От чумы до мировой войны. Как кризис может стать шансом для рывка вперед

2020-07-28 16:38:58

375 17
От чумы до мировой войны. Как кризис может стать шансом для рывка вперед

Как кризисы могут поменять будущее целых народов на столетия вперед? К примеру, чума 1346-1353 годов унесла около половины населения Европы. Дарон Аджемоглу и Джеймс Робинсон в своей книге "Почему одни страны богатые, а другие бедные" показывают, как последствия пандемии привели к кардинальным различиям в развитии Западной и Восточной Европы.

Повальный мор вызвал небывалый дефицит рабочей силы и рост оплаты труда селян, трудившихся на землях феодалов. Все попытки лендлордов и королей "закрутить гайки" в странах Западной Европы привели к восстаниям и закончились почти ничем. Феодальные повинности сокращались, а в Англии даже начал формироваться инклюзивный (открытый) рынок труда. Это стало основой ускоренного развития Англии в 17 веке.

В то же время, восточноевропейские землевладельцы постепенно усиливали контроль над рабочей силой. Там феодалы были более сплоченными, города – более бедными, а крестьяне – хуже организованы. Впоследствии этот процесс назовут "вторым изданием" крепостничества, чтобы отличить от гораздо более мягкого крепостного права времен Высокого Средневековья. Феодалы повысили налоги с крестьянских хозяйств и при этом забирали половину выращенного натурой.

В 1346 году большой разницы между политическими и экономическими институтами Западной и Восточной Европы не было. К примеру, Англия и Венгрия даже управлялись членами одной и той же семьи – Анжуйского дома. Но к началу 17 столетия это были уже два разных мира.

Перенесемся из Средневековья в 20 век. И несмотря на разницу эпох мы увидим ту же картину. Триггером серьезных изменений везде выступали какие-то кризисные события. Скажем, как Норвегия из бедной североевропейской периферии стала богатой нефтедобывающей страной? Помог кризис в отношениях между США и арабским миром. Понадобился сговор американских нефтяников и финансистов через посредничество тогдашнего госсекретаря США Генри Киссинджера с ключевыми арабскими производителями нефти, результатрм которого  стала Война Судного дня, эмбарго и рост нефтяных цен в 1973-1974 годах. Вот после этого добыча нефти в Северном море стала очень рентабельной, а Норвегия — богатой.

Кризис неолиберальных идей, которые в последние десятилетия  20 века распространили на весь мир модель американского финансового капитализма, сегодня ярко проявляется в США. 

Американский кризис характеризуется двумя тенденциями. Первая - увеличение социального неравенства. По данным Pewresearch, доля 5% самых богатых домохозяйств в общем доходе США выросла с 16% в 1968 году до 23% в 2018 году. А доля 1% самых богатых росла еще драматичнее. В 1980 году доля 1% самого богатого населения в Западной Европе и США имела около 10% от общих доходов. 

Но если в Европе 1% самых богатых к 2016 году увеличил свою долю в общих доходах до 12%, то в Соединенных Штатах – до 20%. В то же время, в США доля 50% населения с наиболее низкими доходами в общих доходах сократилась с более чем 20% в 1980 году до 13% в 2016 году.

Проще говоря, основная масса населения стала явно беднее. Большая часть социальных конфликтов, в том числе и расовых, берут истоки именно в этом.

Не зря многие мировые лидеры и видные интеллектуалы все последние годы твердят об угрозе социального неравенства для мирового экономического роста и всего сегодняшнего миропорядка.

Вторая тенденция – замедление роста доходов американских домохозяйств в последние два десятилетия. Большая часть роста доходов была достигнута в период с 1970 по 2000 год. За эти три десятилетия средний доход увеличился на 41%, при среднегодовом показателе роста в 1,2%. С 2000 по 2018 год рост доходов домашних хозяйств замедлился до среднегодового уровня в 0,3%. Главная причина – несколько глубоких кризисов, которые съедают все позитивы межкризисного экономического роста.

Катализатором каких именно изменений и в какую именно сторону станет нынешний американский кризис, мы сейчас точно знать не можем, так как находимся внутри этого процесса, далекого до своего завершения. Можно лишь делать те или иные прогнозы и допущения. 

Правда, тут стоит оговориться, что любой из избранных путей развития не является исторически неизбежным: он зависит от конкретных обстоятельств в исторической точке перелома.

На какой путь развития встанет страна, зависит, в частности, от того, какая из враждующих групп одержит верх, какие политические лидеры и с какими идеями смогут повернуть ситуацию в свою пользу.

Конечно, все философские, экономические и исторические теории во все времена страдали ограниченностью, сильно упрощали действительность, и часто служили больше в качестве пропаганды. Так устроен человеческий мозг, который старается все упростить и привязать к каким-то символическим схемам ("черный лебедь", "конец истории" и т.д.).

Но это не означает, что некоторые теории и выводы не являются полезными для понимания исторических процесов и закономерностей. Просто надо понимать, что это лишь часть процессов и явлений, рассматриваемых во всем их многообразии.