Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Жертвы или преступники: скользкий закон о самообороне

Жертвы или преступники: скользкий закон о самообороне

Принятие закона о владении огнестрельным оружием не гарантирует украинцам возможность его применения

020

В последние полтора года в прессе, в социальных сетях, а также в среде законодателей и экспертов активно обсуждается вопрос принятия закона о свободном владении огнестрельным оружием с целью самообороны. Но, с одной стороны, благая цель вызывает печальную улыбку, с другой — опасения, которые высказывают по этому поводу власть имущие и обычные граждане, порождают саркастический смех.

Казалось бы, в законе про самооборону чётко прописаны пункты о применении оружия и физической силы. Ринулся на вас подозрительный субъект с бейсбольной битой и воплем "Прибью!" или группа ребят со сломанными носами недвусмысленно размахивает кулаками — всё, имеете полное право стрелять на поражение, а если позволяют здоровье и навыки — причинить обидчикам ущерб руками и ногами. Правда, имеет место поправка: вдруг оппонент страдал приступами чёрного юмора? Что, собственно говоря, вы приняли за непосредственную угрозу своей жизни?

Далее начинается раздел "книги откровений" Уголовного кодекса, а точнее трактовка соразмерности средств защиты со средствами нападения. Положим, нападавший был безоружен, а вы разрядили в него обойму или выдали ему "римский стандарт" в сорок ударов палкой. Вряд ли ваши действия будут расценены как соразмеримые угрозе. Не помогут и утверждения, что злоумышленник — мастер капоэйры с полезным весом в 120 кг против ваших скромных семидесяти шести. То есть, несмотря на статью 36 Уголовного кодекса, определяющую, в каких случаях человек имеет право защищать себя любыми средствами, в суде ему недвусмысленно намекнут на понятие мнимой обороны. А значит, можно нарваться на статью об убийстве по неосторожности, что подразумевает уголовное наказание. При этом следует помнить: процент оправдательных приговоров в отечественной судебной практике крайне мал.

"Ринулся на вас подозрительный субъект с бейсбольной битой и воплем "Прибью!" — всё, имеете полное право стрелять на поражение"

В большинстве случаев для наших судей верховенство высшей справедливости жизни над буквой закона выглядит противоестественным, хотя бы потому, что, по их несокрушимому мнению, только у государства (а значит, у них) может быть легальная монополия на насилие. А ещё довлеет прописная истина из детства: любой конфликт можно решить словом. В крайнем случае на греческий манер можно животами потолкаться. Но тут возникает вопрос: если у вас обнаружится раковая опухоль, захотите ли вы с ней поговорить? Нет, вы захотите её вырезать. Поэтому де-юре разумная, а де-факто абсурдная трактовка служителями Фемиды пунктов закона о самообороне вызывает те же чувства, что и злокачественное новообразование.

Если с оружием всё ясно — лучше не применять, то трактовка навыков защиты в условиях уличного экстрима выглядит и вовсе дремучим лесом. Реальный уличный бой по определению некрасив и не имеет ничего общего с идеально отснятыми кадрами фильма. Каждый из участников понимает: любая ошибка может стать фатальной, и если соперник демонстрирует серьёзность намерений, нужно идти на крайние меры. Удары в горло, глаза, безапелляционный в пах, заломы и вероломные удушающие приёмы — для того чтобы выжить, все методы хороши. Оппонент после схватки жив, но остался калекой — суд охотно прислушается к доводам о превышении вами самообороны. Причём руководствоваться судьи будут представлениями о том, что выбивать глаз и давить мошонку до характерного звука было необязательно. И неужели нельзя придушить не наверняка, а слегка? Не каждый станет вникать в то, что в уличной драке человек испытывает частичную глухоту к собственному внутреннему голосу, не говоря уже о болевых ощущениях противника. Ссылаться в суде на волю провидения также не приходится, вершители судеб в мантиях, подобно Рязановскому герою, не склонны полагаться на случай.

"Судья выдаёт своё убеждение за сверхчутьё, позволяющее ему, как никому другому, осознать момент истины, а "истина" может быть последствием антипатии к обвиняемому, семейных проблем и даже плохого утреннего стула"

Скептики видят несовершенство закона о самообороне в отсутствии чёткой конституционной формулировки. Статья 27 Конституции Украины как-то размыто говорит о святом праве на жизнь и обязанности государства эту самую жизнь защищать. Прописано даже право на самостоятельную защиту своего здоровья и жизни, только не уточняется, каким образом. Вероятно, на том же вербальном уровне.

Но, думается, проблема рискнувших обороняться в другом: судья оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению. Причём его внутреннее убеждение на момент вынесения приговора не требует подтверждений, так же, как верующие не нуждаются в доказательствах существования Творца. Таким образом, судья выдаёт своё убеждение за сверхчутьё, позволяющее ему, как никому другому, осознать момент истины. А "истина" может быть последствием антипатии к обвиняемому, семейных проблем и даже плохого утреннего стула. Однажды в интервью Дмитрий Корчинский сказал, что самое страшное выражение лица он видел у судьи, выносившей обвинительный приговор так, словно она опаздывает в гастроном за колбасой.

Возвращаясь к дилемме: обороняться и сесть или стерпеть и рискнуть здоровьем, приходим к выводу, что не столь плох закон, сколь несовершенна судебная система. Похоже, сама мысль, что убивший или нанёсший увечья при самообороне может быть невиновен, невыносима для судей. Можно уповать на помощь гениального адвоката, способного, подобно Кларенсу Дэрроу, оправдать убийство за свою честь или за честь семьи. Но сможет ли он устоять перед внутренним убеждением просветлённого судьи? Похоже, единственный способ ограничить излишнюю "проницательность" судей — принятие нового закона о суде присяжных.

2
Делятся
Google+
Загрузка...
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.