Ключ от Кавказа. Вмешается ли Турция напрямую в карабахский конфликт на стороне Азербайджана

2020-09-28 20:42:07

939 9
Ключ от Кавказа. Вмешается ли Турция напрямую в карабахский конфликт на стороне Азербайджана

Как отреагировал мир на текущее военное обострение на Кавказе? Алиев поговорил с Эрдоганом. Пашинян позвонил Путину и Макрону. Лавров позвонил Чавушоглу и затем, в Баку.

Турция полностью поддержала Азербайджан. На их стороне выступил и Пакистан. Многие спекулируют о вероятности прямого военного вмешательства Анкары со стороны Нахичевани под предлогом "агрессивных действий Армении" на этом направлении. Уже месяц в том районе стоят турецкие войска и бронетехника.

Россия, США, минская группа ОБСЕ, ЕС, Франция, Германия, НАТО призвали стороны прекратить огонь и сесть за стол переговоров. Иран традиционно предложил свое посредничество, не заняв ничью сторону. Украина тоже где-то там, морально со всеми.

Нынешняя эскалация в регионе наводит на ряд предварительных выводов:

1. Она готовилась заранее. Я не верю в то, что такие масштабные маневры можно проводить вот так, с кондачка. Прежде всего, к этому готовился Азербайджан в согласовании с Турцией. Я уже пару недель читал и слышал в разных источниках о вероятности эскалации.

2. Среди букета процессов в контексте международной политики, для меня тут ярче всех сияют процессы, связанные с экономически и социально неустойчивым посткарантинным миром (экономика ухудшается, социалка ухудшается, финансы ни к черту, внутриполитическая повестка обостряется и радикализуется), российско-турецкими взаимоотношениями и турецко-французским противостоянием в нескольких регионах, которое сейчас наблюдается на Ближнем Востоке, в Восточном Средиземноморье, в Северной Африке и даже на Балканах.

Вырисовываются три базовых сценария развития ситуации. 

Первый  — ограниченные территориальные изменения в пользу одной из сторон, в зависимости от хода боевых действий. Тогда бои растянутся на какое-то время.

Второй — быстрый переход к деэскалации, при этом, обе стороны заявляют о своей победе.

Третий  — полномасштабный конфликт с нулевой суммой и серьезными изменениями баланса сил.

Этот вариант мне кажется маловероятным, так как у сторон недостаточно ресурсной базы, которая позволит обеспечить полную военную победу. Но это не значит, что кому-то не захочется такой вариант испробовать. 

Прямое вмешательство внешних сил в конфликт может привести как к быстрой деэскалации, так и к затягиванию конфликта, в зависимости от того, какие будут определены тактические интересы этих сил, прежде всего Турции и РФ.

Я склоняюсь к тому, что нынешняя военная эскалация в Карабахе все-таки является частью региональной геостратегии Турции, нацеленной на изменение политической модальности Кавказского региона, пользуясь глобальным ослаблением ключевых игроков  — РФ и США.

Цель  — подмять под себя архитектуру безопасности на Кавказе, включится в процессы, как один из главных стейкхолдеров и навязать свою повестку и видение будущего региона, сместив баланс сил и изменив форматы и подходы к урегулированию Нагорно-Карабахского конфликта.

Главное сейчас — вмешается ли Турция напрямую в конфликт на стороне Азербайджана?

От этого зависит военная ситуация на местах, реакция России, которая пока что сдержанная, и будущее эскалации. Главный риск для Турции — не "надорваться", учитывая количество кризисных площадок, в которые уже вовлечена Анкара, и которые повлекли за собой оформление антитурецких альянсов из числа стран, недовольных возросшей ролью Турции.

Первоисточник.
Публикуется с согласия автора.