Realpolitik пандемии. Как Россия использует коронавирус, чтобы добиться снятия санкций

2020-03-29 15:21:01

2391 24
Realpolitik пандемии. Как Россия использует коронавирус, чтобы добиться снятия санкций

Нашествие коронавируса поставило мир на паузу. Уход на карантин превратился в главную составляющую глобальной "окопной войны" с COVID-19, фронт которой, как теперь ясно, повсюду. В тренде изоляция как часть рецепта спасения людей, городов и даже стран. И все же такая картина неполная. Коронавирус дал толчок и другим призывам — к объединению. Как выразился Антониу Гутерриш, генеральный секретарь ООН, "настало время солидарности, а не изоляции". Этому можно было бы поаплодировать, если бы благое намерение генсека ООН не было замешано на желании смягчить международные санкции в отношении разных государств и режимов, которые были наложены за совершенно конкретные "грехи". Гутерриш делал акцент на том, чтобы препоны были сняты ради доступа к продовольствию и медицинским товарам. Но активность, с которой в унисон с ним данный вопрос поднимают, к примеру, в Москве и Тегеране, свидетельствует скорее о том, что эпидемию хотят использовать как предлог для обнуления ограничительных мер.

Начихать на санкции

"Да плевать на них, на эти санкции", — так отреагировал совсем недавно президент РФ Владимир Путин на реплику интервьюера ТАСС о том, что "мы из‑за Украины нарвались на санкции". По словам хозяина Кремля, Россия от этого потеряла порядка $50 млрд. Но примерно столько же и заработала, "включив мозги", начав развивать импортозамещение и диверсифицировав экономику. "Никто не мог себе представить, что мы будем экспортировать – 25 миллиардов долларов в прошлом году. В этом году, по‑моему, 24 будет. Оружия мы продаём только на 15 миллиардов", — сообщил Путин с энтузиазмом, назвав при этом чушью мнение, что принятые Москвой ответные меры были для самой России губительны, как "бомбежка Воронежа". Да и вообще, Европа потеряла примерно столько же. "Они теряют рабочие места", а в России "самая низкая безработица за всю историю". Бинго!

Москва всеми имеющимися у нее средствами, размахивая аргументом пандемии коронавируса, будет бороться за то, чтобы избавиться от санкций за Крым и войну с Украиной

Но буквально пару дней спустя глава российского Совета федерации по международным делам Константин Косачев у себя в Facebook написал о необходимости прийти к "одновременной и тотальной отмене любых экономических санкций, кроме введенных Советом Безопасности ООН". Разумеется, все это подавалось под соусом "не корысти ради, а токмо волею пославшей мя супруги!" — то есть коронавируса, с которым так было бы куда сподручнее бороться, одновременно уменьшая риск затяжного экономического кризиса в мире.

Однако сами разногласия между "боярином и царем", в силу своей небывалости, свидетельствуют о том, что санкции для РФ – это болезненно. Делать хорошую мину при плохой игре, конечно, можно, но самой проблемы это не отменяет. А значит, Москва всеми имеющимися у нее средствами, размахивая аргументом пандемии, будет бороться за то, чтобы избавиться от этого бремени. Она уже это продемонстрировала, использовав кромешную ситуацию в Италии и тот факт, что многие политики этой страны неоднократно заявляли о необходимости снятия санкций России.

"Из России с любовью"

21 марта итальянский премьер Джузеппе Конте поговорил по телефону с Владимиром Путиным. Это привело к тому, что Минобороны РФ (именно оно, со специалистами, имеющими офицерские звания и опыт спецопераций, а не Минздрав) направило в Италию полтора десятка самолетов Ил-76 с врачами и медицинскими средствами для борьбы с коронавирусом. Акцию назвали в духе одного из фильмов "бондианы": "Из России с любовью".

В самой Италии этот жест восприняли по-разному. Издание La Stampa в своих публикациях назвало 80% российской помощи бесполезной – в отличие той, что передал Китай: средства индивидуальной защиты, маски и аппараты для искусственной вентиляции легких. А в том, что все это проделывалось под эгидой борьбы с пандемией, журналисты увидели лишь предлог для реализации Москвой своих внешнеполитических и дипломатических целей. Некоторые должностные лица, правда, выступили против такой интерпретации. Например, министр иностранных дел Луиджи ди Майо заявил, что сейчас не время вести спор о геополитических войнах и Realpolitik. Страна нуждается в помощи. С этим соглашается Стефано Стефанини, консультант итальянского Института международных политических исследований. Но он добавляет: "Давайте не забывать, что Владимир Путин никогда не делает ничего просто так".

Прибытие российской помощи спровоцировало горячие дискуссии в итальянских медиа о том, нужна ли она стране и какие цели преследует Кремль

В Москве, понятное дело, отрицают, что у гуманитарной миссии была и менее благородная, чем спасение людей, цель: заставить более громко звучать голоса противников санкций. Однако как-то так совпало, что именно во время, когда "Из России с любовью" набирала силу, РИА Новости опубликовало заявление Ассоциации "итальянских адвокатов", выступающих за отмену ограничительных мер для России, поскольку, как указано в документе, "с 2014 года мы теряем около трех миллиардов долларов в год". Когда же итальянская редакция StopFake попыталась выяснить, кто стоит за этой Ассоциацией, то о ее руководителе, Александро Мария Тирелли, не удалось найти ничего, кроме поста с приветом, который передавал "своему итальянскому другу" один колумбийский киллер, соратник Пабло Эскобара. Да еще неактивную страницу Facebook и коллаж с папой римским. Такие "сведения" навели расследователей на мысль, что российское СМИ могло просто взять случайное итальянское имя и использовать его для пропаганды.

Как говорится, цель оправдывает средства.

Позиция США

В отношении американских санкций можно почти однозначно сказать: их никто не отменит. Ни в отношении Тегерана, ни в отношении Москвы, ни любого другого субъекта международного права, попавшего в "черный список" Вашингтона.

Когда шум вокруг ограничительных мер США в отношении Ирана несколько дней назад стал особенно заметен, госсекретарь Майк Помпео заявил, что американские санкции не распространяются на импорт продуктов питания, лекарств и медицинского оборудования или других гуманитарных товаров. Он добавил, что Иран с января может импортировать тестовые наборы для борьбы с коронавирусом. И это даже несмотря на то, что, по словам главы Госдепа, "с 2012 года Иран потратил более $16 млрд на террор за рубежом". Что же до остальных запретов, то их Вашингтон снимать не намерен.

Как пишет издание Foreign Policy, растущие призывы к облегчению санкций представляют собой новую проблему для администрации Трампа, которая в значительной степени опирается на их применение в рамках своей кампании максимального давления, чтобы заставить Иран, а также Северную Корею, вести переговоры с Соединенными Штатами. В течение прошлого года Китай и Россия выступали за ослабление санкций против Пхеньяна. Если бы Вашингтон пошел на такой шаг, то это могло бы стать скверным прецедентом. Это бы усилило переговорную позицию Ким Чен Ына. Но что еще хуже, дало бы козырь в руки Кремля: почему то, что позволено быку, не может быть позволено, с еще большим на то основанием, Юпитеру – Москве? "Я чувствую, что США будут очень осторожно идти на какие-либо уступки в отношении санкций, которые, как они опасаются, не смогут повернуть вспять", — считает Ричард Гован, эксперт Международной кризисной группы ООН.

Так что пока, несмотря на все попытки Трампа любить Путина, антироссийские санкции остаются для Вашингтона незыблемыми. В феврале текущего года президент Соединенных Штатов продлил их до 6 марта 2021 года. А в начале марта постоянный представитель США при ОБСЕ Джеймс Гилмор заявил, что все будет действовать до тех пор, пока Москва не откажется от Крыма, за аннексию которого ее и начали наказывать с 2014 года. Судя по тому, что Владимир Путин 20 марта подписал указ, которым право владеть землей на полуострове предоставляется только россиянам, а в посольстве США в Украине заявили, что это усиливает основание для санкций, о перспективах смягчения, а тем более обнуления карающих мер, говорить не приходится.

Перспективы европейского "обнуления"

Среди стран Старого Света не только в Италии полно "друзей Путина", которых коронавирус делает еще более предрасположенными к тому, чтобы отправить антироссийские санкции на свалку. Позиция президента Франции Макрона известна. Официальный Берлин пытался демонстрировать подход "между каплями". Но в глобальном чрезвычайном положении даже о такой объективности говорить будет трудно. Буквально на днях глава германо-российской группы в Бундестаге, депутат от партии "Альтернатива для Германии" Робби Слунд заявил о необходимости полностью устранить "абсурд" санкций против России в ситуации разгула коронавируса. Это голос оппозиционера, но он далеко не одинок. И если воздействие пандемии коронавируса на экономику Германии будет значительным, то, полагают некоторые немецкие политологи, правительство может здесь оказаться в одной лодке с оппозицией.

Это тревожный симптом, но он показывает, от чего в наибольшей степени будут зависеть судьбы санкций, введенных европейцами. От экономики.

А та, в свою очередь, от разрушительных последствий пандемии и ее продолжительности. Последнее крайне важно. Не у всех есть такая внушительная страховая подушка, которая накоплена сегодня в России – без малого $600 млрд в золотовалютных резервах. Такое количество средств позволяет делать прогнозы о том, что на покрытие экономических рисков в течение пары лет этого может хватить.

Однако сегодня мало кто может предсказать, сколько вообще продлится спад в экономике. И европейцев эта неопределенность затрагивает еще больше, чем Россию. Она же выстраивает сценарии будущего. В том числе, те, что касаются санкционной политики. По мере истощения ресурсов в европейских странах их компромисс в отношении антироссийских санкций будет все более заметен. Иными словами, чем скорее коронавирус и его последствия будут побеждены в глобальном смысле, тем вероятнее, что снятия санкций с Москвы не будет. И наоборот, чем дольше будет длиться эта борьба, тем интенсивнее Европа (не только в лице Италии, Германии и Франции) начнет исповедовать Realpolitik. В которой санкциям не останется места.