Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Brexit карающий. Что стоит за отставкой Бориса Джонсона

Brexit карающий. Что стоит за отставкой Бориса Джонсона

Отставка министра иностранных дел стала шестой в кабинете Терезы Мэй за последние восемь месяцев. И на самом деле это уже серьезно

530

Борис Джонсон, экстравагантный министр иностранных дел Великобритании подал в отставку, и мировая пресса тут же заговорила о двух вещах. Первая: правительство Терезы Мэй «сыпется», а самой госпоже премьер-министру едва ли удастся досидеть на Даунинг-стрит до марта следующего года, когда Brexit официально вступит в силу.  Вторая - о том, что, как выразился обозреватель издания The New Yorker Джон Кэссиди, «в последние несколько месяцев становится все более очевидным, что осуществление чистого разрыва с ЕС - того, что требовали сторонники так называемого жесткого Brexit, - нанесло бы ущерб экономике Британии». Само сочетание (если не сказать – переплетение) этих двух тезисов показывает внутреннюю противоречивость процесса удаления Лондона от Брюсселя. 

Дело не в том, что мягкий Brexit, пункты которого были согласованы 6 июля и стали поводом для Бориса Джонсона покинуть Foreign Office, ведет к правительственному кризису. Объяви Тереза Мэй о самом жестком варианте разрыва с Евросоюзом – это все равно бы создало кризис. Не только во властных структурах островитян, но заодно и в обществе, в котором число желающих сделать самостоятельную Британию great again лишь незначительно превышает количество тех, кого вполне устраивало пребывание страны в ЕС. К тому же при втором исходе проблемы бы совершенно точно возникли на устанавливающейся линии разграничения Лондон – Брюссель. Не исключено, впрочем, что и нынешняя версия документа может вызвать некоторые претензии у еврочиновников. Например, пункт о том, что Британия будет ориентироваться на законодательство ЕС в тех сферах, где это необходимо для беспрепятственной торговли. При этом за парламентом, утверждающим законы, закреплено право на отказ это сделать. Резонный, напрашивающийся вопрос: а в каких, собственно, случаях?   

Ситуация еще и тем плоха, что официальный Лондон вместе с Brexitом вытащил какой-то странный прикуп, при котором противоречия внутри правительства и истеблишмента, похоже, не могут быть сняты ни принятием нормативных документов, ни дискуссиями вокруг тяготящих Британию проблем. 

Отставка Бориса Джонсона все это немного обнажила и вызвала довольно бурные обсуждения. Но лишь потому, что он уже давно является публичной фигурой, не лишенной налета скандальности. Достаточно вспомнить о том, какие аргументы в пользу Brexitа он приводил примерно за месяц до судьбоносного референдума. «Наполеон, Гитлер и разные другие пытались осуществить это [объединение Европы], но все кончалось трагически, - говорил он. - ЕС - это попытка сделать то же самое другими методами. Фундаментально недостает вот чего - вечной проблемы, заключающейся в том, что преданности идее Европы не существует». 

Джонсон давно славится своими язвительными остротами, так что это высказывание, уподобляющее Евросоюз одиозным историческим персонажам, в его случае можно еще принять как достаточно невинное. Да и тот тезис, что он сформулировал в прощальном письме Мэй – о том, что Британия при мягком Brexit движется «к статусу колонии, и многим людям будет непросто найти хоть какие-то экономические или политические выгоды от этого положения», - это скорее заготовка для какой-то предвыборной речи, чем разрушительная критика шагов действующего кабинета, с которыми он принципиально не согласен. 

Джонсона нередко обвиняли в беспринципности, как человека, который «внашивается в любую обувь», в зависимости от ситуации

Он, кстати, долго тянул с тем, чтобы обозначить открыто свою позицию по Brexit, и лишь ближе к референдуму сказал «за» и стал главной фигурой этого процесса. И хотя его можно назвать более или менее внятным британским империалистом (чего стоит, например, его высказывание об Африке: «Этот континент - пятно на карте, но не на нашей совести. Его проблема состоит не в том, что мы когда-то правили там - проблема в том, что мы не правим там больше»), все-таки и его активное участие в референдуме 2016-го, и нынешний демарш больше говорят не о взглядах, а о политических амбициях. 

Как написал сразу после его отставки колумнист The Guardian Мартин Кетлл: «Единственное, что не изменилось, это амбиции Джонсона. У него может быть ум и характер второго класса, но у него первоклассное эго… Его самооценка столь же невоздержанна, как и Трамповская». 

Иными словами, о правительственном кризисе нельзя судить по поступку Джонсона. Возможно, это просто начало его извилистого пути на Даунинг-стрит, 10. После победы евроскептиков многие полагали, кстати, что он выдвинет свою кандидатуру на пост главы Консервативной партии и премьер-министра страны. Но его тогда в желании взобраться на вершину партийной пирамиды опередил ближайший сподвижник по Brexit, министр юстиции Майкл Гоув. И Джонсону, по-видимому, пришлось скорректировать свои бонапартистские планы. Но это, однако, вряд ли может означать, что они растаяли, как лондонский туман в ясный день. 

О серьезных проблемах в британском правительстве судить следует не по отставке этого «потомка турецко-подданного»

Это, между прочим, не фигура речи. Прадед Бориса по отцовской линии был министром внутренних дел в правительстве последнего Великого визиря Османской империи и отдавал приказ об аресте Кемаля Ататюрка. Правда, когда Ататюрк пришел к власти, был отдан уже другой приказ, и бывшего министра быстренько линчевали. Видимо, экзотика никуда не исчезает из фамильного древа, если уж она там поселилась. Разве что слегка модернизируется. К примеру, уходит в медийность. Так вот, вполне медийный персонаж Джонсон, повторюсь, мало что говорит о периоде полураспада британского правительства. Зато об этом буквально вопиет сухая статистика.

Отставка Джонсона стала шестой в кабинете Терезы Мэй за последние восемь месяцев. И на самом деле это уже серьезно.

Был, конечно, забавный казус с главой аппарата правительства Дэмианом Грином, вынужденным уволиться в декабре 2017-го после того, как на его компьютере обнаружили порнографию. Но все остальные отставки были все-таки менее «клубничными», а одну даже, министра обороны Майкла Фэллона, СМИ связали с интригами, при помощи которых тот пытался внутри правительства избавиться от сторонников Brexitа.  

То есть Brexit оказался фактором, способным рушить карьеры и вбивать клинья между теми, кто сегодня руководит страной. И пока что окончания политическим американским горкам на Британских островах не видно. Аналитики предсказывают дальнейшие исходы из правительственных апартаментов. И уже сейчас не очень понятно, как Терезе Мэй вообще управляться со всеми этими неприятностями. И как гасить кадровый голод. А он, по-видимому, существует. Даже тот, кого после ухода Джонсона моментально определили управлять внешнеполитическим ведомством, Джереми Хант, кажется шахматной фигурой, которую поставили не на ту клетку.

В двух правительствах Дэвида Кэмерона и Терезы Мэй, он руководил здравоохранением. Если это как-то и связано иностранными делами, то, вероятно, лишь в той мере, в какой и та, и другая работа – нервные. И лучше, конечно, иметь опыт предоставления скорой помощи и запас таблеток, чтобы не пасть жертвой какого-нибудь сердечного приступа на новом посту. А заодно уберечь от этого зла всех своих коллег. Ну, тех, кто еще остался на капитанском мостике Британии.

8
Делятся
Google+
Подписка на фокус

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.