Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса
Изобразительное искусство

Почему нынешняя Венецианская биеннале стала одной из лучших

Впервые на Венецианской биеннале ставка сделана не на звёзд современного искусства, а на его аутсайдеров
000

Нынешняя биеннале современного искусства в Венеции удивляет тем, что проходит без сенсаций, которых автоматически ждёт зритель. Мы едем в Венецию, чтобы не отстать от моды, следить за новыми трендами и открывать новые имена, но в этом году подобного «арт-фаст­фуда» нам не предложили. Молодой куратор интернациональной экспозиции Массимилиано Джионни позволил себе вести со зрителями разговор не на попсовом уровне «модно или не модно», изложив собственную концепцию циркуляции ценностей в искусстве и реальности.

Это одна из лучших биеннале, увиденных мной. Без лишней помпы куратор выставки предлагает свою субъективную версию развития искусства — без мейнстрима

Биеннале наводнили не звёзды, а аутсайдеры — мистики, сумасшедшие, визионеры и мечтатели. Все те, кто находится вне системы искусства, хотя на самом деле его и создаёт. Периодически мейнстрим выделяет маргинальные течения, чтобы выйти из кризисного состояния на новый уровень. Это то, что когда-то Жан Дюбюффе назвал ар брютом — неотёсанным искусством, в котором увидели основной ресурс развития. Исторических работ известных аутсайдеров на биеннале не меньше, чем «новоиспечённого арта». Джионни подвергает сомнению пресловутую актуальность искусства — искусство не устаревает, как вчерашние новости.

Куратора выставки вдохновила идея объять необъятное, построить ещё один «энциклопедический дворец» как метафору неизведанному человеческому сознанию. Он задаётся вопросом: «Неужели весь мир находится в моей голове?» — и сам же утвердительно на него отвечает. «Энциклопедический дворец» — это возникшая десятилетием позже Второй мировой архитектурная утопия художника-самоучки Марино Аурити. Как раз макетом этого гигантского небоскрёба в картинках, который должен был вместить все знания человечества, начинается экспозиция в «Арсенале».

Но самые странные и мистические вещи творились в Итальянском павильоне в Джардини ди Кастелло. Стартует экспозиция с завораживающего иллюстрированного манускрипта «Красной книги» или Liber Novus Карла-Густава Юнга, созданного между 1914-м и 1930-м. Эта книга извест­на немногим. Юнг, основоположник глубинной психологии, так же как и его родители, был медиумом, визионером, оккультистом, слышал голоса и общался с мёртвыми. Как и большинство визионеров, представленных Джионни в этой экспозиции, он искал тонкие взаимосвязи между мистическим пониманием мира и научным. Дальше — больше. Эффектные наброски из серии «индивидуальной космологии» основателя антропософии Рудольфа Штайнера. Красивые карты «Таро Тота», являющиеся энциклопедией оккультных и мифологических представлений, нарисованные ученицей Алистера Кроули Фридой Харрис в конце 30-х годов. В окружении этих исторических артефактов (не всё, что представлено здесь, является искусством по определению, это скорее его духовный исток) и зритель испытывает нетипичное для экспозиции современного искусства состояние трепета.

Рядом с мистическим находится много обсессивного искусства. Обсессия, синдром навязчивого повторения, является, по мнению Джионни, вечным двигателем современного искусства и его вдохновением. Куклы-нимфетки в натуральную величину американского дизайнера и скульптора Мортона Бартлетта. «Ленинградский альбом» художника Евгения Козлова — плод пубертатных эротических фантазий. Жизнь как постоянная игра со смертью — экспрессионизм в интерпретации Марии Ласник. Очень важным акцентом является видео Артура Жмиевского, запечатлевшего арт-терапию для слепых. Экстатические движения ползающих по холсту незрячих людей красноречиво говорят о том, что в творчестве задействовано внутреннее, духовное видение. Та же картина — в «Арсенале»: много шизо-рисунков, шизо-рукоделия, разбавленного ретро-фотографией с размышлениями о человеческом теле. Это поток сознания — и профессиональный, и «терапевтический», который складывается в картину коллективного безумия, реформирующего рутину искусства.

Что до национальных павильонов, то они становятся всё менее интересными. Биеннале в принципе движется к авторитаризму масштабного кураторского проекта, несопоставимого с национальными проектами. Наиболее эффектно выглядела экспозиция Сары Ши (США), которая упорно создаёт стройный космос из хаоса повседневных бытовых мелочей. В Бельгийском павильоне впечатлила скульптура Берлинде де Брюкер — то ли поваленное дерево, то ли кости доисторического животного. Но пальму первенства хотелось бы отдать видео «Воркшоп» Джилада Ратмана (Израиль). И опять арт-терапия: люди с явными психическими и физическими отклонениями лепят из глины свой автопортрет. В голову скульптуры вмонтирован микрофон: больные пытаются найти общий язык с самими собой.

Это одна из лучших биеннале, увиденных мной. Без лишней помпы куратор выставки предлагает свою субъективную версию развития искусства — без мейнстрима. Искусства, в котором прежде всего отражается душа, психе.

Виктория Бурлака, арт-критик

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.