Невыученные уроки. Почему Крым не Карабах, а украинским патриотам не стоит плясать под дудку Путина

2020-10-01 20:18:19

7532 88
Невыученные уроки. Почему Крым не Карабах, а украинским патриотам не стоит плясать под дудку Путина

Вопрос Кабараха, который армяне называют Арцах, сейчас в центре внимания всего мира. Похоже, азербайджанцы, при поддержке Турции, пошли в свой "последний и решительный бой" за восстановление территориальной целостности и суверенитета.

 С точки зрения международного права Республика Нагорный Карабах — часть Азербайджана, целостность которого в пределах Азербайджанской СССР на момент распада Советского Союза признают и уважают все государства мира, включая Россию и Украину. Государство Арцах официально не признала даже Армения. Поэтому формально-юридически азербайджанские войска воюют на своей земле, а армянские — защищают "временно оккупированные территории".

Казалось бы, параллели с Крымом (и до некоторой степени Донбассом) более чем красноречивы. Одна страна силой захватила автономную территориально-административную единицу другой, аргументируя это защитой соплеменников, оказаащихся в опасности, принудительно сменила на ней этнический состав населения и упорно утверждает, что "реинтеграция" НКР в состав Азербайджана не обсуждается. 

С другой стороны, официальный Баку подчеркивает, что Карабах — это Азербайджан, и точка. Чтобы создать логистические коридоры между Арменией и Карабахом и создать буфер перед территорией Арцаха, армяне еще в первой половине 1990-х полностью или частично завоевали семь районов Азербайджана, которые не входили в состав НКР. 

Это в определенной степени напоминает ситуацию с Донбассом, но гораздо больше — постоянные слухи о "Приазовском коридоре", который Россия стремится проложить, чтобы получить доступ к Крыму по суше. 

Все усилия Минской группы ОБСЕ по урегулированию карабахского конфликта, образованной еще в далеком 1992 году, ни на шаг не приблизили решение проблемы. Правда, в случае Украины, крымские вопросы не относятся к компетенции Минской ТКГ — ее компетенция ограничивается вопросами Донбасса.

Но на этом внешние сходства заканчиваются.

Следует помнить о радикальном различии между Крымом и Карабахом. В отличие от многонационального Крыма, в котором под украинской юрисдикцией в целом мирно уживались этнические русские, украинцы, крымские татары, белорусы, армяне, греки, караимы и другие национальности, уже в конце 1980-х стало ясно, что Карабах не имеет шансов остаться полиэтническим (по данным переписи населения 1989 года в НКР проживало 189 000 жителей: 41 000 азербайджанцев и 145 500 армян). 

Точкой невозврата стала Сумгаитская бойня, произошедшая в конце февраля в 1988 году на другом конце Азербайджана. Воспоминания об этой трагедии, которые нельзя читать без ужаса и слез, увековечила нобелевская лауреат Светлана Алексиевич в сочинении "О Ромео и Джульетте ... только звались они Маргарита и Абульфаз", которое вошло в книгу "ВРЕМЯ SECOND HAND (конец красного человека)" ( с его газетной версией можно ознакомиться по этой ссылке: ). 

Перед тем, как однозначно осуждать армян за "оккупацию" Карабаха, прочитайте этот крик души — возможно, одномерная картинка мира, в который вселенная четко разделена на хороших и плохих парней, дополнится для вас новыми измерениями, заиграет неизвестными красками, и вдруг даст почувствовать всю сложность и трагичность бытия. Без понимания того, что случилось в Сумгаите в феврале 1988-го, невозможно понять, что происходило в Нагорном Карабахе в течение 1988-1994 годов.

Шведский исследователь и один из лучших европейских специалистов по вопросам Кавказа Сванте Корнелл пишет: "После Сумгаита стало ясно, что пути назад уже нет [...]. Для армян Сумгаит стал напоминанием о резне в годы Первой мировой войны, а азербайджанцы в их сознании отождествлялись с оттоманскими войсками". 

Память о геноциде армян начала ХХ века (который Украина до сих пор не признала, хотя резню армян на территории Османской империи 1915 году признают именно геноцидом большинство государств Европы и Нового света) является для армянской идентичности не менее важной, чем для еврейской — Холокост. Историческая память о геноциде — второй фундаментальный фактор, который позволяет глубже понять всю глубину трагедии Карабаха. 

После Сумгаита стало ясно — НКР станет этнически гомогенной территорией: или армянской или азербайджанской. Мирно сосуществовать на одной территории в обозримом будущем два этноса не смогут. В лучшем случае победители депортируют побежденных, в худшем — уничтожат. 

К сожалению, этот вывод через более три десятилетия после начала конфликта, до сих пор актуален, потому что (в отличие от того же Крыма) каждая из противоборствующих сторон видит в другой олицетворение вселенского зла. До нынешней эскалации конфликта туристы из третьих стран жаловались, что даже сувенирный магнит, приобретенный в Армении, мог стать источником серьезных неприятностей на территории Азербайджана. И это радикально контрастирует со свободными поездками украинцев в Крым, а крымчан (и русских) - в материковую Украину. 

Субъективное восприятие конфликта в Нагорном Карабахе у обеих его сторон не политическое и не правовое - оно экзистенциальное. 

Главное отличие карабахского конфликта от крымского — его основополагающая формула: победители получат, а проигравшие проигрывают все. Ни один компромисс пока невозможен. Поэтому однозначно поддерживать "деоккупации" временно оккупированных территорий НКР азербайджанской армией - значит обречь 150 тыс. армянских жителей Арцаха в худшем случае на верную смерть, а в лучшем — на принудительную депортацию. 

Это надо понимать, чтобы с геополитической водой не выплеснуть из миски младенца простой человечности - той гуманности, что делает человека человеком. 

Опять же, я не утверждаю, что статус-кво следует сохранить любой ценой. Я только подчеркиваю цену, которую нужно будет заплатить в случае, если "восстанавливать целостность и суверенитет" Азербайджана военными методами в конкретно-исторических условиях, которые сложились сейчас.

И еще одно измерение, которое украинские аналитики, комментирующие карабахский конфликт, часто упускают из виду. Текущее наступление Азербайджана стало возможным именно из-за демократизации Армении и попытки правительства Пашиняна диверсифицировать ее внешнюю политику таким образом, чтобы Россия потеряла в ней контрольный пакет. Не зря некоторых прозападных политиков из команды действующего премьера российские и пророссийские СМИ клеймят "соросятами". 

Нейтралитет, который сейчас держит Кремль в карабахском конфликте, — это "воспитание" слишком независимого лидера армян. Похоже, по замыслу Путина, Пашинян должен приползти в Сочи на коленях с мольбой помощи, как недавно это сделал Лукашенко.

То есть, полномасштабное азербайджанское наступление загоняет Армению назад в российскую зону влияния. А мы этому почему-то радуемся, вместо того, чтобы попробовать разумно и деликатно помочь Пашиняну вырваться из российских объятий. Кстати, радуемся в компании выдающихся автократов - лидеров Турции, Пакистана, Афганистана и Ирана. Отличная компания, что ни говори!

Трагическая история сотрудничества украинских националистов с нацистами во Время Второй мировой войны хорошо задокументирована. Ставка на нацистскую Германию, как противовес сталинскому СССР, оказалась абсолютно ошибочной и трагической. Похоже, украинские патриоты не усвоили этот урок — и сегодня искренне радуются возвышению эрдогановской Турции в противовес путинской России. 

Радуются, вместо того, чтобы прилагать все усилия, чтобы снова не стать полем боя между двумя тиранами, которые готовы приносить в жертву своим амбициям жизнь, свободу и благосостояние как своих народов, так и чужих.

Первоисточник.
Публикуется с согласия автора.