Таракан ядерной зимой. Тереза Мэй устояла, но выхода из тупика Brexit нет

2019-01-18 09:26:00

495 6
Таракан ядерной зимой. Тереза Мэй устояла, но выхода из тупика Brexit нет

Фото: South China Morning Post

Британии и ЕС, вероятно, придется идти по пути заключения точечных соглашений в разных сферах

"Корабль дураков плывет дальше. Его капитан и экипаж, кажется, не видят, что идут прямо на мель", – так оценил итоги заседания в британском парламенте в минувшую среду обозреватель The Guardian Джон Грейс. 

За этим не очень изысканным образным рядом скрывается не уступающее ему по драматизму событие: правительство Терезы Мэй прошло через процедуру вотума недоверия и устояло. Хотя днем ранее Палата общин подавляющим большинством голосов отклонила согласованный Лондоном и Брюсселем проект договора о выходе из ЕС. 

Это, собственно, и дало основание лидеру оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбину в очередной раз проверить главу кабинета на прочность. Сбросить ее с "капитанского мостика" не удалось. Как ядовито пошутил тот же Грейс: "Корбин достойно объяснил, почему Мэй не справилась с Brexit, но это сегодня может сделать любой, кто смотрит телевизор. Чуть хуже ему удалось объяснить, почему он должен сменить Мэй на посту премьера". 

Пиррова победа Мэй с ничтожной разницей в 19 голосов подбила Independent разразиться цветистой уничижительной тирадой: "Она несокрушима. Она – таракан в ядерную зиму. Водоросль, выживающая в сернистом газе из подводного вулкана, на семимильной глубине от дневного света. Это Nokia 5210".  

Однако дело не в том, как медиа костерят "леди вечного кризиса", которая всякий раз пробуждается в "День сурка" (метафора теперь уже от американской The New York Times). Главное, что сюрреалистическая непотопляемость Мэй не выводит Британию из тупика под названием Brexit. И сегодня судить о перспективах развития ситуации – все равно что гадать на кофейной гуще: интерпретаций куда больше, чем почвы, из которой они могут расти. Что будет дальше? Как выразился автор The New York Times Пол Кругман: "Бог знает, но и Он, возможно, не уверен". 

Те, кто следит за ходом Brexit, говорят о нескольких возможных вариантах. Один из них Мэй должна будет внести на рассмотрение парламента уже в конце января. Его называют планом "B", однако по утечкам информации из правительства, можно заключить, что Мэй будет предлагать тот же документ, что уже был отвергнут. Решительно отвергнут. 

Причина простая. Брюссель уже несколько раз давал понять, что не намерен ни строчки менять в 600-страничном соглашении, на которое ушло два года работы. Такую позицию ЕС критикуют даже те, кто с известной долей скепсиса оценивал саму идею Brexit. Да, сторонники последней были изрядными фантазерами. Но сегодня, считает Пол Кругман, следует отметать фантазии, в которые давно ударяются еврократы. Они "вели себя на каждом этапе этого процесса так, как если бы Британия была Грецией, и они могли бы затравить ее до капитуляции". Действуй они в менее унизительной манере, все могло бы свестись к мягкому Brexit. 

Сегодня это едва ли возможно. Поэтому – либо тот документ, который стал яблоком раздора для британских парламентариев, либо выход без сделки. С этим, опять-таки, в Лондоне не согласны ни сторонники, ни противники расставания с Евросоюзом. Если допустить, что подобное все же произойдет, тогда Британии и ЕС, вероятно, придется идти по пути заключения точечных соглашений в разных сферах. 

Так или иначе, ворох проблем – это то, что в любом случае обрушится на Объединенное Королевство. По крайней мере, в ближайшие годы. После почти 45-летнего пребывания в таможенном союзе ни Британия, ни ее торговые партнеры не имеют инфраструктуры, необходимой для управления границей, даже дружественной. Осложнение торговли будет означать серьезные убытки, смягчить которые можно будет лишь в долгосрочной перспективе. 

Усидевшая в кресле главы кабинета Мэй едва ли согласится на проведение второго референдума. Если она и будет менять курс, то скорее всего в сторону того, чтобы сдвинуть сроки выхода. Но сделать это будет непросто: нужно будет получить согласие всех 27 стран ЕС. 

Есть, правда, утешительные для Даунинг-стрит новости: европейские "локомотивы", Германия и Франция, заявили о готовности продлить срок "бракоразводного процесса", учитывая политический контекст внутри страны. По данным The Times, сейчас евро-чиновники готовят юридическое решение, которое позволит отложить Brexit и соглашения по нему. Срок – до 2020 года. 

Возможно, это стало бы для Британии меньшим из зол. Неясно лишь, какие еще подводные камни таит в себе даже эта "отсрочка приговора". Зато ясно, что сам Brexit был не столько рациональным, сколько эмоциональным решением, с изрядной долей популизма. Достаточно вспомнить о фигурах, которые приложили руку к его раскрутке. 

Одна из них – Найджел Фарадж. Он несколько лет возглавлял Партию независимости Соединенного Королевства, выступавшую за выход из ЕС. И саму политическую силу, и ее лидера многие критики справедливо упрекали в популизме. В свое время Фарадж восхвалял итальянских избирателей, отвергнувших конституционные реформы премьер-министра Маттео Ренци, за то, что они "пальнули из базуки" по Европе. Сам бы он, конечно, не сдвинул тему Brexit с мертвой точки. Но заручившись поддержкой таких влиятельных тори, как Борис Джонсон и Майкл Гоув, он смог-таки сделать так, чтобы идея "вышла на улицу". И прошла путь от махровой агитации сначала до референдума, а затем и до тех самых 600 страниц. 

Вместо экспертов судьбу страны доверили решать массам, едва ли в полной мере понимающим, чем им придется расплачиваться за последствия такого шага. Собственно, включение рычагов популизма в значительной степени и завело Британию в тупик. 

Это представляется и уроком и, одновременно, закономерным итогом. Как выразился, комментируя последние события на берегах Темзы, Богдан Яременко, дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле: "Оказывается, референдумы и плебисцит не лучший способ решения практических вопросов. Надо доверять и слушать специалистов".

Но, похоже, уличная история Brexit сегодня еще продолжается. Еще и поэтому предсказать ее итог столь проблематично. Единственное, о чем можно говорить с определенностью, – без потерь из этих битв Лондону не выйти.

Все материалы автора можно прочитать здесь

Loading...