Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Цена примирения. Почему Донбасс станет украинской Чечнёй

Цена примирения. Почему Донбасс станет украинской Чечнёй

После пролитой крови мирных жителей, массы беженцев и множества разрушенных домов население Донбасса в дружественности Киева убедить будет крайне трудно

000

«Львов — это наша Чечня». Ровно три года назад главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов рассказал в эфире, что услышал эту фразу от митрополита Одесского Агафангела. Венедиктов заявил, что хотя фраза прозвучала не в интервью, а за совместным обедом, священнослужитель цитировать её не запрещал. Впоследствии пресс-служба Одесской епархии отрицала достоверность некоторых других утверждений Агафангела, также приведённых Венедиктовым, но не этого.

Сегодня ясно, что митрополит ошибся. Как ошиблись и ветераны Майдана, в марте 2014-го готовившиеся к партизанской войне с регулярной армией РФ, которая, по их ожиданиям, должна была после аннексии Крыма хлынуть на материковую часть Украины. Всё оказалось наоборот. «Нашей Чечнёй» стал Донбасс. И с партизанами воюют сейчас украинские силовики, которым часто и взаимно не доверяют те самые ветераны Майдана, вынужденные, однако, стоять с ними плечо к плечу.

Совершенно непонятно, каким образом пятый президент Украины Пётр Порошенко намерен «в течение недели» погасить кровавый двухмесячный конфликт. Точно так же парой недель ранее было неясно, как именно тогда ещё кандидат в президенты Порошенко представляет себе завершение антитеррористической операции «за несколько часов». Впрочем, кажется, всерьёз эти формулы никто и не воспринял.

Причины понятны. Террористы в том же Славянске выглядят не более подконтрольными Кремлю, чем евромайдан был якобы подконтролен «Вашингтонскому обкому». В каждую из версий верят миллионы людей, но реальность всегда одновременно сложнее и проще, чем то, во что верят миллионы. Вряд ли Владимир Путин может приказать Стрелку-Гиркину уйти с украинской земли. Точнее, вряд ли тот послушает. Так же маловероятно, что добровольцы из различных проукраинских «батальонов» просто сдадут оружие и разойдутся по домам, если из Киева им скажут, что договорились о том же с мятежниками.

Хуже, впрочем, другое. Можно — и нужно — уничтожить или хотя бы изгнать террористов. Но население-то останется на месте. И после пролитой крови мирных жителей, массы беженцев и множества разрушенных домов это население в дружественности Киева убедить будет крайне трудно.

Да, донетчане и луганчане увидят, что их никто не режет кривой казацкой саблей за русский язык. Ну и что? Сейчас эти люди не задумываются о том, что никакого «уничтожения мирных жителей» почему-то нет в близлежащих районах, где нет боевиков. Когда настанет мир, они не задумаются и о том, почему же не видно вокруг ужасного Правого сектора. Даже наоборот: бессмысленный мятеж и его бессистемное подавление могут превратиться в осовремененный вариант легенды о «героизме народа Донбасса в годы войны». Ведь легенды взрастают не на рацио­нальных аргументах, а на простых и наглядных вещах. А что может быть нагляднее артобстрела.

При этом стоит помнить, что нынешние настроения не порождены обстрелами и кровью. Теперь будут говорить именно так, но на самом деле они сформировались давно. В этом смысле очень интересно, как будет выглядеть информационная картина в Донбассе после войны. Если Киев собирается «уважать мнение» тамошних масс, он обязан как минимум оставить в эфире российские телеканалы. А лучше — так и не подключать украинские. Впрочем, второе неважно: смотреть всё равно будут Дмитрия Киселёва, а не его однофамильца Евгения. Последствия понятны: упомянутые выше настроения будут укрепляться и дальше.

Потом, есть же ещё экономика. Киев, судя по всему, готов обсуждать увеличение экономической и финансовой самостоятельности мятежных областей. Что ж, это может повлечь, а может и не повлечь повышение уровня жизни обычных граждан. А вот «отцам региона» оно выгодно однозначно. Главное, что это придаст местным элитам ещё больше политического веса в масштабах всей страны. Не удержав Украину в руках, они будут держать её за руки. Как минимум, получим право вето одного региона в любых крупных вопросах и внутренней, и внешней политики.

Когда Россия всё же умиротворила Чечню, это обошлось очень дорого не только в плане жизней. И не только в смысле масштабного вливания в республику средств «на восстановление» (кстати, а ведь в Донбассе тоже многое придётся восстанавливать). Помимо всего этого, Москве пришлось дать чеченской верхушке во главе с Рамзаном Кадыровым большую власть, которая распространяется в том числе и в пределы Садового Кольца. Что, между прочим, не лучшим образом сказывается на отношении рядовых россиян к рядовым чеченцам.

На какой «выкуп» готов сегодняшний Киев по отношению к Донбассу и его пока присмиревшим, но всё ещё сильным «хозяевам»? Не будет ли эта цена неприемлемой для всей остальной Украины? Цена мира — вот вопрос, который уже сейчас должен занимать власть ничуть не меньше, чем пути его достижения.

Александр Михельсон, Фокус

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.