Все статьиВсе новостиВсе мнения
Мнения
Журнал
Красивая странаРейтинги фокуса

Увидеть Одессу и умереть

Чтобы понять Украину, нужно выбросить телевизор, выключить компьютер и телефон и взять билет на поезд куда подальше
000


Отъехать за пределы Киева на приличное расстояние и немного посмотреть страну мне удалось лишь в минувшие выходные, хотя живу я в Украине почти год. Сразу оговорюсь, увидеть получилось не так уж много. 

Целью моей была Одесса, а путь лежал через заброшенные и вымирающие деревни области. Прежде такое я видел только в нетуристическом Таиланде. Отсутствие водопровода, канализации, газа, магазинов и поликлиник местные жители компенсируют наличием в каждом жилом дворе спутниковой тарелки. Сами селяне объясняют такое увлечение высокими технологиями непреходящей любовью к российскому телевидению. Тут знают всё, о чём вещает Останкино: и сколько машин у Путина, и как живётся Ксении Собчак, и даже высокие отношения между президентом и премьером России не остаются без должного внимания. При этом о своих, родных политиках и светских дивах тут даже слышать не хотят: Прыщавый и Коса – самые ходовые прозвища сами знаете кого. Разве что комментируют новую причёску Тимошенко и франкфуртский конфуз Луценко. Свобода слова и прин­ципы демократии несутся прямо с крыш сараев на всю округу. Проштрафившегося главу МВД тут без стеснения наделяют эпитетами по большей части непечатными. Однако совсем не киевская жизнь занимает селян, да и московская кажется какой-то далёкой и нереальной, словно захватывающий бразильский сериал. Здесь царят тяжёлый быт, огород и события местного значения, по драматизму ничуть не уступающие высокой политике. 

«Отсутствие водопровода, канализации, газа, магазинов и поликлиник местные жители компенсируют наличием спутниковых тарелок»


Вот одна из последних историй. В одном из сёл Любашевского района жили мать с сыном. К своим тридцати отпрыск успел побывать в тюрьме, из заключения вернулся не так давно. Вернулся и испытал проблемы с тем, что принято называть социальной адаптацией. Вопрос решили радикально. По семейному сговору сын должен был ударить мать топором по руке. Приложить не сильно, а так, слегка. Мать поднимает шум, вызывают милицию – обидчика забирают обратно на зону, где ему, по общему мнению, жилось несравнимо лучше, чем в родном селе. Так и сделали. Сына увезли, осудили и посадили. Рана зажила, мать успокоилась: там, в заключении, сыну и привычнее, и сытнее. От эдакой достоевщины я уехал на маршрутке в Одессу. 

Лёгкий стресс этот город снимает великолепно. Даже если учесть, что львиная доля носителей местного колорита живёт теперь совсем у других морей, непередаваемая «атмосфэра» сохранилась здесь во многом благодаря домам и дворам, не знавшим реставрации, полуразрушенным, грязным, но всё-таки одесским. В самом центре города буквально на моих глазах от балкона высокого дореволюционного дома отвалился массивный кусок лепнины. 

Немного пролетев, элемент памятника архитектуры снёс подчистую целый балкон этажом ниже. Обвал совсем не помешал обычному распорядку жизни одесситов: люди мирно прогуливались, обходя осколки ампира, магазин на первом этаже рассыпающегося дома и не думали закрывать. Никаких вам ремонтников, заградительных лент, аварийных, пожарных и прочих спасателей. 

Другой эпизод – совсем как из кино. Проходя по улице, я мельком заглянул в одну из арок. Не зайти было невозможно: в центре двора стоял заброшенный колодец, к которому любовно приварили несколько металлических труб и повесили горшки с петуниями. Всю параджановскую композицию венчали два цветка, сложенных из желтых и фиолетовых воздушных шариков. Под инсталляцией на скамейке сидели две женщины (представились Людой и Катей), медитативно смотрящие сквозь арку на улицу. Подошёл и разговорился. Поток одесского сознания унёс от реальности к истории двора мимо воспоминаний, рассуждений о пенсиях и политиках, через рассказы о ценах на жильё и местных кошках. Под конец одна из задумчивых дам говорит: 

– Жаль, нет у меня револьвера. 

– А зачем он вам? – спрашиваю. 

На что последовал ответ, достойный Веры Засулич: 

– Я одинокая, мне терять нечего. Поеду в Киев и застрелю весь этот политикум. 

А вы говорите широкая коалиция, импичмент, выборы… Есть в Украине Одесса, где безнадёжные романтики (Катя и Люда), украшая колодец воздушными шариками, мечтают о том, чтобы кто-нибудь подарил им револьвер.

0
Делятся
Google+
Подписка на фокус
Наши ленты

ФОКУС, 2008 – 2017.
Все права на материалы, опубликованные на данном ресурсе, принадлежат ООО "ФОКУС МЕДИА". Какое-либо использование материалов без письменного разрешения ООО "ФОКУС МЕДИА" - запрещено. При использовании материалов с данного ресурса гиперссылка www.focus.ua обязательна.

Данный ресурс — для пользователей возрастом от 18 лет и старше.

Перепечатка, копирование или воспроизведение информации, содержащей ссылку на агентство ИнА "Українські Новини", в каком-либо виде строго запрещены.

Все материалы, которые размещены на этом сайте со ссылкой на агентство "Интерфакс-Украина", не подлежат дальнейшему воспроизведению и/или распространению в любой форме, кроме как с письменного разрешения агентства.

Материалы с плашками "Р", "Новости партнеров", "Новости компаний", "Новости партий", "Инновации", "Позиция", "Спецпроект при поддержке" публикуются на коммерческой основе.