Американские горки. Как в США в прошлом веке загнали в угол банковский кризис

2020-07-31 13:45:52

314 7
Американские горки. Как в США в прошлом веке загнали в угол банковский кризис

Интересна и поучительна история о том, как в США в 20 веке придумали законодательный предохранитель от банковских кризисов, связанных со спекуляциями на рынке ценных бумаг. 

С 1933 по 1999 банковская деятельность в США была строго разделена законом Гласса-Стигола (Glass-Steagal Act) на две ниши. 

Существовали банки, которые могли заниматься только кредитованием. Они назывались ссудо-сберегательными банками (savings and loans banks - S&L). И были банки, которые занимались только операциями с ценными бумагами. Они назывались инвестиционными банками (investment banks - IB). 

Если банк занимался одним видом деятельности, то ему строго запрещалось заниматься другим. Ссудосберегательные банки не могли заниматься операциями с ценными бумагами. А инвестиционные банки не могли привлекать депозиты и кредитовать население.

Зачем американские законодатели разделили банковскую деятельность?

Все дело в том, что до начала Великой депрессии одной из форм кредитования были онкольные кредиты. Данные кредиты выдавались для финансирования биржевых сделок под залог ценных бумаг.
Если акция стоила 100 долларов и вы хотели ее купить, то вам нужно было иметь на руках всего 10 долларов. Остальные 90 вам давал брокер. Брокер в свою очередь эти деньги брал у банков в виде так называемых онкольных ссуд. По сути, банковское финансирование в то время обеспечивало ликвидность фондовому рынку.

Надо сказать, такая схема финансирования неплохо работала долгое время. Хотя и не всегда гладко, так как часто деньги банков использовались для разных биржевых спекуляций. 

Одним из классических примеров спекулятивных операций той поры был “cornering the market”. Дословно переводится как попытка загнать в угол акции компании.

Что она из себя представляла?

Как вы знаете, акции можно торговать в "лонг", и в "шорт". "Лонг" — это обычная покупка акции. "Шорт" более сложен технически. Для начала нужно взять акцию у брокера в долг. Потом продать ее в надежде на падение этой акции. Откупить по более дешевой цене, отдать брокеру, а прибыль оставить себе.

Основная сложность операции типа "шорт" состоит в том, что вы продаете акции, которые вам не принадлежат. И в любой момент эти акции могут потребовать обратно.

"Загнать в угол" в данном контексте — значит подловить игроков, которые держат позиции "шорт". С этой целью за счёт банковского финансирования начиналась массовая скупка акций, чтобы взвинтить на них цены. И когда цены начинали расти, сами же игроки в "шорт" закрывая свои позиции, подстегивали курс акций выше.

Однако не все попытки взвинтить цены были успешными. Одна такая попытка в 1907 году не увенчалась успехом. И вместо роста, акции сильно упали в цене. Все привело к тому, что банки, участвовавшие в сделке, потеряли деньги. Что привело к банкротству этих банков.

Паника начала распространятся на другие банки. И перепуганные банкиры заморозили все финансирование онкольных ссуд на бирже.

На бирже тоже началась паника, которая неизвестно чем бы закончилась, если бы не авторитет известного банкира Джона П. Моргана.

Он собрал коллег по цеху и сказал: "Рынок нужно успокоить. Идите на биржу и сообщите, что деньги будут". Будут? Откуда? — парировали недоумевающие банкиры. "Из резервов! Для какого черта они вам еще нужны?" — кричал Морган. Буквально сразу на рынке появились деньги и рынок успокоился. А Морган стал человеком, который в одиночку спас Уолл-Стрит и предотвратил колапс системы.

Как раз после этого кризиса появилась идея создания ФРС. 

И до Великой депрессии рынок относительно легко прощал ошибки. Однако во время "Ревущих двадцатых" брокеры и банки зашли слишком далеко.

Это был период небывалого роста на фондовом рынке. И чем больше рос рынок, тем больше появлялось желающих поучаствовать в этом росте. Людей интересовал только рост акций, но не интересовало по какой причине они растут. Особенно, какую огромную роль в этом росте играют реальные результаты компаний. Это было что-то наподобие Тюльпанной лихорадки, когда из-за массового психоза была полностью утрачена связь с реальностью.

А банки щедро финансировали этот психоз, при этом, частенько без зазрения совести играли против своих же клиентов.

Все это привело к закономерному спаду. И сами банки понесли значительные убытки. Возникли проблемы с выплатами, а для вкладчиков это был серьезный звонок, что нужно забирать депозиты. В свою очередь, банки заморозили онкольные кредиты. А это привело уже к кризису ликвидности на фондовом рынке, еще больше усилив спад. Образовалась цепная реакция, которая усугубляла ситуацию сама по себе. 

После кризиса было проведено расследование, показавшее, что банки сами глубоко погрязли в финансовых махинациях. Потому то и было решено разделить деятельность банков законом Гласса-Стигола.

И самое интересное, что после того как в 1999 году эти, наложенные в начале тридцатых ограничения были сняты, история вновь повторилась — в  памятном 2008 году, когда Америку потряс знаменитый ипотечный кризис.

Первоисточник.
Публикуется с разрешения автора.