Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Груз 900. Куда пропадут старые поезда

Покупая новые поезда, нужно не забыть отправить старые составы в музеи — чтобы сохранить уникальную железнодорожную культуру XX века
000

Нынешняя шумиха вокруг последних железнодорожных реформ власти напомнила мне о путешествии в Новгород-Северский на «девятисотом» поезде. «Девятисотые» обычно курсируют на тупиковых ветках, связывая отдалённые сёла и небольшие города, поэтому большинство граждан мало что о них знают. К тому же у таких поездов весьма низкий трафик. Составы с трёхзначным номером, начинающимся на 9, бывают и грузопассажирскими. Это удивительная конструкция из одного-двух пассажирских и нескольких товарных вагонов во главе с манёвровым тепловозом, которая движется со скоростью велосипеда.

Так вот, маршрут нашего «девятисотого» лежал через Десну. Из окна открывалась завораживающая картина — разлившаяся река, деревья в воде, берегов не видно, и ветер гонит по этому «морю» волну. Пассажиры с удовольствием наблюдали за происходящим, а одна бабушка решила приукрасить вид рассказом. Дескать, приехали как-то сюда на берег Десны муж с женой, искупались, мужик вылез из воды, обсох уже, а благоверной нигде нет. Решил, что утонула, искал-искал — не нашёл. Вызвал водолазов, которые перегородили Десну сетью ниже по течению и поймали сома весом в 45 килограмм. Распороли ему брюхо, а там золотое кольцо. Тут бабка остановилась, окинула взглядом пришедших в ужас соседей и торжественно заключила: «Всё переварил, но кольцо-то не переваришь!»

 Через много лет, когда на отечественных железных дорогах наступит «полный хюндай», один из составов под номером «900» станет экспонатом не менее интересным, чем комната алхимика в музее-аптеке


Прозвучи такая история в обычной электричке, окружающие с ухмылкой поинтересовались бы, а можно ли перегородить сетью широкую Десну или сколько должна весить жена, чтобы её осилила 45-килограммовая рыба. Но в «девятисотом» с его неповторимым колоритом рассказ о соме подкупал, и всему хотелось верить безоговорочно. То ли потому, что ходят такие поезда в дикой глубинке, где и вправду может найтись место сказке, то ли просто сама слегка нереальная обстановка способствовала. Глядя на интерьер нашего вагона, вспомнилась цитата из «Школы» Аркадия Гайдара: «Мы хорошо устроились. Отец на вещах сидит, а меня матрос к себе на верхнюю полку в ноги пустил. Только, говорит, не дрыгайся, а то сгоню».

Правда, вместо матроса рядом ехал субъект в камуфляжном бушлате с нашивкой «US Army» и суровым лицом. В компании с ним «фермер», загородивший своим плугом проход, цыганка с большим мешком, в котором что-то тихо, но настойчиво шевелилось, дедушка в кожухе с карманным приёмником, хрипло игравшим The Final Countdown и ещё двое дядек, которые направлялись до станций с леденящими душу названиями Углы-Завод и Костобобр. Все они разместились в видавшем виды «модернизированном» плацкартном вагоне: верхние полки и перегородки между отсеками срезаны, а всё остальное выкрашено в психоделическое сочетание ядовито-зеленого и коричневого цветов.

Вагон быстро превратился в дискуссионный клуб. На боковушке обсуждали приём новых членов в НАТО, мол, кто-то из них ещё допрыгается. Дедушка в соседнем отсеке проводил экскурс в историю родного края. «Вот сейчас станция называется Воронежская, а раньше была Терещенская, и это правильно, ведь её Терещенко построил», — объяснял он, попутно знакомя пассажиров с биографией знаменитого сахарозаводчика и мецената.

Куда большей популярностью в разговорах пользовался меценат современный — тогдашний президент Леонид Кучма. Собственно, по его инициативе был восстановлен разрушенный ещё фашистами мост, соединяющий родное село Кучмы с «большой землёй». Заодно в Новгороде-Северском возвели огромный шикарный вокзал, на фоне которого «девятисотый» выглядел как драные «жигули» на VIP-автостоянке.

Пассажир помоложе хвастался потрёпанным чернобыльским удостоверением. Даже у него была своя история. Корочка давала право на бесплатный проезд, но действовала только для детей до 16 лет. Поэтому, когда её владелец достигал совершеннолетия, документ передавался по наследству младшему другу. Тот вклеивал свою фотографию и вписывал новое имя. После смены пятого обладателя удостоверение пришло в аварийное состояние, и им пользовались без каких-либо исправлений.

В наши дни со станции, которой таки вернули историческое название Терещенская, в Новгород-Северский ходит новенький дизель-поезд футуристического вида. На других заштатных маршрутах «девятисотые» ещё бегают, но даже если их сметёт волной реформ, это вряд ли вызовет бурю протестов в Facebook: как средство передвижения они уже давно стали неудобными, а как туристический аттракцион — невыгодными.

Но мне бы очень хотелось, чтобы через много лет, когда на отечественных железных дорогах наступит «полный хюндай», один из составов под номером «900» отправился в музей. Идеально, если в поезде будут «сидеть» восковые фигуры типичных пассажиров. Думаю, такой экспонат не менее интересен, чем комната алхимика в музее-аптеке или «жилище бедного крестьянина Среднего Приднепровья» в скансене.

Дмитрий Слинько, редактор спецвыпусков «Красивая страна» журнала Фокус

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.