Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса
Кино

Великий Гэтсби: Что лучше – книга или фильм

За хорошую экранизацию принято хвалить оригинал, за плохую — ругать авторов фильма. А на самом деле книги и снятые по ним картины лучше вообще не сравнивать
000

Любая экранизация провоцирует споры. Зрители и критики делятся на два лагеря в попытке доказать, что же лучше — фильм или книга. И хотя каждый в результате остаётся при своём мнении, с новой картиной процесс повторяется. Премьера «Великого Гэтсби» не стала исключением, но могла бы положить конец подобным дискуссиям.

«Какой из Леонардо ДиКаприо Гэтсби? Отработал гонорар и всё», — возмущаются одни. «Отличный получился персонаж, точно как в романе», — парируют другие. То же было и после экранизации «Анны Карениной». «Как можно было утвердить Киру Найтли на роль Карениной? Совсем не тот типаж», — ругались одни. «Вполне убедительная из неё Каренина», — отвечали другие. И так можно спорить бесконечно, но если честно, это бессмысленно, поскольку речь не об актёрском мастерстве.

Те, кто ругает экранизации, не могут отойти от принципа «лучше, чем это выглядело в моей голове, когда я читал, никто не снимет»

Подходит ли ДиКаприо, которому всё ещё припоминают «Титаник», на главную роль в экранизации американской классики или как современная британская актриса выглядит в образе русской аристократки конца XIX века? Это спор о том, возможна ли в принципе интерпретация какого-либо произведения посредством кино. Те, кто ругает, не могут отойти от принципа «лучше, чем это выглядело в моей голове, когда я читал, никто не снимет». Те, кто хвалит, понимают, что и режиссёр фильма, и сценарист тоже когда-то читали книгу. А значит, то, что мы видим на экране, — лишь версия, которую они вообразили, как и остальные читатели. Поведение героев, симпатии и антипатии, другие детали расставили собственные акценты.

Несовпадение этих акцентов со зрительскими ожиданиями — ещё одна причина, по которой критикуют экранизации. Например, в литературном первоисточнике Толстого — масштабная сага о быте русской аристократии конца XIX века, намечающихся политических переменах, влиянии общественной жизни на семейную, любви и дружбе. К тому же некоторые эпизоды «Анны Карениной» Лев Толстой писал со своей жизни. А на экране — театрализованное представление о том, что не стоит хотеть от людей большего, чем они способны выполнить. Или в книге — бульварное чтиво с кровавыми разборками и постельными сценами, а на экране — психологический триллер о маньяке и его сложных отношениях с матерью. Да, Альфред Хичкок не боялся экспериментов и критики, когда взялся за «Психо». Или вот, например, когда в романе — рассказ об экипаже космического корабля, который исследует загадочную и опасную планету, а на экране — история о поисках Бога и о том, на что способно человеческое бессознательное. Говорят, после того как Андрей Тарковский экранизировал «Солярис» Станислава Лема, польский писатель попросил убрать свою фамилию из титров одного из лучших фильмов российского режиссёра.

Спасет ли ДиКаприо экранизацию Великого Гэтсби

Иногда смещение акцентов относительно оригинала идёт на пользу экранизации, достаточно вспомнить «Крёстного отца» Копполы или «Бойцовский клуб» Финчера. В обоих случаях фильмы оказались более глубокими и знаковыми, чем книги. Бывает, конечно, и наоборот. Владимиру Бортко стоило бы воздержаться от слишком субъективного прочтения «Тараса Бульбы». Совсем немного перегнув с патриотизмом, чуть увлёкшись любовными сценами и добавив всего один персонаж, режиссёр снял не драму, а фарс. Впрочем, плохие экранизации полезны хотя бы тем, что пробуждают новую волну интереса к подзабытой классике. Пусть и с глупыми обложками, которые по-быстрому лепят по мотивам свежей картины, но романы-оригиналы продаются лучше, чем до выхода фильма.

Экранизации пробуждают в зрителях интерес к чтению, а чтение заставляет думать. И количество времени, в течение которого человек думает над прочитанной книгой или увиденным фильмом, это, пожалуй, единственный критерий, пригодный для сравнения литературного оригинала с экранизацией. В остальном литература и кино — два совершенно разных языка, и выбирать, какой лучше, это как выбирать между табуреткой и апельсином. Да и зачем? В случае с «Великим Гэтсби» можно просто признать, что оба произведения хороши. Книгу стоит любить за витиеватый слог Фицджеральда, а фильм — за нетривиальное прочтение классики, со спецэффектами в 3D и современным саундтреком, всё это вместе с актёрской игрой ДиКаприо, помогает понять, почему Гэтсби действительно велик.

Юлия Куприна, обозреватель отдела Культура

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.