Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Мнение: Снежный президент

Почему в Москве нельзя слепить снеговика на ступенях президентской администрации, а в Киеве — можно
000

К вечеру воскресенья город с опозданием на две недели украсился к Рождеству. Впервые за месяц в Киеве я увидел столицу такой невинной и озорной. В парке Славы публика от шести до сорока с визгом каталась с крутых горок на санках, ледянках и задницах. «Отлично выглядит чувак», — улыбнулась главный редактор Фокуса Тамара Бабакова при виде только что взобравшегося по склону пацана лет десяти, румяного и с ног до головы облепленного снегом. Парень услышал и откликнулся добродушно: «Да, я чувак. Родители меня убьют». Снял ушанку, встряхнул волосами и, подобрав с земли засыпанный снегом ранец, побрёл на верную смерть.

— Давай лепить снеговика, — предложила Тамара.
Погода располагала к детским шалостям.
— Давай, — сказал я. — Где лепим?
— А возле Администрации президента. Под табличкой «Президент Украины» — будет отлично смотреться.

Мне тут же стало зябко, хотя оделся для катания с горки. Я представил себе родную Москву, а конкретно — корпус за кремлёвской стеной, куда приезжает работать сам Дмитрий Анатольевич Медведев. Туда не пройдёшь без пропуска, а если удастся просочиться, Федеральная служба охраны покажет наглецу такого снеговика, что мало не покажется. Но в присутствии девушки, к тому же главного редактора, я конечно, не смог ничего подобного сказать вслух. «Вот и посмотрим на вашу хвалёную украинскую свободу, — подумал я. — Интересно, как быстро нас прогонят... в лучшем случае».

Я выложил фотографию снеговика-президента на Facebook. «Слабо такое в Москве проделать?» — подзадорил я московских френдов

Бодрым шагом мы двинулись на Банковую. По дороге — а путь пролегал через десяток центральных улиц — не встретилась ни одна снегоуборочная машина. На следующий день человек, создавший в Facebook фальшивый аккаунт киевского мэра, призвал офисных служащих в обеденный перерыв взять в руки дворницкие лопаты. Это и в самом деле было бы неплохим решением. С другой стороны, я понимаю нежелание киевских властей демонтировать естественное праздничное убранство города, по всем статьям превосходящее наркотический леденец на Майдане Независимости, называемый тут почему-то «йолкой».

Кажется, вся наличная техника была стянута на пятачок перед зданием администрации. По нему хаотично раскатывали два жёлтых трактора Caterpillar. Вскоре подъехал самосвал, водитель которого тут же начал распекать тракториста: «Ты шо, студент, не видишь, куда едешь?» Кроме тракторов и самосвала присутствовала бригада дорожных рабочих со своим инвентарём. За процессом надзирал милиционер, а за ним, в свою очередь, присматривали двое в штатском.

Мы приблизились к подъезду администрации, возле которого красовалась табличка «Президент Украины». И приступили к лепке временного — только на эту снежную ночь — главы государства. У Тамары дело спорилось, и скоро она катала по президентскому крыльцу увесистый снежный ком. Ко мне детский навык возвращался медленнее: комок, который удалось изготовить, подошёл бы разве что для штурма снежной крепости. Милиционер и один из людей в штатском переключили внимание на нашу возню, но не вмешивались, ожидая развязки.

Наконец все три шара для классического снеговика были готовы. Я порылся в карманах куртки и обнаружил два оплаченных российских налоговых счёта, а также две монетки по 25 украинских копеек. Из счетов получились руки — правая вскинута в традиционном для европейских политиков победном V, а медяки превратились в глаза. Нос изготовили из предусмотрительно отломанной по дороге сосульки. Мы смонтировали временного президента под табличкой. Он неуловимо напоминал Владимира Путина — всё-таки моё гражданство не могло не сказаться. Да и налоговые счета...

Только в этот момент к нам приблизился парень в штатском.
— Не можно, — произнёс он.
— Что именно? — удивились мы в один голос. Я уже и забыл про свои кремлёвские страхи.
— Фотографировать, — пояснил представитель власти. — Снеговика. На фоне таблички. Вы же, небось, потом в интернет выложите, смеяться будут.

Я всё же сделал пару снимков, но добродушный страж режима, надо сказать, не слишком настойчиво, скорее жалобно, попросил их удалить. Я пытался найти компромисс.

— А нам на фоне снеговика фотографироваться можно?
— Можно, — разрешил он.
Так что теперь у меня в телефоне десяток фотографий: снеговик, Тамара и табличка; снеговик, я и табличка.

С человеком в штатском мы расстались друзьями. На прощание он предупредил, что к утру снеговика наверняка демонтируют, и попросил «убрать бумагу». Я оторвал временному президенту руки. Сходство с Путиным никуда не делось.

И, конечно же, я выложил фотографию снеговика-президента на Facebook. «Слабо такое в Москве проделать?» — подзадорил я московских френдов. Мой приятель Илья Жегулев, автор популярной разоблачительной книги про партию «Единая Россия», ответил: не выйдет. Потому что у нас перед президентской администрацией убирают. До последней снежинки. В момент её падения на землю.

Леонид Бершидский, редактор-консультант журнала Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.