Too much против me too. Почему сексистские скандалы в Украине ничем не заканчиваются

В "Слуге народа" — новый сексистский скандал. Глава фракции Давид Арахамия и глава партии Александр Корниенко обсудили внешние данные своей коллеги по фракции. Нардеп Ирина Аллахвердиева была оценена руководством "слуг" как секс-объект и "баба": "полная энергии" и "рабочая, как корабельная сосна".

Политические скандалы крайне важны. И совсем не потому, что скандал – это топливо для СМИ, которое разгоняет нужную информацию на максимальные аудитории. А потому, что неприглядные ситуации, в которые попадают политики, потрясают основы и побуждают общество к пересмотру того, что ранее казалось незыблемым или неоспоримым. Они выставляют на всеобщее обозрение то, что как бы не должно было касаться широкой публики, но на самом деле очень даже касается.

Возьмем хрестоматийные примеры. Уотергейтский скандал, например, стал поводом к тому, чтобы серьезно обсудить допустимые границы политической борьбы и президентской власти. Должно ли президенту нарушать закон и превышать полномочия, если он уверен, что это во благо ему, а значит и его стране? Ричард Никсон, как оказалось, был уверен, что да, вполне. Но американское общество, пораздумав, решило – нет.

Или секс-скандал с Биллом Клинтоном вызвал бурные дискуссии о том, может ли личная жизнь президента быть предметом общественного интереса? Это же личная жизнь. В итоге многомесячного информационного шторма и дебатов общество пришло к консенсусу о том, что власть обнуляет любые притязания на интимность. Когда сексуальные повадки президента заставляют его лгать под присягой, частная жизнь превращается в общественную проблему.

Справедливости ради нужно признать, что скандалы, обошедшиеся так дорого Никсону и Клинтону, сегодня выглядят безобидными старомодными шалостями. И секс-скандалы с тех пор стали масштабнее (вспомним хотя бы Харви Вайнштейна и инспирированную его случаем волну политических самоубийств), и многочисленные прослушки мировых лидеров разоблачали куда более страшные вещи, чем готовность шпионить за политическими соперниками. Однако факт остается фактом: скандалы являются поводом к пересмотру общественного консенсуса в сторону большей справедливости и эгалитарности.

Утечки, прослушки и секс-скандалы, которыми в последнее время изобилует украинская политика, – это нечто совсем другое

Их так много, что общество не успевает переварить предыдущий вопиющий случай, как уже наступил следующий. Граждане только-только успели закатать рукава, чтобы хорошенько обсудить пранк президента в чате дальнобойщиков, как пришлось уже обсуждать неосторожные высказывания Александра Корниенко и Давида Арахамии в адрес их коллеги Ирины Аллахвердиевой: "красотка", "поддутая", "рабочая, как корабельная сосна". В этом коротком диалоге плохо выглядели все: и Корниенко, который взахлеб расписывал достоинства женщины без ее спроса и ведома, и Арахамия, который ему поддакивал, и Аллахвердиева, чьи бьюти-практики теперь все ринулись обсуждать, и даже президент, который, как оказалось, много курит.

Какие выводы мы, как граждане, можем сделать из этой утечки?

О том, что наше общество насквозь сексистское? Так это не новость. И для общества в целом, и для представителей власти в частности ценность женщины до сих пор определяется ее пригодностью в качестве сексуального объекта, и даже когда мужчины обсуждают профессиональные достоинства своих коллег-женщин, они непременно должны сначала оценить их "тюнинг", не too ли much. Давно ли отгремел "секс-скандал" с Александрой Клитиной, бывшей замминистра транспорта, которая поплатилась своей должностью только за то, что ее внешность и интимную жизнь обсуждали между собой депутаты "Слуги народа", и все это попало в прослушку. Нынешняя история некрасива сходным образом. Ирине Аллахвердиевой пришлось публично оправдываться за то, что стала предметом мужских сплетен, о которых не просила.

Или мы можем задуматься над тем, насколько плохо обучаемы люди, призванные нами руководить ближайшие несколько лет. Ну, действительно, сколько еще неосторожных бесед должно быть записано, чтобы политики приняли наконец эту нехитрую аксиому: слушают всех и всегда. Или, по крайней мере, могут слушать. Звезды шоу-бизнеса и кино быстро привыкают к тому, что любой момент их жизни может попасть в объектив папарацци, а потому стараются всегда выглядеть прилично. Любой разговор с участием политиков может быть записан и предан огласке, к этому тоже надо привыкнуть. Если же это сложно – полностью отказать себе в праве на приватность – тогда нужно учиться достойно встречать неизбежные утечки. Со времен казуса Богдана Яременко ничего не изменилось. Политики, попавшие в неловкую ситуацию, продолжают рассказывать про монтаж, фальсификацию и происки врагов. Хотя единственный способ погасить репутационный пожар в данном случае – это признать вину и попросить прощения. Не оправдываясь, не ссылаясь на веские причины и не перекладывая ответственность на других.

Или еще возможный вывод: новые политики столь же неискренние и фальшивые, как и все предыдущие. На публике они изображают не тех, кем являются на самом деле. С одной стороны, чего требовать от людей, которые в политику пришли с улицы, прямо в чем были – со своим бытовым сексизмом, фрагментарным образованием, метафизической мешаниной вместо идеологии и так далее. И сейчас им приходится наспех придумывать публичную, улучшенную версию себя. Не у всех получается хорошо. С другой стороны, политика вообще работа для неискренних, таковы уж правила игры. И опытные политики от аматоров отличаются лишь искусностью имитации, а вовсе не степенью честности. Тем не менее ложь – дело крайне энергозатратное, а при нынешнем уровне развития технических и прочих методов слежки – еще и бессмысленное. Поэтому единственный путь для современного политика – это быть именно тем, кем хочешь казаться. Если это невозможно, невозможна и политическая карьера.

А еще мы можем подивиться мелочности и суетности отечественных политических скандалов. Ни должностями как следует не умеют торговать, ни в ненадлежащие интимные отношения вступить – так, одни только разговоры. И выходит, что никакие основы эти скандалы не потрясают, никаких сенсаций не производят, а значит никакой потенциальной пользы обществу не несут и обсуждать тут нечего. Too small.