Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Армейское одиночество. Заметки мобилизованного

Армейское одиночество. Заметки мобилизованного

Focus.ua начинает публиковать армейские заметки мобилизованного украинского писателя Артёма Чеха. Сейчас он на учениях, после которых будет направлен в зону АТО 

000

Одиночество – это когда тебя не замечают. Иногда мне кажется, что в армии сложнее всего тем, кто остается невидимым, неслышимым, отрешенным. Есть коллектив, группы по интересам, сформировавшиеся отделения, где ты не только боевая единица, но и незаменимый элемент, без которого группа обречена на развал. А есть одиночки. Они всегда в стороне. К ним редко обращаются, с ними не делятся личным, да и сами они не особо дают повод раскрыться. Мне кажется, им чертовски сложно. Они одиноки и от этого несчастны.

Армия – это, прежде всего, коллектив. Вне коллектива ты расплываешься, сливаешься с ландшафтом, превращаешься в сплошное недоразумение и одиночество. И чаще всего всем безразлично, какие внутренние переживания испытывает боец, оторвавшийся от коллектива (или не интегрировавшийся в него). Он не свой. Безусловно, он боец твоего взвода/роты, но у него гораздо меньше шансов разделить с другими солдатами последнюю банку тушенки, раскурить последнюю сигарету или поучаствовать в братском застолье. 

Армия – это, прежде всего, коллектив. Вне коллектива ты расплываешься, сливаешься с ландшафтом, превращаешься в сплошное недоразумение и одиночество

Казалось бы, подобные правила игры действуют и «на гражданке». Но в отличие от мирной жизни, армейская не подразумевает семью или друзей, готовых поддержать солдата вне рамок коллектива. Все взаимодействия – внутри армии. Вся жизнь (хоть сутками виси на телефоне со своими близкими) – тоже внутри армии.

Кто-то из наших бойцов сказал: солдат вне коллектива – мертвый солдат. Он не сможет положиться на товарищей. Товарищи не смогут положиться на одиночку. И в этом есть доля правды. Чтобы иметь безоговорочное доверие, ты должен не просто хорошо знать в лицо своего напарника, прикрывающего тебе спину, но и чувствовать его настроение, знать его слабые и сильные стороны, улавливать его мысли с полувздоха. А хорошо узнать бойца можно лишь в коллективе – жестком, и порой беспощадном к слабостям.

Я уже несколько раз замечал, когда начинаешь разговаривать с вечно печальным и покинутым бойцом, который держится особняком, предлагаешь ему помощь, даешь ему шанс почувствовать себя нужным или хотя бы замеченным, он тут же расцветает, его настроение меняется: он становится разговорчив, иногда надоедлив, даже нагловат.

Современная украинская армия – многолика. Это не восемнадцатилетние срочники, одинаковы с лица, чью индивидуальность можно подгонять под любые лекала. Это и сформировавшиеся, бывалые и нередко уставшие жить еще в девяностых-двухтысячных люди. Это и молодые (25-30 лет) ребята, которые твердо знают, зачем они здесь. Это и неуверенные в себе, не состоявшиеся личности, для которых один черт: тюрьма, завод или армия… Поэтому, чтобы сошлись все шестеренки и сформировался крепкий коллектив, нужно много усилий, уступок, иногда – подавление амбиций, внимательность, терпимость. Не каждый может. Не все умеют. Но коллектив – жесток, и принимает лишь тех, кто готов, кто вписывается, кто умеет жертвовать.

Солдат вне коллектива – мертвый солдат

Алкоголь, девиантная форма поведения, слабые лидерские качества, неуравновешенная психика – все это может стать преградой для вливания в коллектив. От этого одиночество и нередко банальное неуважение других бойцов.

Как-то ночью к нам в палатку заглянул один из таких «невлившихся» бойцов. За время службы он был не раз наказан за пьянство, сидел в ямах, его привязывали, несколько раз был били. Той ночью он тоже выпил, но вроде немного, пару бутылочек «мицного». Он стоял в тамбуре темной палатки, и был слышен лишь его голос:

- Вы можете меня отпиз…ить, но я вам вот что скажу. Ребята (он так и сказал – «ребята»), послушайте, так нельзя. Мы же все одна банда, мы же завтра будем прикрывать друг другу спины, мы должны уважать друг друга. Мне кажется, что-то пошло не так. Мы разделились, а это неправильно. Теперь можете меня пиз…ть.

Его сразу отослали куда подальше, насмеялись, каждый второй проявил свое остроумие, но в итоге задумались над словами подвыпившего бойца. Кому-то наверняка стало его жаль, кого-то тронула его смелость. На следующий день к нему начали обращаться не по фамилии, а по имени. Иногда для солдата это важнее всего остального.

0
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.