроме золотого крана в ванной председателя профсоюзов так ничего и не нашли.

— Но это нелогично. Наказаны только исполнители. Как реагировало руководство ГДР на ухудшение ситуации?

— Действительно, МГБ была щитом и мечом партии. А руководство партии реагировало неадекватно. Когда Хонекеру докладывали, он, по его словам уже после объединения, полагал, что эти доклады представляли собой сборники публикаций западной прессы о ГДР. Он просто не придавал значения такой информации.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.