Когда лекарство хуже хвори. Переживет ли экономика Украины вторую волну коронавируса

2020-05-19 17:44:01

1400 43
Когда лекарство хуже хвори. Переживет ли экономика Украины вторую волну коронавируса

Кризис – это своего рода война, в которой есть проигравшие, выигравшие, санитарные потери, стратегические просчеты и гениальные ходы условного главнокомандующего. "Первая мировая коронавирусная война" вновь обнажила до неприличия все упомянутые выше критерии и характеристики. Ведь идет война с вирусом. Уже есть тысячи погибших и раненых, с тем лишь отличием, что на фронте теперь находятся врачи, а национальные экономики переводятся не на военные рельсы, а медицинские. Особенности нынешней кампании заключаются в том, что каждая страна должна добиться капитуляции врага по отдельности и лишь затем победа станет всеобщей.

В этом контексте Украина – страна уникальная.

Во-первых, Украина – страна бедная, а в бедных странах принято неким образом обеспечивать население средствами индивидуальной защиты и антисептиками – бесплатно или за символическую цену. Продуктовыми наборами и, возможно, антикоронавирусными пайками в виде витаминов, иммуномодуляторов и наиболее ходовых лекарств. Вместо этого повсеместно появляются новости о том, что больным Covid-19 приходится самостоятельно покупать лекарства.

Кроме отсутствия централизованной помощи, не может не удивлять и стоимость масок, появившихся в свободной продаже едва ли не на третий месяц карантина. И свою первую медицинскую маску большинству украинцев пришлось добывать в бою: нужно же было как-то дойти до аптеки или магазина, и зайти внутрь, просочившись мимо бдительной охраны.

Во-вторых, Украина, как для бедной страны, ввела довольно жесткий с экономической точки зрения карантин.

В-третьих, несмотря на всю жесткость карантина, наиболее феерический провал может ожидать нас впереди. Ведь Украина в борьбе с эпидемией коронавируса пытается применять модели развитых страны (или динамично развивающихся). Речь идет о жестких ограничительных мерах, прямо или косвенно влияющих на остановку целых отраслей экономики либо вызывающих снижение их производительности. Замедляется торговля, останавливается логистика и транспорт – наиболее мощные драйверы современного экономического роста. Бизнес сталкивается с дефицитным финансовым потоком и с незнакомым до сих пор кризисом предложения. Население теряет доходы в результате вынужденного простоя производства и текущую платежеспособность. То есть даже после завершения эпидемиологических мероприятий экономика просто так "не заведется": совокупный спрос будет покоиться на дне, а сама экономика будет похожа на автомобиль с разрядившимся аккумулятором, который можно завести лишь с толкача или с помощью прикуривания. И никто, кроме государства роль этого самого толкача не выполнит. У собственников бизнеса (особенно малого и среднего) таких ресурсов нет. Именно поэтому ряд стран уже заявил о формировании экстренного антикризисного пакета мер, направленных на стабилизацию экономики: развитые страны мобилизуют до 20% ВВП, динамично развивающиеся – до 10%. Украина, с учетом антикризисного фонда на 64 млрд. грн. – примерно 1,5%, то есть на уровне такой страны, как Албания, где, к слову, власти сумели организовать доставку пенсий на дом и выделить медицинским работникам бонусы в несколько сот евро.

Экономика несет тяжелые потери и с "боями" оставляет один сектор за другим, но будут ли оправданы эти жертвы?

Любая модель вхождения в карантин экономики и выхода из него – это производная от базовой эпидемиологической модели. А последняя разрабатывается на основании системного массива первичной информации, которую собирает государственная эпидемиологическая служба или иные уполномоченные институции, возможно даже частные. Главное, чтобы на выходе власть получила реальную картину происходящего.

Если речь идет о пандемии, то одна из ключевых задач власти – это проведение массового тестирования по всем регионам и социальным группам, чтобы определить географические, социальные и секторальные очаги заболевания. Нужно было делать до сотни тысяч тестов в день. И на основании этой информационной базы разрабатывать национальную модель карантина: какие предприятия и где закрывать, какие виды транспорта ограничивать, а какие – нет. Составлять национальный график заболеваний – с пиком, плато, снижением.

Массовое тестирование необходимо и для разработки модели выхода экономики из карантина, ведь эти данные четко показывают, где сохраняется "красная зона" опасности, где уже зажегся "желтый", а где уже и "зеленый" и можно смягчать карантинные ограничения.

К примеру, в той же Российской Федерации для выявления 291 тысячи заболевших было сделано 7,1 млн. тестов, то есть примерно 24 теста на одного заболевшего, а у нас на 17 тысяч больных – около 130 тысяч тестов, то есть до 8 тестов на одного больного. Это говорит о том, что у нас тестирование проводится узко и никак не отражает реальный масштаб пандемии в стране.

Страны, прошедшие массовое тестирование, четко знают, когда у них был пик и когда можно выводить экономику из карантинной спячки. А когда был пик в Украине? В апреле, после Пасхи, после 9 мая? Или правы те, кто говорят, что наша пандемия прошла незамеченной для правительства реформаторов в январе-феврале? Или она нас еще ждет впереди?

Единственному санитарному врачу страны, вероятно, хочется думать, что все уже было. А если нет? Если план выхода из карантина, состоящий из "пяти шагов", разработан на базе "справочника Стеля" и пик будет в середине лета, например в июне/июле, что тогда? Повторно закрывать экономику на карантин? Но "Боливар не выдержит двоих". В этом случае все те экономические жертвы, которые были принесены на алтарь борьбы с пандемией, окажутся выстрелом по воробьям.

Как отмечал великий экономист Йозеф Шумпетер, "политической зрелости нельзя достичь без понимания, что меры, предпринимаемые в экономике, – это тоже политика". В нынешних условиях это значит, что у нас есть лишь один путь: решение текущих проблем с помощью выверенных тактических шагов и внедрения наиболее эффективной стратегии развития. После коронавирусной мы вступим в новую экономическую войну, причем или сами, или нас "вступят". Масштаб вызовов формирует и масштаб ответов на них. В свое время США преодолели Великую депрессию с помощью формирования при президенте эффективного "мозгового центра", включающего в себя лучших экономистов страны. Чтобы не повторять ошибки прошлых лет, когда в стране функционировало несколько бездарных и импотентных по генерируемым смыслам "центров", такая точка соединения коллективного интеллекта должна состоять не из "единомышленников-подпевал", тиражирующих уже обанкротившиеся на западе смыслы, а из представителей различный, порой противоположных концепций развития экономики. Стране нужна качественная дискуссия, а не компиляция чужого опыта, тем более, что принимая во внимание "инновационный" характер нынешнего кризиса, опыта как такового и нет. Ну и без Архитектора, формирующего на основе идей "мозгового центра" новую экономическую парадигму для развития страны, нам тоже не обойтись.

В ближайшее время правительство планирует запустить в Украине массовое тестирование. Логично было бы разработать модель выхода из карантина на основании этих данных, попутно применив эффективные финансовые механизмы амортизации кризиса для населения и бизнеса. Или закрыть глаза и понадеяться на великую мощь советской БЦЖ. И кажется, что власть уже выбрала второй вариант…