Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Стоп-сигнал. Почему украинцы избегают иностранных гостей

Украинцы, как правило, отмахиваются от прохожих иностранцев, если те просят подсказать им дорогу, только потому, что стесняются говорить на английском языке, пишет в своем блоге на Фокус.ua писатель Лариса Денисенко
000

Как-то мне в руки попали дневниковые записи немецкого офицера, в которых, в частности, он сетовал на то, что «несмотря на изучение немецкого языка в школе, население совершенно не говорит на нем и не в состоянии ничего понять». Дело было в 1943, фраза эта касалась украинцев, в нескольких абзацах немец удивлялся данному местному феномену: почему, если учили язык, совсем не говорят по-немецки?

Я не знаю, как преподавались иностранные языки в школах Украины в сороковых годах прошлого века. Но на самом деле, перенесись недоумевающий немецкий офицер в 21 век, он бы тоже этому удивился. Иностранные языки в школе учат все, кто с первого класса, кто начинает позже, но пользуются им единицы. Я не говорю о переводах Шекспира, Стоппарда или Бёрнса, я не имею в виду выступления на международных конференциях, я имею в виду обычное, бытовое общение, без цитат, отстаивания жизненных позиций и даже без шуток.

Парадоксально, но на иностранном языке с иностранцами у нас, чаще всего, стесняются говорить даже учителя, который этот самый иностранный язык преподают. Нет уверенности в том, что тебя поймут, нет уверенности в своих знаниях. Молодежь стала гораздо резвее говорить на иностранных языках, это так. Но большинство людей необходимость сказать в ответ простую и всем известную со школьных времен фразу, – будто бы парализует, я уже не говорю о том, чтоб самим начать разговор. Считать мы вроде бы не разучились, писать и читать – тоже, а вот стандартные фразы на иностранном языке почему-то вспоминаем с трудом.

Конечно, есть вина железного занавеса, которых всё и всех от нас, да и нас от них, закрывал. Занавеса вроде бы давно нет, но алюминиевая шторка явно осталась.
Разумеется, проблематично научится играть на пианино без инструмента, используя для этого разрисованный клавишами стол; язык тоже требует наличия иностранца, на котором можно тренироваться и репетировать. Но когда этот иностранец появляется, и, не отрываясь от карты, пытается у нас что-то спросить, в восьми случаях из десяти украинец убегает, отмахиваясь от этих вопросов как от ос.

Другое дело – торговцы на площади Рынок во Львове, любо-дорого слушать, как они очаровывают поляков, активно используя польскую лексику. Их вполне можно задействовать на курсах иностранного языка, кстати, курс по преодолению зажатости они тоже с легкостью проведут. Вот что значит практический фактор.

Мы говорим на иностранном языке только тогда, когда нам это очень нужно, за нас это не сделают другие, и иного выхода нет.

На иностранном языке начинают говорить украинские невесты, но не сразу, а только тогда, когда чувствуют свой кровный интерес в данном мужчине, в других случаях достаточно языка жестов, улыбки и настойчивых попыток заставить жениха понимать украинский или русский.
Мой испанский приятель Хавьер говорит, что Бухарест, куда его отправили работать, первым делом заставил выучить его французский язык, а Киев – русский. Английского, который Хавьер хорошо знает, и родного испанского явно было недостаточно для понимания и нормальной жизни. «Мне просто хотелось, чтоб в магазинах меня понимали». Хавьер попал в Киев в то время, когда не было супермаркетов, и нужно было просить продавца взвесить колбасу или сыр и понять, сколько это стоит.

 Мы говорим на иностранном языке только тогда, когда нам это очень нужно, за нас это не сделают другие, и иного выхода нет.

Мы ужасно боимся ошибиться и сказать что-то не так. Поэтому предпочитаем молчать. Хотя иностранцев наши ошибки не волнуют. Не волнует неправильный акцент, путаница с родами, временами и прочими грамматическими правилами, они в курсе, что не разговаривают с дикторами BBC или с Ларри Кингом, они просто хотят узнать, как добраться до Ботанического сада, как пройти на стадион «Динамо», сколько стоит пиво, где можно купить билеты в оперу и как лучше добраться до Умани. Им совершенно все равно, как мы исковеркаем их язык, ведь лучше неправильный акцент, чем неправильное направление.

Мой лондонский коллега Уилфред собирается в Киев на Евро 2012. Его офисные коллеги сказали, что с вопросами лучше обращаться или к забавно одетым молодым людям или к вылощенным офисным клеркам, именно такие люди должны знать английский язык.

Но Уилфред пошел дальше, он рассказал мне о своем «языковом методе». «Знаешь, когда я обнаружил, что офис «Ernst&Young» находится на Крещатике, рядом с Макдональдсом, я понял, куда и кому я буду обращаться!» Уилфред звучал восторженно и «сдал» найденную точку своим многочисленным приятелям – футбольным фанатам. Так что, сотрудники «Ernst&Young», готовьтесь, запасайтесь терпением и волонтерами. Едут!

А я в связи с вышеизложенным вспоминаю киевского гаишника, который вместе с нами ждал приезда страховых работников, когда нас чуть помяли. Он рассказал нам о курсах, на которые все равно никто не ходит, потому что «нет времени и неудобно учиться в таком возрасте, отвыкли». О словаре, который он составляет сам для себя. Чтоб мы убедились, что английский ему не чужой, под укрывающим его кисеей мокрым снегом, он, задрав голову вверх, исполнял: «Stranger in the night», нещадно коверкая слова, будто считывая славянские буквы с экрана дешевого караоке, но даже с дуби-дуби-ду и счастливым выражением на лице. Он был прекрасен и ничего и никого не боялся.

Лариса Денисенко, писатель

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.