Не верь, не бойся, не проси. Почему Киев зря надеется на "нормандский формат"

2019-10-04 14:40:00

1463 44
Не верь, не бойся, не проси. Почему Киев зря надеется на "нормандский формат"

Не верь, не бойся, не проси. Почему Киев зря надеется на "нормандский формат"

"Формуле Штайнмайера", подписание которой только ленивый не назвал капитуляцией, как ни странно, предшествовал политический успех. За его развитием с совершенно естественным замиранием сердца следила вся Украина.

Были слезы, объятия, улыбки, гордость и надежда на светлое будущее. 35 украинцев вернулись из российских застенков. Такие дипломатические прорывы не обошлись бы даром даже в сказке с участием Кощея. Реальность, в которой роль Кощея исполняет Путин, тем более не могла складываться сентиментально безоблачно. Завизированная "формула Штайнмайера" стала платой за быстрое возвращение украинских пленных. То, что наши соотечественники вернулись, несомненное благо. Однако вряд ли стоит делать вид, что никто из костерящих ныне Владимира Зеленского, не понимал, какой ценой это может для нас обернуться.

Алгоритм, по которому необходимо общаться с кэгэбэшником из Кремля, давно выведен. Узниками ГУЛАГа. Звучит он просто: "Не верь, не бойся, не проси!". Важны все три слова, но "не верь" в этой триаде, по-видимому, неспроста стоит первым.

О том, чем может быть чревато для любого государственного деятеля чрезмерное доверие/открытость Путину, недавно вспомнил Андрей Илларионов, сотрудник американского Института Катона, российский экономист и экс-советник президента РФ.

В 2003 году президент Украины Леонид Кучма встречался на побережье Азовского моря с Владимиром Путиным. "Какой-то островок, дикая природа, прекрасные места. Отдых, может, была охота", – рассказывает Илларионов. После того, как закончили обсуждать государственные дела, заговорили о ближайших планах. Путин собирался на Северный Кавказ – решать какие-то проблемы. Кучма – в Южную Америку. Большое турне: за две недели – пять стран. Пожали руки, расстались.

Уже в самолете, на пути в Бразилию, украинскому президенту сообщают: российские самосвалы отгружают грунт в районе Тузлы. Леонид Данилович пытается связаться Путиным. Глухо! Связи нет. Звонит из Бразилии – ноль. То же самое. Он возвращается, свернув намеченную программу визитов. Летит на Тузлу. И отдает распоряжение: если провокации будут продолжаться – открывать огонь на поражение. Через полчаса-час связь с президентом России волшебным образом восстановилась.

В том, что Кучма, сколько мог, тянул с подписанием "формулы Штайнмайера", нет ничего удивительного. Уж чего-чего, а опыта общения с Путиным и понимания, куда ведут инициативы немецкого политика, когда в "партнерах" по их реализации – хозяин Кремля, у него хватало. Но проблема сегодня не только в Путине.

Заповедь "Не верь, не бойся, не проси!" ныне, увы, может быть распространена и на тех, кого в Украине принято называть "нашими западными друзьями

Именно благодаря им – их давлению на Киев в интересах Москвы – мы сегодня и выгребаем совершенно дикие, работающие в одностороннем порядке, схемы урегулирования конфликта на Донбассе.

Когда режиссер Олег Сенцов – одна из самых знаковых фигур среди 35-ти освобожденных встретился с Макроном, передал ему список узников Кремля и подарил свою тюремную кружку, он в числе прочего спросил, понимает ли Эмманюэль настоящие цели Путина и доверяет ли ему. "Ответы меня удовлетворили", – написал Сенцов у себя в Facebook. Что за ответы – не уточняется. Но нетрудно понять, какими они могли быть. Макрон понимает настоящие цели хозяина Кремля и не доверяет ему.

В этом месте можно было бы прослезиться и вытатуировать слово "Эммануэль" где-нибудь поближе к сердцу. Если забыть, что именно он – ключевая фигура европейского политического истеблишмента, по сути "сливающая" Украину. Никто бы не вернул в зал заседаний ПАСЕ российскую делегацию без усилий Парижа (вместе с Берлином, разумеется).

Сегодняшние упования на очередную встречу "нормандской четверки" – это упования на то, что словосочетание "наши западные друзья" описывает нечто большее, чем миф, вера в который не приносит Украине ничего, кроме вреда.

Возможно, в нынешней политической расстановке у нас и есть пара друзей – Великобритания и США, - но им сейчас точно не до нас. Вернее, Лондону с их Brexit – не до нас. А в Вашингтоне пока никак не могут обуздать человека, который верит, что Украина – самая коррумпированная страна в мире (по крайней мере, по мнению Дональда Трампа, таковой она была до Зеленского), а с Россией он готов поладить, "потому что она умная". И в такой ситуации нужно быть очень изворотливым и изощренным в дипломатических вопросах, чтобы противостоять давлению внешних сил.

Понятное дело, что эти качества не являются главными добродетелями Владимира Зеленского. По крайней мере, пока. Это тревожно (собственно, так было в этом смысле с самого начала). Но не меньшую тревогу сегодня вызывают заявления тех, кто является профессиональным дипломатом.

Например, когда нардеп от "Слуги народа" Богдан Яременко объясняет, что подписать "формулу Штайнмайера" было необходимо, потому что таковым было "требование России для проведения саммита в нормандском формате. Это их условие для диалога президентов.

"Диалога, который должен принести мир", – хочется спросить: вы сами-то в это верите? В то, что "нормандский формат" – это что-то иное, чем картинка: "Президент Украины сидит против трех людей, которые противостоят ему. Один – напрямую, двое других – косвенно". Так описывает суть этого переговорного процесса уже упомянутый Илларионов, и такое видение кажется более близким к реальности, чем “диалог президентов”, ведущий к миру.

Не понимать – или делать вид, что не понимаешь, – кто нас склоняет к миру на условиях Москвы, должно быть, не совсем то, что рифмуется с патриотизмом. Это обрекает страну на проигрыш. И уже не локальной битвы, а большой войны.

И ныне вопрос о будущности Украины стоит уже, вероятно, не в плоскости - как Киеву разговаривать с Москвой. С этим – спасибо узникам ГУЛАГа – все ясно. Но важнее – как нам разговаривать с европейскими партнерами. Для которых принцип "своя рубашка ближе к телу" окончательно стал доминирующим. И ради его воплощения в жизнь они спокойно пожертвуют Украиной. С улыбкой авгура создавая впечатление, будто заботятся о нашем же благе.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ: