Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Сможет ли Волынская трагедия испортить отношения между Украиной и Польшей

Украинско-польские отношения прошли тест на прочность после резолюции сената Польши к годовщине Волынской трагедии
000

«Волынская резня», «1943-й», «кровавый кошмар» — эти слова не сходят со страниц ведущих польских изданий. Конечно, либеральная Gazeta Wyborcza, консервативная Rzeczpospolita и крайне правая Nasz Dziennik по-разному пишут на щекотливую тему. Но пишут. И общество волей-неволей определяется со своим отношением к событиям, случившимся ровно семьдесят лет назад. Годовщина антипольской акции на Волыни и резолюция сената Польши по этому событию взбудоражили националистов в обеих странах.

Сёл, сожженных и разграбленных, в той необъявленной войне были тысячи. И не только польских, но и украинских
Нет ничего удивительного в том, что поляки до сих пор болезненно относятся к Волынской трагедии. Переплелись боль за убитых родственников и соотечественников, большинство из которых были не сражавшимися с оружием в руках комбатантами, а женщинами, стариками и детьми, и фантомная боль из-за уничтоженной немцами и большевиками в 1939-м Второй Речи Посполитой — державы межвоенного времени, куда входили Львов, Тернополь, Станислав, Луцк, Ровно, Гродно и Вильно.

Пока польские историки выясняют причины и обстоятельства произошедшего на Волыни, юристы документируют преступления против польского народа. Дело по злодеяниям на Волыни весной-летом 1943 года уже насчитывает 120 томов. Занимаются этим делом и прокуроры. Результат будет не скоро, но это бомба замедленного действия, которая может подорвать отношения Польши и Украины.

И не нужно тонкого политического чутья. Фактов достаточно. Каждая фракция сейма подготовила свой проект резолюции по Волынской трагедии. Правительству, не заинтересованному в осложнении отношений с Киевом, пришлось прилагать большие усилия, чтобы убедить оппозиционную партию Ярослава Качиньского «Право и Справедливость» не включать в текст определение «геноцид» и не назначать на 11 июля «День мученичества».

Тонкая работа дипломатов и политиков пока прошла успешно. События на Волыни названы «этническими чистками с признаками геноцида». Тот случай, когда акценты смещены, но и так всё понятно. При этом ни одна фракция Верховной Рады не смогла подготовить и провести через комитеты своё заявление. Хотя преступление совершено на украинской земле. Но МИД и парламент делают вид, что не замечают активности польской стороны. И, как обычно, проигрывают соревнование за информационное пространство. Более того, за историческую правду.

А правда заключается в том, что в условиях войны некоторые украинские националисты принимали участие в системном уничтожении польского населения края, который и в планах правительства Речи Посполитой, и в глазах ОУН был «их» землёй. Логика войны: есть люди сегодня — будут проблемы завтра. Войну, как известно, выиграл сталинский режим, который и в Польше привёл к власти свою бледную копию, и «огнём и мечом» ликвидировал сопротивлявшееся украинское партизанское движение.

На днях я проехал по маршруту Луцк — Люблин — Варшава. Украинская часть дороги — это места, где до 1943 года жили около ста тысяч поляков, которых после так называемой «волынской резни» не стало. Самое страшное там — чистое поле недалеко от райцентра Любомль, где когда-то было большое село Острувки. Больше тысячи жителей, католический храм, школа, кузница. И ничего не осталось. И никого. Хлопцы из леса, говорившие по-украински, никого не пощадили.

Историки спорят — что это было. Военное преступление, этническая чистка, геноцид? Большинство польских исследователей не сомневаются, что правильнее назвать трагедию, прокатившуюся кровавым колесом по польским сёлам и хуторам Волыни, геноцидом. Ещё недавно количество жертв звучало как приговор неназванным украинским преступникам — сто тысяч, двести тысяч и даже больше. Однако новейшие исследования называют совсем другой порядок цифр. Польский историк Эва Семашко, подготовившая со своим отцом первую мартирологию Волынской трагедии, говорит о 36–37 тысяч погибших, причём известны имена около 22 тысяч.

Впрочем, политики, запомнившие первую эмоциональную оценку, уже не готовы слышать исследователей. Хотя те за последние годы серьёзно продвинулись в постижении причин и обстоятельств этой катастрофы.

Так, правда в том, что сёл, сожжённых и разграбленных в той необъявленной войне, были тысячи. И не только польских, но и украинских. И если в одних чистку совершали украинцы из УПА, то в других — поляки из Армии Крайовой. К сожалению, в прессе и в томах документов, аккуратно подшитых прокурорами, об этом ничего не пишут.

Скоро снова поеду на Волынь, а затем в Польшу. Хочу увидеть место, где когда-то было село Сагрынь на Холмщине. Его тоже нет. И почти никто не спасся. Украинцы теперь здесь не живут. Там лес, поле и красные маки. То же, что и в Острувках.

Вахтанг Кипиани, главный редактор проекта «Историческая правда»

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.